Preview

Сахарный диабет

Расширенный поиск
Том 25, № 2 (2022)
Скачать выпуск PDF
https://doi.org/10.14341/DM20222

Оригинальные исследования 

104-111 646
Аннотация

ОБОСНОВАНИЕ. Вариабельность уровня глюкозы (ВГ) признана фактором риска микрососудистых и макрососудистых осложнений сахарного диабета и гипогликемии. Для оценки ВГ предложен ряд индексов, однако общепринятые нормальные референсные значения этих индексов отсутствуют.

ЦЕЛЬ. Установить референсные значения суточных, дневных и ночных параметров ВГ по данным непрерывного мониторинга глюкозы (НМГ) у лиц молодого и среднего возраста c нормальной толерантностью к глюкозе.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ. У 50 человек, 20 мужчин и 30 женщин в возрасте от 22 до 56 лет, с нормальными показателями перорального глюкозотолерантного теста и гликированного гемоглобина А1с, проведен «слепой» 6–7-дневный НМГ. Параметры ВГ: стандартное отклонение (SD), коэффициент вариабельности (CV), среднюю амплитуду колебаний гликемии (MAGE), 2-часовой индекс длительного повышения гликемии (СONGA), индекс лабильности (LI), J-индекс, скорость изменений уровня глюкозы (MAG), М-value, индекс риска гипергликемии (HBGI), индекс риска гипогликемии (LBGI) рассчитывали для суточных записей, дневных (6.00–23.59) и ночных (0.00–5.59) ч.

РЕЗУЛЬТАТЫ. 95% доверительные интервалы для суточных записей составили: средний уровень ­глюкозы 5,2–6,6 ммоль/л, SD 0,5–1,3 ммоль/л, CV 9,1–23,2%, MAGE 1,2–3,2 ммоль/л, CONGA 4,3–5,9 ммоль/л, MAG 0,5–2,1 ммоль/л/ч, LI 0,1–1,3 (ммоль/л)2/ч, J-индекс 11,3–18,6 (ммоль/л)2, M-value 0,4–4,4, HBGI 0,1–1,9, LBGI 0,3–3,2. Были установлены следующие дневные показатели: средний уровень глюкозы 5,3–6,7 ммоль/л, SD 0,5–1,4 ммоль/л, CV 8,7–24,5%, MAGE 1,2–3,4 ммоль/л, CONGA 4,3–5,9 ммоль/л, MAG 0,6–2,5 ммоль/л/ч, LI 0,2–1,6 (ммоль/л)2/ч, J-­индекс 11,2–19,6 (ммоль/л)2, M-value 0,2–3,8, HBGI 0,1–1,9, LBGI 0,3–3,0. Значения ночных показателей: средний уровень глюкозы 4,7–6,4 ммоль/л, SD 0,3–0,9 ммоль/л, CV 5,3–17,9%, MAGE 0,7–2,7 ммоль/л, CONGA 4,1–5,8 ммоль/л, MAG 0,3–1,8 ммоль/л/ч, LI 0,05–0,8 (ммоль/л)2/ч, J-индекс 8,5–17,5 (ммоль/л)2, M-value 0,2–5,2, HBGI 0–0,9, LBGI 0,3–3,6.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Полученные референсные значения индексов ВГ целесообразно учитывать в научных исследованиях и в клинической практике при интерпретации результатов НМГ у лиц молодого и среднего возраста.

112-119 817
Аннотация

Актуальность. Эффективность и безопасность фиксированной комбинации (ФК) инсулина гларгин 100 Ед/мл и ликсисенатида для лечения пациентов с сахарным диабетом 2 типа (СД2) продемонстрирована в рамках обширной программы рандомизированных клинических исследований. Однако до сих пор отсутствовали данные о результатах применения препарата в реальной клинической практике в Российской Федерации.

Цель. Описать исходные характеристики больных с СД2, которые начали получать ФК инсулина гларгин 100 Ед/мл и ликсисенатида в период с ноября 2018 г. по июль 2020 г., и оценить эффективность использования ФК инсулина гларгин 100 Ед/мл и ликсисенатида (Соликва СолоСтар®) на протяжении 6–12 мес терапии в условиях реальной амбулаторной практики.

