Preview

Сахарный диабет

Расширенный поиск

Функциональное состояние нейтрофильных гранулоцитов и маркеры апоптоза при сахарном диабете 1 типа у детей

https://doi.org/10.14341/DM2014377-82

Полный текст:

Аннотация

В последние годы доказано, что полиморфноядерные лейкоциты играют важную роль в развитии сахарного диабета (СД). Дисфункция нейтрофилов способствует повреждению ткани поджелудочной железы, а также повышенной восприимчивости к инфекции при СД 1 типа (СД1).
Цель.
Изучение функциональной активности нейтрофильных гранулоцитов (НГ) при СД1 у детей.
Материалы и методы.
Обследовано 25 детей в возрасте от 7 до 15 лет. Для оценки программируемой клеточной гибели выявляли количество НГ, экспрессирующих маркеры апоптоза (CD95, CD95L, Bcl2). Функциональную активность НГ определяли по показателям фагоцитоза, уровню миелопероксидазы, лизосомальных катионных белков, активных радикалов кислорода.
Результаты.
Установлено снижение бактерицидной активности НГ с дефицитом поглощения, секреции активных радикалов кислорода, функционального резерва. Показано увеличение готовности к апоптозу, что сопровождалось повышением экспрессии CD95, снижением ? Bсl2. Выявлено увеличение цитотоксического потенциала нейтрофилов в виде повышения уровня миелопероксидазы и лизосомальных катионных белков.
Заключение.
Увеличение апоптотического потенциала НГ на фоне функционально-метаболических изменений может являться отражением их активного вовлечения в иммунопатогенез заболевания.

Для цитирования:


Барычева Л.Ю., Эрдни-Горяева Н.Э., Александрович Г.А. Функциональное состояние нейтрофильных гранулоцитов и маркеры апоптоза при сахарном диабете 1 типа у детей. Сахарный диабет. 2014;17(3):77-82. https://doi.org/10.14341/DM2014377-82

For citation:


Barycheva L.Yu., Erdni-Goryaeva N.E., Alexandrovich G.A. Neutrophil granulocyte functional status and expression of apoptosis markers in children with type 1 diabetes. Diabetes mellitus. 2014;17(3):77-82. https://doi.org/10.14341/DM2014377-82

В последние годы установлено, что нейтрофильные гранулоциты (НГ) играют важную роль в развитии сахарного диабета (СД) [1, 2, 3]. Доказано участие нейтрофилов в разрушении β-клеток поджелудочной железы (ПЖ), патогенезе микроваскулярных повреждений [4]. Зарегистрировано снижение числа периферических полиморфноядерных лейкоцитов (ПМЯЛ), предшествующее дебюту заболевания и сопровождающее развитие СД 1 типа (СД1), что может быть связано с их аккумуляцией в экзокринной части ПЖ [3]. 

Установлено, что на ранних этапах развития инсулитов происходит направленная миграция в ПЖ лейкоцитарных клеток, способных к локальной секреции провоспалительных цитокинов, а также цитотоксических ферментов, активных форм кислорода, инициирующих апоптоз и некроз β-клеток [5]. При этом гипергликемия считается одним из факторов, повышающих деструктивный потенциал НГ [6]. Показана роль полиморфноядерных лейкоцитов в развитии диабетической ангиопатии, ретинопатии [7, 8]. Получены данные об участии нейтрофилов в патогенезе диабетической нефропатии. Установлено, что тубулярные и мезенхимальные клетки почек при диабете продуцируют большое количество хемокинов, потенцирующих приток лейкоцитов и их адгезию с последующим синтезом провоспалительных цитокинов, склерозом гломерул и фиброзом интерстициальной ткани [9].

У больных СД1 выявляются дефектный хемотаксис, низкая бактерицидная активность нейтрофилов, аномальная продукция супероксида, лейкотриенов, секреция лизосомальных ферментов, а также изменение базального уровня внутриклеточного кальция [10, 11].

