Preview

Сахарный диабет

Расширенный поиск
Том 22, № 6 (2019)
https://doi.org/10.14341/DM20196

Оригинальные исследования 

504-514 329
Аннотация

ОБОСНОВАНИЕ. Своевременная диагностика сахарного диабета 2 типа (СД2) является актуальной задачей для начала лечения и предупреждения осложнений заболевания. Наиболее распространенным методом первичной диагностики является определение глюкозы крови натощак (ГНТ). Альтернативным методом выявления болезни является тест на гликированный гемоглобин (HbA1c), который дороже и потому применяется реже.


ЦЕЛЬ. Моделирование затрат на лечение СД2 во временной перспективе при использовании для диагностики теста на HbA1c в сравнении с анализом ГНТ.


МЕТОДЫ. Ретроспективный анализ агрегированных частей базы данных эпидемиологического российского исследования NATION у 810 больных с предиабетом и СД2, у которых есть результаты тестов на HbA1c и ГНТ с определением чувствительности и специфичности каждого из них. Для клинико-экономической оценки использовали симуляционную модель исходов СД2 с дискретным ходом событий для горизонта 20 лет с определением прямых и непрямых расходов. Были рассмотрены три алгоритма лечения СД2 с точки зрения затрат для своевременно выявленного заболевания и запоздалого диагноза с использованием метформина, глифлозинов, глиптинов, агонистов рецепторов к глюкагоноподобному пептиду, базальных аналогов инсулина и их фиксированной комбинации.


РЕЗУЛЬТАТЫ. Анализ ГНТ дает существенно больше отрицательных ответов в диагностике СД2, чем тест на HbA1c (77,4% и 36,5% соответственно). Однако при этом число ложноотрицательных результатов при ГНТ в 3 раза превышает таковое при определении HbA1c. Тест на HbA1c в 3 раза более точно определяет нарушения углеводного обмена, чем анализ ГНТ. Своевременная диагностика с помощью данных о HbA1c в сравнении с запоздалой по тесту ГНТ позволяет сократить общие расходы на лечение СД2 на 26,3–27,7% в зависимости от рассмотренного алгоритма начатого лечения за счет прогнозируемого снижения числа макрососудистых осложнений вследствие эффективного контроля заболевания. Своевременная диагностика с использованием теста на HbA1c снижает вероятность инвалидизации на 21% к 20-му году моделирования в сравнении с поздним выявлением заболевания с помощью ГНТ.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Тест на HbA1c имеет диагностические преимущества перед анализом ГНТ при первичном обследовании (диспансеризации). Средние прямые и непрямые затраты на одного пациента в 20-летней перспективе, включающие стоимость как рассмотренных анализов, так и смоделированных осложнений СД2, ниже при применении для первичной диагностики теста на HbA1c в сравнении с ГНТ.

515-525 170
Аннотация

ОБОСНОВАНИЕ. Растущий объем данных указывает на увеличение распространенности нормоальбуминурического варианта хронической болезни почек (НА-ХБП) у больных сахарным диабетом 2 типа (СД2), при этом доля альбуминурического варианта снижается.


ЦЕЛЬ. Определить клинические и лабораторные параметры, ассоциированные с различными вариантами ХБП, у больных СД2.


МЕТОДЫ. В наблюдательное одноцентровое одномоментное исследование включены 360 больных СД2 продолжительностью не менее 10 лет. Пациенты с соотношением альбумин/креатинин мочи (АКМ) <3 мг/ммоль и расчетной скоростью клубочковой фильтрации (СКФ) >60 мл/мин/1,73 м2 вошли в группу СД2 без ХБП (n=89). Больные с АКМ <3 мг/ммоль и СКФ <60 мл/мин/1,73 м2 сформировали группу НА-ХБП (n=111). Больные с СКФ ≥60 мл/мин/1,73 м2 и АКМ ≥3 мг/ммоль были отнесены в группу альбуминурии c сохранной функцией почек (А-ХБП–, n=87). Пациенты с СКФ <60 мл/мин/1,73 м2 и АКМ ≥3 мг/ммоль сформировали группу альбуминурической ХБП (А-ХБП+, n=73). Мочевая экскреция белков щелевой диафрагмы подоцитов (нефрина, подоцина) и основного домена WAP-типа, стабилизированного четырьмя дисульфидными связями-2 (WFDC-2), рассматриваемого как маркер тубулоинтерстициального фиброза, определялась с помощью иммуноферментного анализа (ИФА) и сравнивалась со здоровым контролем (n=20).