Материалы и методы. SOLO — ретроспективное когортное исследование, проведенное на территории Российской Федерации, в Москве. В исследование включались взрослые (≥18 лет) пациенты с СД2, с уровнем HbA1c ≥7% при наличии доступной ретроспективной медицинской информации за период ≥180 дней до старта терапии ФК инсулина гларгин 100 Ед/мл и ликсисенатида и при наличии одного или более результата HbA1c в течение 150–210 дней после начала терапии.

Результаты. В исследование были включены 383 человека. Средний возраст составил 59,9±8,3 года; ИМТ — 36,4±6,3 кг/м2; доля пациентов с ИМТ≥35 кг/м2 — 52,2%. Начальный уровень HbA1c — 9,14±1,08%. 65,0% пациентов исходно получали пероральные сахароснижающие препараты (ПССП); 31,3% — ПССП в сочетании с базальным инсулином (БИ), 1,0% — другую терапию (агонисты рецепторов глюкагоноподобного пептида 1, базис-болюсную инсулинотерапию, монотерапию базальным инсулином), без сахароснижающей терапии на момент индексного события находились 2,6% пациентов. Средний уровень HbA1c через 6 мес терапии составил 7,78±0,80%, через 12 мес — 7,40±0,61%. Отмечено статистически значимое снижение массы тела (101,62±20,64 кг) на 1,96±4,03 кг за 6 мес и на 3,13±4,71 кг за 12 мес наблюдения (p<0,001). В течение 12 мес терапии у 4 пациентов (1,04%) были отмечены подтвержденные симптоматические гипогликемии (гликемия ≤3,9 ммоль/л). Тяжелых гипогликемий не зарегистрировано.

Заключение. В реальной амбулаторной практике назначение ФК инсулина гларгин 100 Ед/мл и ликсисенатида пациентам с СД2, не достигшим целевых значений гликемического контроля на ПССП или ПССП в комбинации с БИ, приводило к улучшению показателей гликемического контроля и снижению массы тела, c низким риском гипогликемий.

120-127 165
Аннотация

ОБОСНОВАНИЕ. Диабетическая нефропатия (ДН) — специфическое поражение почек, которым страдают до 40% пациентов с сахарным диабетом 1 типа (СД1). До сих пор имеется недостаточно знаний об активности реакций окислительного стресса у больных СД1 с разным уровнем альбуминурии.

ЦЕЛЬ. Оценить у мужчин с СД1 и разными уровнями альбуминурии уровни показателей окислительного повреждения липидов, ДНК и антиоксидантной защиты.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ. Исследование проводилось в течение 2018–2019 гг. В основную группу были включены 56 мужчин репродуктивного возраста с СД1, разделенных на 2 группы: 24 пациента с альбуминурией уровня А1 (группа А1) и 32 пациента с альбуминурией уровня А2 (группа А2). Контрольную группу составили 28 здоровых мужчин. Произведена оценка содержания показателей окислительного стресса, а также активности различных звеньев системы антиоксидантной защиты. Использованы спектрофотометрические, флуориметрические и иммуноферментные методы исследования.

РЕЗУЛЬТАТЫ. У пациентов группы А1 в сравнении с контролем отмечались более высокие значения медианы первичных — диеновых конъюгатов, вторичных — кетодиенов и сопряженных триенов, конечных — шиффовых оснований продуктов липопероксидации и 8-гидрокси-2’-деоксигуанозина в сравнении с контролем. Подобные изменения были выявлены также у пациентов группы А2. Межгрупповые различия касались повышенных значений медианы вторичных продуктов перекисного окисления, реагирующих с тиобарбитуровой кислотой, и 8-гидрокси-2’-деоксигуанозина у пациентов группы А2 в сравнении с группой А1. Активность системы антиоксидантной защиты в группе А1 относительно контроля характеризовалась повышенными значениями медиан глутатионпероксидазы, восстановленного и окисленного глутатионов и ретинола. У пациентов группы А2 в сравнении с контролем отмечались более высокие значения медиан глутатионпероксидазы, восстановленного и окисленного глутатионов. Корреляционный анализ в группе А1 показал наличие тесных взаимосвязей длительности заболевания с продуктами липопероксидации, уровня гликированного гемоглобина с 8-гидрокси-2’-деоксигуанозином. В группе А2 отмечались зависимости показателей соотношения альбумин/креатинин с длительностью заболевания и скорости клубочковой фильтрации с уровнем креатинина.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. У мужчин с СД1 вне зависимости от уровня альбуминурии отмечаются более высокие значения параметров окислительного повреждения липидов и ДНК, а также наличие тесных взаимосвязей этих показателей с длительностью заболевания, что может быть использовано для разработки потенциальных стратегий профилактики и ранней терапии ДН