Очень мало известно об апоптозе ПМЯЛ при СД1. Ранние исследования выявили увеличение скорости апоптоза нейтрофилов [12] и были сосредоточены на неспособности отложить апоптоз этих клеток у больных СД1 при стимуляции липополисахаридом [12, 13]. Высказывалось мнение о том, что гипергликемия увеличивает апоптоз НГ [1]. В последующем было показано снижение апоптоза ПМЯЛ в клинических и экспериментальных исследованиях, что, вероятно, способствовало накоплению нейтрофилов в воспалительном экссудате и повреждению тканей, а также предрасполагало к затяжным стафилококковым инфекциям при СД1 [1, 2]. 

НГ являются основными клетками врожденного иммунитета. Изменение их структурно-метаболического статуса является основой низкой резистентности больных СД, их подверженности инфекционным заболеваниям [2, 3, 14]. Частой причиной обращения за медицинской помощью становятся инфекции ЛОР-органов и дыхательных путей, мочеполового и желудочно-кишечного трактов, инфекции кожи и мягких тканей [14]. 

Несмотря на очевидную значимость проблемы, роль ПМЯЛ в развитии СД1 у детей окончательно не установлена. Дискутируется участие НГ в возникновении и развитии заболевания. Имеющиеся в литературе данные демонстрируют нарушение клеточной функции нейтрофилов как в сторону активации, так и в сторону ингибирования. Дальнейшее изучение маркеров апоптоза нейтрофилов крови и их функционального состояния имеет большое клиническое значение, поскольку их нарушение способствует повреждению ткани ПЖ, а также повышенной восприимчивости к инфекции при СД1. 

Цель

Цель исследования состояла в изучении функциональной активности и маркеров апоптоза НГ при СД1 у детей.

Материалы и методы

Обследовано 25 детей с СД1 в возрасте 7–15 лет (табл. 1). Пациенты были разделены на группы в зависимости от длительности заболевания. В группу I вошли 12 детей с длительностью заболевания менее 3 лет. Средний возраст пациентов составил 9,7±0,42 лет, средняя длительность заболевания – 1,7±0,49 лет. В группу II включены 13 детей с длительностью СД1 более 3 лет. Средний возраст детей составил 13,3±0,99 лет, средняя длительность заболевания – 7,1±0,88 лет. Показатели гликированного гемоглобина в группе I достигали 11,3±0,90%, в группе II – 10,0±0,71%. 

Таблица 1. Характеристика клинических групп

Показатель

I группа (n=12)

II группа (n=13)

Средний возраст, лет

9,7±0,42

13,3±0,99

Средняя длительность заболевания, лет

1,7±0,49*

7,1±0,88

HbA, %

11,3±0,90

10,0±0,71

* p<0,05 – достоверность различий по сравнению с группой II (критерий Ньюмена–Кейлса, критерий Данна)

Контрольную группу составили 15 здоровых детей в возрасте 7–15 лет. 

Всеми пациентами и их родителями были подписаны информированные согласия на участие в исследовании.

Для оценки программируемой клеточной гибели выявляли количество НГ, экспрессирующих маркеры апоптоза. Нейтрофилы выделяли на двойном градиенте плотности Ficoll-Paque и фиколл-урографин (GE Healthcare, Швеция). Суспензию клеток трижды отмывали в среде RPMI-1640 («Вектор-Бест», Россия). В культурах нейтрофилов оценивали количество клеток, экспрессирующих рецепторы CD95, CD95L, Bcl2 методом проточной цитометрии с использованием моноклональных антител (Invitrogen, США). 

Фагоцитарный индекс определяли по способности НГ поглощать частицы меламиноформальдегидных латексов. Уровень кислородзависимой бактерицидности НГ оценивали в тесте восстановления нитросинего тетразолия (НСТ-тест) по числу клеток, содержащих фармазан (фармазанположительные клетки). Содержание лизосомальных катионных белков (ЛКБ) определяли методом Шубича М.Г., уровень миелопероксидазы (МП) – методом Грэхема–Кнолля. Рассчитывали средний цитохимический коэффициент по принципу Астальди.