РЕЗУЛЬТАТЫ. Наличие НА-ХБП было ассоциировано с возрастом ≥65 лет (p=0,0001), длительностью СД2 ≥15 лет (p=0,0009), женским полом (p=0,04), приемом диуретика (p=0,0005). Факторами риска А-ХБП– оказались мужской пол (p=0,01), курение (p=0,01), индекс «талия-бедра» >1 (p=0,01) и концентрация HbA1c >8,0% (p=0,005). С А-ХБП+ были связаны длительность СД2 ≥15 лет (p=0,01) и применение дигидропиридиновых антагонистов кальция (p=0,01). При СД2 экскреция нефрина и подоцина увеличивалась (все p<0,001 в сравнении с контролем), особенно у больных с повышенной альбуминурией (p<0,01 в сравнении с группой НА-ХБП). Экскреция WFDC-2 увеличивалась у мужчин всех «диабетических» групп (p<0,05 в сравнении с контролем) и у женщин со сниженной СКФ (p<0,05 в сравнении с контролем либо НА-ХБП).


ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Варианты ХБП при СД2 гетерогенны по клиническим и лабораторным характеристикам. Изменения экскреции нефрина и подоцина указывают на ассоциацию альбуминурических вариантов с повреждением подоцитов. Снижение СКФ у женщин с СД2 связано с увеличением мочевой экскреции маркера тубулоинтерстициального фиброза WFDC-2.

526-535 283
Аннотация

ОБОСНОВАНИЕ. Особенностью лечения пациенток с любой формой сахарного диабета (СД) во время беременности является необходимость достижения максимально близких к физиологическим значений уровня гликемии как основного условия благополучного течения и исходов беременности. Для выполнения этой задачи необходим поиск эффективных и безопасных режимов инсулинотерапии.


ЦЕЛЬ. Изучить состояние гликемического профиля и исходы беременности у женщин с СД 1 типа (СД1), использовавшим режим постоянной подкожной инфузии инсулина (ППИИ) и режим множественных инъекций инсулина (МИИ).


МЕТОДЫ. Проведено непрерывное мониторирование глюкозы (НМГ) 100 беременным с СД1, использовавшим ППИИ, и 100 женщинам, использовавшим МИИ для оценки эффективности данных режимов инсулинотерапии. Проведены анализ времени нахождения пациенток в целевом диапазоне уровня глюкозы и определение индексов вариабельности гликемии MAGE, MODD и CONGA в I, II и III триместрах беременности.


РЕЗУЛЬТАТЫ. При использовании режима ППИИ достигнута значимо более низкая концентрация HbA1c в I, II и III триместрах беременности – 6,3 [5,9; 7,2]%, 5,9 [5,6; 6,1]% и 5,8 [5,6; 6,2]% по сравнению с группой МИИ – 7,0 [6,2; 7,5]%, 6,3 [5,5; 6,8]%, 6,3 [5,9; 6,7]%. Улучшились показатели вариабельности гликемии (индексов MAGE, MODD и CONGA) уже со II триместра беременности у пациенток с СД1, использовавших режим ППИИ, что не было отмечено у женщин, использовавших режим МИИ. Длительность гипергликемии по результатам НМГ в группе беременных с СД1, использовавших ППИИ, составила 25 [13; 38]% и была ниже этого показателя по сравнению с группой женщин, использовавших МИИ, – 41 [18; 54]% (р<0,01). Отсутствовал риск акушерских и перинатальных осложнений при длительности гипергликемического состояния менее 25% времени проведения НМГ, тогда как риск неонатальной гипогликемии появлялся при длительности гипогликемического состояния у матери с СД1 ≥0,2% времени НМГ. Выявлена связь вариабельности гликемии (индексы MAGE и MODD) с риском развития макросомии, подтверждена зависимость вариабельности гликемии (индексы MODD и CONGA) риск развития неонатальной гипогликемии и преэклампсии.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Комплексная оценка гликемического профиля при использовании НМГ подтвердила преимущества использования ППИИ у беременных с СД1 в достижении целевых значений гликемии, снижении вариабельности гликемии, длительности гипогликемических эпизодов, что привело к снижению частоты акушерских и перинатальных осложнений.