128-135 244
Аннотация

ОБОСНОВАНИЕ. Сахарный диабет (СД) и артериальная гипертония (АГ) относятся к независимым детерминантам риска мозгового инсульта, а их сочетание многократно повышает частоту церебральных осложнений. Выявление факторов, связанных с развитием доклинических повреждений головного мозга, может изменить терапевтическую стратегию предупреждения развития мозговых катастроф. Тем не менее, данных по этому вопросу для больных СД в сочетании с резистентной АГ (РАГ) по-прежнему недостаточно.

ЦЕЛЬ. Изучить характер церебрососудистых изменений по данным магнитно-резонансной томографии (МРТ) головного мозга у больных СД 2 типа (СД2) в сочетании с РАГ и выявить факторы, вовлеченные в их развитие.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ. В одноцентровое наблюдательное одномоментное одновыборочное неконтролируемое исследование включены 46 больных СД2 с РАГ. Анализировали данные МРТ головного мозга (1,5 Тесла) с измерениями индекса Эванса (ИЭ), общеклинические и лабораторные показатели (глюкоза, инсулин, С-пептид, лептин, резистин, альдостерон, высокочувствительный С-реактивный белок (вчСРБ), фактор некроза опухоли альфа (ФНО-альфа), инсулиноподобный фактор роста-1 (ИПФР-1)), офисное и среднесуточное артериальное давление (АД), периферическую и церебральную вазореактивность (тест с гипервентиляцией и задержкой дыхания).

РЕЗУЛЬТАТЫ. Наиболее частыми МРТ-изменениями были расширения желудочков (45%) и субарахноидальных пространств (65%), повреждения белого вещества (ПБВ) фокального характера (52%) и в перивентрикулярной области (ПВО) (89%). Выявлены множественные прямые корреляционные взаимосвязи показателей углеводного обмена (гликированный гемоглобин, глюкоза, инсулин, С-пептид) со степенью ПБВ в ПВО, плотностью МРТ-сигнала от базальных ядер и значениями ИЭ. Уровни адипокинов имели прямую связь с поперечным размером хиазмальной цистерны и значениями ИЭ (для резистина), а также с плотностью МРТ-сигнала от базальных ядер и с увеличением ИЭ (для лептина). Увеличение значений ИЭ было дополнительно взаимосвязано с возрастанием уровня ИПФР-1. Уровень альдостерона коррелировал с поперечным размером III желудочка. Повышение концентраций ФНО-α и вчСРБ сопровождалось увеличением плотности МРТ-сигнала в ПВО. Нарушение цереброваскулярной реактивности было связано с повышением плотности МРТ-сигнала в ПВО и выраженностью косвенных признаков атрофии головного мозга (увеличение ИЭ, расширение цистерн, боковых желудочков). Снижение периферической вазореактивности ассоциировалось с увеличением значений ИЭ и расширением III желудочка. Прямых корреляционных связей выраженности структурных изменений головного мозга с показателями АД не обнаружено.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Для сочетания СД2 с РАГ характерна высокая частота повреждения белого вещества и расширения ликворных пространств, выраженность которых коррелирует с тяжестью метаболических, нейрогормональных и гемодинамических расстройств в отсутствие прямой связи со степенью повышения АД.

136-144 279
Аннотация

Обоснование. Сахарный диабет 2 типа (СД2) увеличивает риск развития сердечно-сосудистых заболеваний. ­Актуальным является поиск факторов, взаимосвязанных с развитием неблагоприятных сердечно-сосудистых событий (НССС) у больных СД2 за длительный период наблюдения.