Оценку сопутствующих инфекционно-воспалительных заболеваний проводили на основании клинического обследования в специализированном отделении и анализа амбулаторных карт из детской поликлиники, принимая во внимание результаты диспансерного наблюдения у педиатра, отоларинголога, дерматолога. 

Для статистического анализа данных использовали пакет программ Primer of Biostat 4,0, Attestat 10.5.1. Для оценки межгрупповых различий применяли дисперсионный анализ повторных измерений с вычислением критериев Ньюмена–Кейлса, Данна. Анализ качественных признаков выполнялся с использованием критерия χ2. Количественные значения с нормальным распределением были представлены как среднее±стандартная ошибка средней (X±sx); признаки, характеризующиеся ненормальным распределением – в виде медианы и интерквартильного (25 и 75 процентили) размаха (Me (Q1-Q)). Достоверными считали различия при р<0,05.

Результаты 

При изучении функциональной активности ПМЯЛ установлено снижение уровня фагоцитоза у детей с длительностью заболевания более 3 лет (72,9±2,35, p<0,05). У пациентов с длительностью СД1 менее 3 лет показатели фагоцитоза не отличались от контрольной группы (табл. 2). 

Таблица 2. Показатели функциональной активности НГ у детей с СД1

Показатели

Длительность СД1 менее 3 лет (I)

Длительность СД1 более 3 лет (II)

Контрольная группа

Фагоцитоз, %

82,6±2,33

72<9±2<35* **

81<0±1<65

КБ (СЦК), усл. ед.

1,8±0,04*

1<7±0<05*

1<4±0<03

МП (СЦК), усл. ед.

2,5±0,03*

2<7±0<07* **

2<1±0<02

НСТ, %

3,0±0,41*

3<6±0<58*

7<7±0<7

ИС НСТ, усл. ед.

2,5±0,37

1<7±0<36* **

2<6±0<05

КБ – катионные белки, МП – миелопероксидаза, НСТ – фармазанположительные клетки, ИС НСТ – индекс стимуляции в НСТ-тесте; *p<0,05 – достоверность различий по сравнению с контрольной группой, **p<0,05 – достоверность различий по сравнению с группой I (критерий Ньюмена–Кейлса, критерий Данна).

Показатели оксидазной активности НГ по данным спонтанного НСТ-теста достоверно уменьшались по сравнению с контрольной группой, уровень функцио­нального резерва (ИС НСТ) был снижен у детей с длительностью заболевания более 3 лет. 

При сравнительной характеристике показателей функциональной активности НГ в группе детей, страдающих СД1 более 3 лет, установлены более низкие показатели фагоцитоза (p<0,05) и ИС НСТ-теста (p<0,05) (табл. 2) по сравнению с детьми, болеющими менее 3 лет. 

У пациентов обеих групп выявлено увеличение цитоэнзимохимических показателей – уровня МП и лизосомальных катионных белков по сравнению с контрольной группой (с более высокими значениями МП у детей с длительностью заболевания более 3 лет). 

При исследовании маркеров апоптоза установлено увеличение экспрессии проапоптотических маркеров CD95, снижение антиапоптотических – Bсl2 (табл. 3). Максимальные показатели CD95 зарегистрированы у детей с длительностью заболевания более 3 лет. 

Таблица 3. Показатели апоптоза НГ у детей с СД1

Показатели

Длительность СД1 менее 3 лет (I)

Длительность СД1 более 3 лет (II)

Контрольная группа

CD95, %

77,6 (71,15–83,99)*

87,93 (84,24–91,63)* **

58,43 (54,95–1,90)

CD95L, %

9,5 (8,14–10,92)*

12,1 (10,22–13,96)* **

7,3 (6,46–8,09)

Bсl2, %

3,99 (2,9– 5,08)

2,78 (2,36–3,19)*

5,38 (4,21–6,55)

CD95 – рецептор, опосредующий апоптоз, CD95L – лиганд CD95 рецептора, Bсl2 – рецептор резистентности к апоптозу; *p<0,05 – достоверность различий по сравнению с контрольной группой; **p<0,05 – достоверность различий по сравнению с группой I (критерий Ньюмена–Кейлса, критерий Данна).