536-541 197
Аннотация

Национальный медицинский исследовательский центр эндокринологии, Москва


ОБОСНОВАНИЕ. Мужской гипогонадизм является частым осложнением сахарного диабета типа 2 (СД2), в связи с этим представляет интерес исследование его клинико-эпидемиологических характеристик.


ЦЕЛЬ. Оценка клинико-эпидемиологических характеристик синдрома гипогонадизма у мужчин с СД2.


МЕТОДЫ. В сплошное одномоментное скрининговое многоцентровое неинтервенционное исследование были включены мужчины с СД2. Период исследования – с ноября 2017 по январь 2019 г. Проводились изучение анамнеза, сексологическое анкетирование, определение лютеинизирующего гормона (ЛГ), глобулина, связывающего половые гормоны, общего тестостерона и гликированного гемоглобина (HbA1c) крови. Уровень свободного тестостерона определялся расчетным методом по Vermeullen. Сравнение групп осуществлялось с использованием метода χ2 с поправкой Йетса, U-критерия Манна–Уитни, также применялся метод ранговой корреляции по Спирмену. Статистически значимыми считали различия при p<0,05.


РЕЗУЛЬТАТЫ. Возраст 554 мужчин, включенных в исследование, составил 55 [50; 58] лет, концентрация общего тестостерона – 12,5 [9,1; 16,4] нмоль/л, свободного тестостерона – 0,266 [0,205; 0,333] нмоль/л, HbA1c – 7,2 [6,2; 8,9] %. Синдром гипогонадизма был выявлен у 181 мужчины (32,7%). Концентрация общего тестостерона у этих пациентов составил 7,8 [6,5; 9,4] нмоль/л, свободного – 0,182 [0,152; 0,217] нмоль/л. У пациентов без гипогонадизма эти показатели составила 14,7 [12,4; 18,0] нмоль/л и 0,308 [0,265; 0,362] нмоль/л, соответственно. Для пациентов с гипогонадизмом в большинстве случаев нормальная, но более низкая концентрация ЛГ – 3,3 [2,2; 4,9] ЕД/л, по сравнению с пациентами без гипогонадизма – 3,8 [2,7; 4,9], p=0,022. Чаще всего выявлялся нормогонадотропный гипогонадизм (89,5%). Были выявлены статистически значимые обратные корреляции между концентрацией общего тестостерона и индексом массы тела (r=-0,24; p<0,001), а также окружностью талии (r=-0,21; p<0,001). Распространенность снижения либидо у пациентов с гипогонадизмом (66,8%) статистически значимо превышала таковую у мужчин без гипогонадизма – 56,3 %, p=0,022.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Распространенность синдрома гипогонадизма у мужчин с СД2 составляет 32,7%. Для этого типа гипогонадизма характерны нормальные показатели ЛГ.

542-549 577
Аннотация

ОБОСНОВАНИЕ. В современной литературе проводится поиск состояний, ассоциированных с дефицитом тестостерона (Т), но данные о сочетании неалкогольной жировой болезни печени (НАЖБП) с гипогонадизмом и сахарным диабетом (СД) у мужчин крайне ограничены.