Цель. Выявить взаимосвязь клинико-лабораторных и эхокардиографических (ЭхоКГ) показателей с развитием отдаленных НССС при СД2.

Материалы и методы. 94 больным СД2 (средний возраст — 55,3±5,5 года, 65% женщин) без проявлений умеренной и тяжелой хронической сердечной недостаточности (ХСН), нарушенной функции почек, тяжелой соматической патологии проводили клинико-лабораторное и ЭхоКГ-обследование, тест 6-минутной ходьбы (ТШХ), определяли уровень N-концевого пропептида натрийуретического гормона В-типа (NT-проBNP) в плазме крови. Измеряли вариабельность гликемии натощак и в течение суток, рассчитывая стандартное отклонение (SD) и коэффициент вариации (CV) не менее 3 значений глюкозы крови за 3 дня. Анализ НССС (смерть от любых причин, инфаркт миокарда, острое нарушение мозгового кровообращения, декомпенсация ХСН, реваскуляризация миокарда по экстренным показаниям) проводили через 8,8±0,72 года (n=88). Больных СД2 разделили на 2 группы — без НССС (1-я группа, n=54) и с НССС (2-я группа, n=34). Поиск предикторов отдаленных НССС осуществляли с помощью метода логистической регрессии.

Результаты. Исходно 2-я группа отличалась от 1-й группы большей длительностью СД2, большей частотой стабильной ишемической болезни сердца — СИБС (55,9% vs 27,8%, p=0,008), альбуминурии >30 мг/сут (66,7% vs 37,3%, p=0,008), начальных проявлений ХСН (67,8% vs 21,8%, p=0,001), большей вариабельностью гликемии натощак (SD 2,07 ммоль/л vs 1,2 ммоль/л, р=0,003) и в течение суток (SD 2,3 ммоль/л vs 1,6 ммоль/л, р=0,001, CV 28,2% vs 18,8%, p=0,001), большими значениями уровня NT-проBNP (46,9 пг/мл vs 24,2 пг/мл, р=0,012), большими размерами левого предсердия (4,4 см vs 4,1 см, р=0,039), меньшей дистанцией ТШХ (390 м vs 410 м, р=0,04). Методом логистической регрессии выявлены признаки, наиболее взаимосвязанные с отдаленными НССС у больных СД2: CV гликемии в течение дня (р=0,0012), размер левого предсердия (р=0,02) и начальные проявления ХСН (р=0,03).

Заключение. У больных СД2 развитие отдаленных НССС ассоциировано с такими факторами, как повышение вариабельности гликемии, уровня NT-проBNP, увеличение размера левого предсердия, снижение толерантности к физической нагрузке. По данным логистической регрессии, наиболее значимыми показателями, ассоциированными с неблагоприятными исходами, являются увеличение CV гликемии в течение дня, увеличение размера левого предсердия, наличие начальных проявлений ХСН.

145-154 227
Аннотация

ОБОСНОВАНИЕ. Моногенный сахарный диабет (МСД) — это редкая форма сахарного диабета (СД), причиной которого является наличие одной или более мутаций в одном из генов, приводящих к дисфункции β-клеток поджелудочной железы. Несмотря на достаточную известность наиболее распространенных подтипов MODY, случаи МСД остаются недиагностированными и классифицируются как СД 1 и 2 типов.

ЦЕЛЬ. Изучить клинические, лабораторные характеристики, а также возрастные особенности GCK-MODY у детей.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ. Изучаемая популяция — пациенты с GCK-MODY в возрасте до 18 лет. Диагноз подтвержден результатом молекулярно-генетического исследования — выявление гетерозиготной мутации в гене GCK.