Установлено увеличение процента ПМЯЛ, имеющих на своей поверхности CD95L. Наиболее высокие показатели выявлены у детей с длительностью заболевания более 3 лет. 

Развитие сопутствующих инфекционно-воспалительных заболеваний отмечено у 72% включенных в исследование детей, что превышало аналогичные показатели в контрольной группе (20%), p<0,05. 

Частые респираторные инфекции регистрировались у детей обеих групп (табл. 4). Хронический тонзиллит диагностировался у 33,4% в группе I и у 30,8% в группе II. Хронический гайморит встречался только в группе II (23,1%). 

Таблица 4. Сопутствующие заболевания у школьников с СД1 в зависимости от длительности заболевания

Уровень поражения

Патология

% (кол-во детей)

I группа (n=12)

II группа (n=13)

Контрольная группа (n=15)

Инфекции верхних дыхательных путей

Частые ОРВИ

58,3 (7)

53,8 (7)

20,0 (3)

Рецидивирующий бронхит

16,7 (2)

23,1 (3)

-

Инфекции ЛОР-органов

Хронический тонзиллит

33,4 (4)

30,8 (4)

13,3 (2)

Хронический гайморит

-

23,1 (3)

-

Заболевания кожи и подкожной клетчатки

Аллергический дерматит

8,3 (1)

23,1 (3)

-

Пиодермия

16,7 (2)

15,4 (2)

-

Кожно-слизистый герпес

-

23,1 (3)

6,7 (1)

Хронический пиелонефрит

-

15,4 (2)

-

Цистит

8,3 (1)

7,7 (1)

-

Инфекции мочевых путей

Лямблиоз кишечника

8,3 (1)

-

-

Функциональная диспепсия

16,7 (2)

15,4 (2)

6,7 (1)

Кандидоз слизистых рта

16,7 (2)

15,4 (2)

-

Стоматит

-

23,1 (3)

-

Инфекции мочевыводящих путей верифицировались в единичных случаях. Цистит был выявлен в 8,3% в группе I и в 7,7% в группе II. Хронический пиелонефрит был диагностирован только в группе II (15,4%). 

Заболевания кожи встречались у 16,7% детей в группе I и у 41,7% – в группе II. В структуре патологии имели место стрептодермии – у 16,7% детей в группе I и у 15,4% в группе II, рецидивирующий herpes в группе II – 23,1%, аллергический дерматит – у 8,3% и 23,1% соответственно.

В единичных случаях у детей группы I (8,3%) отмечался кандидоз слизистой полости рта. У школьников длительностью СД1 более 3 лет наблюдались повторные эпизоды стоматита (23,1%).

При сравнительной характеристике частоты инфекционно-воспалительных заболеваний в зависимости от длительности заболевания более высокие показатели отмечались у детей II группы. Однако достоверных межгрупповых различий получено не было, что, вероятно, связано с небольшим объемом выборок. 

Обсуждение

Известно, что структурно-метаболический статус ПМЯЛ неразрывно связан с выполнением их физиологических задач и складывается из активации, адгезии, хемотаксиса клеток, поглощения антигена, его киллинга и расщепления. Нами установлено снижение количества фагоцитирующих клеток у детей с длительностью заболевания более 3 лет, что согласуется с результатами большинства исследований, посвященных фагоцитарной активности при СД1 [2, 10, 11]. 