ЦЕЛЬ. Оценить влияние гипогонадизма на формирование и прогрессию НАЖБП у мужчин с СД 2 типа (CД2).


МЕТОДЫ. В исследование вошли 90 мужчин с СД2 (возраст 54 [49; 57] года). Пациентам проводили общеклинические исследования, изучение биохимических показателей (аланинаминотрансфераза (АЛТ), аспартатаминoтрансфераза (АСТ), гамма-глутамилтранспептидаза (ГГТП), глюкоза, иммунореактивный инсулин, индекс НОМА, гликированный гемоглобин, липидограмма), выполняли иммуноферментные исследования (лютеинизирующий гормон, общий тестостерон (Т), глобулин, связывающий половые гормоны, резистин, адипонектин, лептин), производили магнитно-резонансную томографию с определением фракции жира печени.


РЕЗУЛЬТАТЫ. Пациенты были разделены на 2 группы: 1-я – 32 эугонадных пациента, 2-я – 58 мужчин с впервые установленным диагнозом гипогонадизма. Выявлено усиление инсулинорезистентности и компенсаторной гиперинсулинемии, а также гипертриглицеридемии у мужчин с гипогонадизмом по сравнению с эугонадными пациентами. Наряду с биохимическими признаками ухудшения функции печени, такими как увеличение концентраций печеночных ферментов (АЛТ на 24,5% (р=0,02), ГГТП на 60,5% (р=0,001)), коэффициента де Ритиса на 60,4% (р=0,047), у мужчин с СД2 в сочетании с гипогонадизмом происходило повышение печеночной фракции жира печени, что в совокупности свидетельствует о прогрессии НАЖБП. Так, протонная плотность фракции жира в печени по данным МРТ в 1-й группе составила 4,12 [2,25;5,30] %, а во 2-й группе – 10,30 [7,78;14,44] % (р<0,001). Это сопровождалось усилением продукции жировой тканью резистина в 2 раза и лептина в 12 раз (р<0,001) у пациентов 2-й группы по сравнению с пациентами 1-й группы.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Сочетание СД2 с гипогонадизмом у мужчин приводит не только к нарушению углеводного и липидного обменов, но и к ухудшению функции печени – увеличению концентраций АЛТ, ГГТП, в сочетании с увеличением фракции жира печени. Предполагается, что повышение секреции жировой тканью лептина и резистина является связующим патогенетическим звеном в развитии нарушений углеводного и липидного обменов, НАЖБП и дефицита Т.

550-558 162
Аннотация

ОБОСНОВАНИЕ. Инсулиновые помпы (ИП) получили широкое распространение в лечении сахарного диабета 1 типа (СД1) в детском возрасте в связи с рядом преимуществ по отношению к режиму множественных инъекций инсулина (МИИ). Однако вопросы долгосрочной эффективности непрерывной подкожной инфузии инсулина (НПИИ) в достижении и поддержании стойкой метаболической компенсации по-прежнему не решены.


ЦЕЛЬ. Определить факторы, влияющие на долгосрочную эффективность НПИИ у детей и подростков с СД1 в условиях реальной клинической практики.


МЕТОДЫ. При формировании регистра больных, получающих помповую инсулинотерапию в Санкт-Петербурге, изучены данные 239 детей и подростков, которые находились на НПИИ 3 года и более. Проведен анализ динамики HbAдо перехода на НПИИ и его последнего значения, оценены изменения HbA1c в зависимости от пола, возраста пациентов, исходной концентрации HbA1c, а также таких факторов, как частота использования непрерывного мониторирования глюкозы (НМГ), временные переходы с НПИИ на МИИ шприц-ручками, использование калькулятора болюса (КБ).