РЕЗУЛЬТАТЫ. MODY-GCK верифицирован у 144 пациентов (131 пробанда и 13 сибсов) в возрасте до 18 лет. В 80,2% случаев (n=105) были выявлены миссенс-мутации. В 59,6% случаев мутации выявлены однократно. Наиболее часто встречались миссенс-мутации p.G261R (n=7) и p.G258C (n=6). Возраст диагностики нарушений углеводного обмена составил 7,6 года [4,0; 11,2]. В 72,2% случаев нарушения углеводного обмена были диагностированы случайно, в 16,7% — обследование проведено по поводу отягощенной наследственности по СД, в 11,1% — отмечались клинические симптомы СД. Гликемия натощак при диагностике составила 6,8 ммоль/л [6,4; 7,3], уровень гликированного гемоглобина (HbA1c) — 6,4% [6,1; 6,7]. При обследовании уровень гликемии натощак соответствовал нормальным значениям у 16,4% пациентов, нарушенной гликемии натощак — у 57,8%, диабетическим значениям — 25,8%. На 120-й минуте при проведении орального глюкозотолерантного теста у 62,3% пациентов уровень гликемии соответствовал нарушенной толерантности к глюкозе, у 18,9% — диабетическим значениям, у 11,7% пациентов — нормальным показателям гликемии. Выявлена умеренная положительная корреляция между возрастом обследования и уровнями гликемии натощак (r=0,347; p<0,01), С-пептида (r=0,656; p<0,001) и инсулина (r=0,531; p<0,001). Инсулинорезистентность (ИР) по индексу НОМА выявлена у 21 пациента (14,5%), экзогенно-конституциональное ожирение — у 6 пациентов (4,2%). У 9 пациентов (6,25%) выявлено умеренное повышение титра специфических панкреатических антител (АТ). Наличие ИР, ожирения, АТ не оказывало влияния на уровень HbA1c. В 92,3% случаев компенсации углеводного обмена удавалось достичь на фоне диеты, в 4,2% был назначен инсулин, 2,1% — метформин, 1,4% — препараты сульфонилмочевины.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. У детей нарушения углеводного обмена при GCK-MODY диагностируются чаще всего случайно, асимптоматически в любом возрасте, в том числе с рождения, характеризуются сочетанием нарушения гликемии натощак и нарушения толерантности к глюкозе и, как правило, не требуют назначения сахароснижающей терапии.

155-165 674
Аннотация

ОБОСНОВАНИЕ. Сахарный диабет 1 типа (СД1) характеризуется развитием абсолютной недостаточности инсулина, однако у некоторых пациентов остаточная секреция инсулина может сохраняться длительное время. Оценка уровня С-пептида полезна для дифференциальной диагностики типа СД в сложных случаях, может использоваться для оценки резерва поджелудочной железы как в клинической практике, так и в клинических исследованиях.

ЦЕЛЬ. Оценить уровень С-пептида и распространенность панкреатических аутоантител (Ат) у детей с СД1 при разной длительности заболевания и выявить факторы, ассоциированные с сохранной секрецией С-пептида.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ. Одноцентровое одномоментное исследование, включающее данные 703 детей с СД1, госпитализированных в ФГБУ «НМИЦ эндокринологии» в 2016–2020 гг., у которых исследовался уровень С-пептида и выявлен положительный титр одного или более специфических Ат (к транспортеру цинка (ZnT8), тирозинфосфатазе (IA-2), глутаматдекарбоксилазе (GAD), цитоплазматическим структурам β-клеток (ICA), антиинсулиновых Ат (IAA)). ­Пациенты были распределены на 3 группы по длительности СД1: 1-я — <1 года, 2-я — от 1 до 5 лет, 3-я — >5 лет.

РЕЗУЛЬТАТЫ. Медиана уровня С-пептида натощак в 1-й группе составила 0,6 нг/мл [0,27; 1,09]; во 2-й — 0,2 нг/мл [0,01; 0,8]; в 3-й — 0,01 нг/мл [0,01; 0,037]. Сохранная секреция С-пептида (>0,6 нг/мл) определялась в 1-й группе в 51,4%, во 2-й — в 31,4%, в 3-й — в 11,4% случаев. У пациентов с ожирением чаще определялся уровень С-пептида выше 1,1 нг/мл в первый год заболевания (65,2%) и при длительности 1–5 лет (35,7%) по сравнению с детьми с нормальным (18,5 и 14,5%) и избыточным весом (15,7 и 19%), p<0,01. Выявлена отрицательная зависимость между уровнем С-пептида и длительностью СД1 (r=-0,489; p=0,000), суточной дозой инсулина (r=-0,637; p=0,000); положительная ассоциация выявлена с возрастом диагностики СД1 (r=0,547; p=0,000). Частота выявления одного вида Ат в общей группе составила 29,5%, 2 видов — 33,6%, 3 и более — 36,9%. Распространенность IA-2, ZnT8 снижалась с увеличением длительности заболевания (p<0,05 и p<0,01), а частота выявления ICA увеличивалась (p<0,01). Ассоциации между видом, количеством, титром Ат и уровнем С-пептида, длительностью СД1 и возрастом манифестации заболевания не получено.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Уровень С-пептида у детей с СД1 в первые 5 лет от манифестации значимо выше при более старшем возрасте диагностики заболевания СД и наличии ожирения. Частота выявления IA-2, ZnT8 снижается с увеличением длительности заболевания СД1, а частота выявления ICA увеличивается. Не выявлено ассоциации между уровнем С-пептида и видом, количеством и титром Ат.

166-173 245
Аннотация

Актуальность. Препараты сульфонилмочевины (ПСМ) часто используются для 2 и 3-й линий терапии сахарного диабета 2 типа (СД2). В настоящее время нет единых рекомендаций, регламентирующих выбор препаратов для 2-й линии терапии при отсутствии сердечно-сосудистой и почечной патологии, что требует изучения.

Цель. Изучить данные регистра сахарного диабета (СД) Московской области (МО) для оценки соответствия проводимой сахароснижающей терапии актуальным отечественным и международным рекомендациям по лечению СД2.

МатериалЫ и методы. Структура сахароснижающей терапии препаратами неинсулинового ряда (ПНИР) изучалась у пациентов с СД2 по данным регистра СД МО. Анализ проведен по состоянию на 02.06.2021. Анализировались общая группа пациентов с СД2 (237 479 человек), группа пациентов 60 лет и более (188 644 больных). Лица с впервые установленным диагнозом СД2 проанализированы за 2020 г. (5088 человек).

Результаты. Медикаментозную сахароснижающую терапию получают 97,6% пациентов с СД2. Из них ПНИР принимают 79,07%, инсулин+ПНИР — 11,37%. На монотерапии находятся 44,4%, на комбинации из 2 препаратов — 29,3%, из 3 — 5,3% пациентов. В назначениях ПНИР лидирует метформин (69,4% всех пациентов и 81,3% при впервые выявленном СД2). ПСМ находятся на 2-м месте при лечении СД2 (50% всех пациентов, 24,1% у впервые выявленных), ингибиторы дипептидилпептидазы 4 — на 3-м месте (12,1 и 12,6% соответственно). Среди лиц 60 лет и более гликлазид МВ принимают 25,99% пациентов, глибенкламид — 14,3%, глимепирид — 7,7%.

Выводы. По данным регистра СД МО, терапию ПСМ принимают половина пациентов с СД2 и четверть — с впервые выявленным СД2. В качестве препарата 1-й линии ПСМ занимают 2-е место после метформина и наиболее часто используются в двойной и тройной комбинациях терапии СД2. В старшей возрастной группе из ПСМ отдается предпочтение гликлазиду МВ.

174-185 419
Аннотация

BACKGROUND: For the past few decades, there have not been many studies done regarding diabetic patients’ perspectives. Diabetes mellitus is serious long-term care required for older patients. The facilitators have an important role in supporting diabetes patients.

AIM: The study aimed to assess and compare patients’ and caregivers’ perception of diabetes self-monitoring (DSM) and affects the Diabetes Self-Management Instrument (DSMI) of type-2 diabetic patients in both glycemic controlled and uncontrolled patients.

MATERIALS AND METHODS: The descriptive cross-sectional qualitative method was used to gather data from 25 participants among type II diabetes patients. Patients were recruited from the outpatient diabetes clinics in southern Thailand. Data were collected using a semi-structured in-depth interview guide and the focus group discussion. A thematic analysis approach was used to process the data.