РЕЗУЛЬТАТЫ. Полученные данные последнего значения HbAне имеют статистически значимых изменений в сравнении с концентрацией HbAдо перехода на НПИИ (исходный 7,82±1,46%, последний 7,93±1,30%). Количество пациентов с уровнем HbA<7,5% составляло 42%. Лучшие показатели наблюдались в группе 4,5–7 лет, где количество пациентов с HbA <7,5% составляло 67%; в группе 12–18 лет лишь 35% человек имели целевой HbA. У большей части пациентов с исходным HbA<7,5% его последнее значение оставалось целевым, в то время как у пациентов с HbA ≥7,5% до перехода на НПИИ лишь 23% достигли целевого уровня. Также отмечен лучший гликемический контроль у пациентов, которые использовали НПИИ постоянно, в сравнении с пациентами, которые периодически переходили на МИИ с помощью шприц-ручки (p<0,05). HbAоказался ниже в группе подростков 12–18 лет, использовавших НМГ постоянно, по сравнении с группой, в которой не использовали НМГ (p<0,05).


ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Применение у детей и подростков с СД1 НПИИ длительностью 3 года и более не привело к значимому улучшению метаболического контроля. Однако прослеживалось влияние на поддержание метаболического контроля таких факторов, как возраст пациентов, исходный HbAдо перехода на НПИИ, НМГ и его частота использования, а также наличие или отсутствие смен режимов инсулинотерапии.

559-567 187
Аннотация

ОБОСНОВАНИЕ. Синдром диабетической стопы (СДС) остается главной причиной нетравматической ампутации нижней конечности в мире. Даже при оказании исчерпывающей современной медицинской помощи в условиях специализированного центра у 10–15% пациентов не удается добиться заживления язвенного дефекта вследствие выраженного ишемического компонента.


ЦЕЛЬ. Оценить безопасность и эффективность применения pl-VEGF165 у больных с СДС в составе комплексного лечения.


МЕТОДЫ. В пилотном исследовании приняли участие 35 пациентов с нейроишемической формой СДС, у которых отсутствовала техническая возможность выполнения реваскуляризирующей операции вследствие характера поражения дистального кровеносного русла, а проведение комплексной терапии не позволяло добиться заживления язвенного дефекта (международный идентификатор: NCT02538705). Продолжительность наблюдения составила 6 мес, с проведением плановых обследований через 1, 3 и 6 мес после введения первой дозы pl-VEGF165, в ходе которых выполнялись регистрация нежелательных явлений, оценка площади язвенного дефекта (первичный критерий эффективности), а также лодыжечно-плечевого индекса (ЛПИ), транскутанного напряжения кислорода (ТКНК) и выраженности нейропатического компонента (вторичные критерии эффективности).


РЕЗУЛЬТАТЫ. Применение pl-VEGF165 в составе комплексного лечения позволило добиться заживления ран у 65,7% больных с хроническими язвенными дефектами, сохранность целевой конечности составила 84%. Проведение терапевтического ангиогенеза в составе комбинированной терапии обеспечило сокращение средней площади язвенных дефектов кожи с 3,6 [1,0; 7,05] см2 до 0,0 [0,0; 2,0] см2 (p=0,001), что сопровождалось увеличением показателя ТКНК на 15% – с 35,0 [29,5; 40,5] до 40,5 [36,0; 46,5] (p=0,005) и ЛПИ на 16% – с 0,96 [0,82; 1,08] до 1,11 [0,85; 1,24] (p=0,062). Определялось снижение выраженности признаков диабетической нейропатии – показатели шкал НДС (нейропатический дисфункциональный счет) и НСС (нейропатический симптоматический счет) снизились соответственно с 6,5 [5,75; 8,0] до 6,0 [5,25; 7,0] (p=0,004) и с 9,0 [8,0; 13,5] до 8,0 [7,0; 12,7] (p=0,001). Осложнений, связанных с применением pl-VEGF165, зафиксировано не было.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Применение pl-VEGF165 в составе комплексного лечения пациентов с нейроишемической формой СДС безопасно и обеспечивает улучшение течения раневого процесса за счет улучшения перфузии тканей и коррекции нейропатического компонента.