RESULTS: From this study, 60% of the participants were among the uncontrolled glycemic group while 40% were the controlled group. The controlled group was found to have better self-management in the five themes of a healthy diet, regular exercise, medication taking, and risk prevention than the uncontrolled group. T2DM elderly in a controlled group has self-awareness and diabetic management intention higher than the uncontrolled group. The patient’s attitudes revealed five themes described fours themes of diabetic self-management intentions as reasoning, deciding, acting, and evaluating to perform self-management of older T2DM patients.

CONCLUSION: The elderly T2DM in the glycemic control group had self-awareness and intended to manage their diabetes and received more family support than those who were unable to control their blood sugar levels. Perceptions of elderly diabetic patients, their caregivers, and health workers revealed a common concern for behavioral intentions: obtaining self-care support from healthcare professionals and their families were the most important aspect of glycemic control in the elderly

Обзоры 

186-191 152
Аннотация

Распространенность сахарного диабета (СД) за последние десятилетия значительно возросла. Наиболее частыми офтальмологическими проявлениями СД являются ретинопатия, эпителиопатии, эрозии роговицы и синдром сухого глаза, симптомы которого выражены в большей степени, чем у людей, не страдающих диабетом. Мейбомиевы железы, являясь основным источником различных липидов, участвуют в формировании липидного слоя слезной пленки, препятствующей испарению водно-муциновой фазы и обеспечивающей сохранность гомеостаза глазной поверхности. Мейбум — богатый липидами секрет, вырабатываемый полностью дифференцированными мейбоцитами. Нарушение секреции инсулина, инсулинорезистентность, абсолютный дефицит инсулина, а также гипергликемия потенцируют развитие оксидативного стресса и каскада метаболических изменений, приводящих к изменению анатомо-функционального состояния мейбомиевых желез, что сказывается на качественном и количественном составе секрета. Посредством метода лазерной сканирующей микроскопии были установлены цитологические аномалии, а также изменения структуры выводных протоков мейбомиевых желез у пациентов с длительным течением СД. С помощью метода масс-спектрометрии возможно определить закономерности изменений химического состава мейбума у пациентов, страдающих СД. Полученные данные могут стать одним из критериев прогноза течения, отражать степень компенсации и/или прогрессирования СД.

Клинический случай 

192-198 189
Аннотация

Сочетанная трансплантация почки и поджелудочной железы (СТПиПЖ) в настоящее время является эффективным методом лечения пациентов, находящихся на заместительной почечной терапии (ЗПТ) программным гемодиализом (ГД) в исходе терминальной стадии диабетической нефропатии. Данный метод лечения решает сразу несколько проблем: уменьшает выраженность интоксикационного синдрома, способствует достижению эугликемии в большинстве случаев, что, несомненно, позволяет замедлить прогрессирование микро- и макрососудистых осложнений сахарного диабета. Однако, несмотря на благоприятное влияние эугликемии и нормализацию почечной функции, накопленное метаболическое наследие длительно некомпенсированного сахарного диабета продолжает реализовываться, затрудняя посттрансплантационную реабилитацию пациентов. Кроме того, длительность лечения ГД (известного фактора риска сердечно-сосудистых событий) влияет как на исход операции, так и на благоприятное течение посттрансплантационного периода. Наиболее часто после успешной СТПиПЖ наблюдается стабилизация микрососудистых осложнений, однако прогрессирование макрососудистых осложнений, диабетической нейроостеоартропатии и минеральных и костных нарушений при хронической болезни почек диктует необходимость регулярного наблюдения за пациентами после СТПиПЖ командой специалистов, включающей нефролога, эндокринолога, кардиолога, офтальмолога с коррекцией проводимой терапии при необходимости. Таким образом, крайне важное значение имеют как подготовка пациента к трансплантации с максимально ранней постановкой в лист ожидания, так и посттрансплантационная реабилитация впоследствии.

Некролог 

 
199-200 110
Аннотация
18 апреля 2022 года на 93 году жизни скончалась заслуженный врач Российской Федерации, почетный заведующий кафедрой детской эндокринологии Российской медицинской академии последипломного образования, доктор ­медицинских наук, профессор Эльвира Петровна Касаткина.


ISSN 2072-0351 (Print)
ISSN 2072-0378 (Online)