568-576 203
Аннотация

ОБОСНОВАНИЕ. Сахарный диабет 2 типа (СД2) и артериальная гипертензия (АГ) являются частыми коморбидными состояниями, при которых активация ренин-ангиотензин-альдостероновой системы (РААС) является важным патогенетическим звеном. Функциональное состояние РААС генетически детерминировано. Идентифицированы и картированы генетические полиморфизмы системы РААС, ассоциированные с развитием как СД2, так и АГ. Ассоциации полиморфных вариантов генов РААС с СД2 и АГ среди жителей Дагестана не изучались.


ЦЕЛЬ. Изучение ассоциации наиболее актуальных полиморфных вариантов C521T и T704C гена AGT, а также A1166C гена AGTR1 с СД2 и при сочетании СД2 с АГ у жителей Дагестана.


МЕТОДЫ. Обследовано 16 больных с СД2, 59 больных с СД2 в сочетании с АГ и 51 больной с АГ, все жители Дагестана. Контрольная группа включала 47 здоровых лиц той же возрастной группы. SNP-полиморфизмы исследовали методом аллель-специфической Real-Time PCR. Исследованы полиморфизмы C521T и T704C гена AGT, а также полиморфизм A1166C гена AGTR1.


РЕЗУЛЬТАТЫ. В группе больных с сочетанием СД2 и АГ генотип СТ полиморфизма C521T гена AGT встречался реже по сравнению с контролем (23% против 43%; χ2=3,868; р=0,049), показатель ОШ – 0,4 (0,2–0,9). Аналогично обстояло дело и с генотипом ТС полиморфизма T704C гена AGT (39% против 61%; χ2=4,282; р=0,039). ОШ составило 0,4 (0,2–0,8). Напротив, у этих же больных, но носителей гомозиготного генотипа СС полиморфизма T704C гена AGT ОШ превысило единицу и составило 2,5 (1,02–5,9), частота встречаемости 42% против 23% (χ2=3,363, р=0,05). Частота встречаемости мутантного аллеля С полиморфизма A1166C гена AGTR1 у больных только с АГ составила 31% против 14% (χ2=5,496, р=0,019, ОШ 2,5 (1,2–5,0)). Частота встречаемости дикого аллеля А у этих же больных составила 69% против 84% (χ2 =5,496, р=0,019, ОШ 0,4 (0,2–0,8)). Аналогичная ситуация определялась и с генотипом АА (52% против 73%, χ2=3,609, р=0,05), ОШ 0,4 (0,1-0,9).


ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Ассоциация полиморфизмов C521T и T704C, а также A1166C генов-кандидатов AGT и AGTR1 с СД2 и АГ является важной составляющей при оценке предрасположенности к развитию этих заболеваний у жителей Дагестана.

Обзоры 

577-581 151
Аннотация

Распространенность сахарного диабета 2-го типа (СД2) растет во всем мире. В связи с этим необходимо лучше понимать его патогенез, риск развития осложнений, ассоциированных с СД, и эффективные подходы к лечению. Поскольку СД2 представляет собой очень гетерогенное заболевание, обе стратегии фенотипирования, связанные с его патогенезом и риском осложнений, могут помочь разработать способы профилактики на основе индивидуального риска. Поскольку уже показано, что гипергликемическое состояние при предиабете ассоциировано с повышенным риском метаболического синдрома, необходимо исследовать влияние фенотипов на предсказательные и превентивные исходы уже в этом раннем состоянии гипергликемии. В этой обзорной статье обсуждается, как можно использовать важные фенотипы предиабета, такие как неалкогольная жировая болезнь печени, висцеральное ожирение, нарушение секреции инсулина и инсулинорезистентность, для улучшения прогнозирования и профилактики СД2 и сердечно-сосудистых заболеваний.

582-591 994
Аннотация

Стремительному постарению населения планеты сопутствует масштабная эпидемия сахарного диабета 2 типа (СД2). С возрастом значительно увеличивается распространенность СД2. Целью настоящего обзора стало обобщение данных литературы о СД2 в пожилом и преклонном возрасте. Представлены основные гериатрические синдромы, которые следует учитывать при ведении пациентов старшего возраста (когнитивные нарушения, саркопения, ортостатическая гипотензия, падения, недержание мочи, старческая астения и др.). Анализируются причины для высокого риска развития гипогликемии в пожилом возрасте. Совершенствование подходов к терапии СД2 – приоритетная проблема современной медицины. Сахароснижающая терапия особенно сложна в популяции людей пожилого и старческого возраста из-за повышенного риска гипогликемии, наличия многочисленных сопутствующих заболеваний, проблемы полипрагмазии. Особое внимание уделено рекомендациям по лечению. Основные требования к сахароснижающим препаратам, применяемым у лиц пожилого возраста: низкий риск развития гипогликемий, отсутствие нефро-, гепатотоксичности, сердечно-сосудистая безопасность и простой режим приема. Обсуждаются преимущества и ограничения применения различных групп сахароснижающих препаратов у пациентов пожилого возраста. Подробно рассматривается группа дипептидилпептидазы 4 типа (ДПП-4). Представлены современные данные о механизмах сахароснижающего действия ингибиторов ДПП-4. Рассмотрены возможности использования ситаглиптина у пациентов пожилого возраста. Обсуждается доказательная база ситаглиптина, демонстрирующая очевидные преимущества препарата в лечении СД2 в пожилом возрасте.

592-601 782
Аннотация

В статье обсуждаются результаты исследования DECLARE-TIMI 58 в аспекте ранее проведенных исследований EMPA-REG OUTCOME и CANVAS.


В рамках данных исследований все три препарата продемонстрировали возможность снижения риска госпитализации по поводу сердечной недостаточности, а также прогрессирования хронической болезни почек (ХБП). При этом популяции пациентов, включенных в исследования, отличались друг от друга. В EMPA-REG OUTCOME включались пациенты с установленным ранее диагнозом сердечно-сосудистого заболевания, в CANVAS 44,4% пациентов не имели подтвержденного диагноза сердечно-сосудистого заболевания, но имели факторы риска развития сердечно-сосудистых осложнений, а в DECLARE TIMI 58 таких пациентов было 59,4%.


Анализ результатов позволяет полагать, что влияние ингибиторов натрий-глюкозного котранспортера-2 (иНГЛТ2) на риск комбинированной сердечно-сосудистой конечной точки, включающей смерть от сердечно-сосудистой причины, инфаркт миокарда и инсульт, по всей видимости, наиболее выражено у пациентов, уже имеющих установленный диагноз сердечно-сосудистого заболевания, и это влияние достигается главным образом за счет снижения сердечно-сосудистой смертности. В популяции же пациентов с сахарным диабетом 2 типа (СД2), не имеющих установленного диагноза сердечно-сосудистого заболевания, но имеющих факторы сердечно-сосудистого риска, данный эффект не обнаруживается.


Вместе с тем снижение риска госпитализаций по поводу хронической сердечной недостаточности и замедление прогрессирования ХБП проявляется как в популяции пациентов, имеющих уже установленный диагноз сердечно-сосудистого заболевания, так и в популяции пациентов, еще не имеющих такового, но имеющих множественные факторы сердечно-сосудистого риска.


В этой связи данные, полученные в DECLARE-TIMI 58, открывают новые возможности более раннего начала терапии препаратами группы иНГЛТ-2, направленной на предупреждение и/или замедление прогрессирования нефропатии, снижение рисков появления новых случаев или усугубление имеющейся сердечной недостаточности у пациентов с СД2 вне зависимости от наличия и отсутствия у них сердечно-сосудистой патологии в анамнезе. Также объединенные данные всех трех исследований позволяют говорить об умеренном класс-эффекте иНГЛТ-2 в снижении риска атеротромботических событий у пациентов с СД2 и атеросклеротическими сердечно-сосудистыми заболеваниями в анамнезе.



Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2072-0351 (Print)
ISSN 2072-0378 (Online)