Известно, что нарушению поглотительной и хемотаксической функции ПМЯЛ при СД могут способствовать гипергликемия и гиперкетонемия, под действием которых нейтрофилы приобретают сферическую форму и в значительной мере теряют способность образовывать псевдоподии. В результате снижаются адгезивные и эмиграционные свойства НГ, затрудняется поглощение, кэпинг [4]. 

В работе показано уменьшение показателей спонтанного и стимулированного НСТ-теста у детей с СД1, что может быть связано с нарушением процесса дегрануляции – слияния специфических и азурофильных гранул ПМЯЛ с их фагосомами. Известно, что дегрануляция – энергозатратный процесс. В экспериментальных условиях выявлено, что при СД в ПМЯЛ значительно сокращаются запасы гликогена, тормозится его синтез, снижается активность ключевых ферментов анаэробного окисления глюкозы и пентозного цикла, что приводит к уменьшению внутриклеточных запасов АТФ [15].

При сравнительной характеристике показателей функциональной активности НГ в группе детей, страдающих СД1 более 3 лет, были установлены более низкие показатели фагоцитоза и НСТ-теста по сравнению с детьми, болеющими менее 3 лет, что, вероятно, связано с длительностью заболевания и функциональным истощением НГ [16]. 

У пациентов обеих групп выявлено увеличение цитоэнзимохимических показателей – уровня МП и лизосомальных катионных белков по сравнению с контрольной группой с более высокими значениями МП у детей с длительностью заболевания более 3 лет. Полученные нами данные, вероятно, могут свидетельствовать об увеличении биоагрессивного потенциала нейтрофилов периферической крови у детей с СД1 вследствие увеличения продукции HOCl и катионных белков. Известно, что наиболее цитотоксичными продуктами миелопероксидазной системы являются гипохлорная кислота и гипохлорит-анион, которым принадлежит роль основных повреждающих агентов в биологических системах [17].

Нами установлено, что течение СД у детей сопровождается увеличением процента нейтрофилов, экспрессирующих маркеры апоптоза (CD95), и уменьшением доли клеток, имеющих на своей поверхности антиапоптотические белки. Наиболее выраженная активация апоптоза отмечена в группе детей с длительностью заболевания более 3 лет.

По данным литературы, интенсивность апоптоза нейтрофилов при СД может быть как низкой [18, 19], так и высокой [12, 13, 20]. Установлено, что ПМЯЛ больных СД не демонстрируют замедление апоптоза, индуцированное бактериями и липополисахаридом [13]. Существует мнение, что нарушение утилизации глюкозы и глютамина может быть фактором, предрасполагающим к повышенному апоптозу ПМЯЛ [2]. 

Однако в литературе имеются сведения и о снижении скорости апоптоза НГ при СД, что, вероятно, инициирует процессы хронического воспаления с повреждением ткани ПЖ [18, 19].

В исследовании выявлено увеличение процента клеток, имеющих на своей поверхности CD95L, что может способствовать усилению процессов запрограммированной клеточной гибели в островковых β-клетках ПЖ, инфильтрированных лейкоцитарными клетками. Наиболее высокие показатели отмечены у детей с длительностью заболевания более 3 лет. 

Таким образом, увеличение апоптотического потенциала НГ на фоне функционально-метаболических изменений является отражением активного вовлечения НГ в иммунопатогенез заболевания. 

Установлено, что гиперэкспрессия отдельных факторов биоцидности ПМЯЛ в виде увеличения МП и ЛКБ сопровождается усилением их апоптоза, что может быть связано с изменением метаболизма глютамина в НГ при развитии и прогрессировании СД. 

Вместе с тем установлено снижение бактерицидной активности нейтрофилов с дефицитом поглощения, секреции активных радикалов кислорода, функционального резерва. Степень функциональной недостаточности зависит от длительности заболевания и увеличивается у детей, болеющих СД1 более 3 лет.

Известно, что ПМЯЛ являются связующим звеном между врожденным и адаптивным иммунитетом и выполняют главенствующую роль в антибактериальной защите. Нарушение их функциональной компетенции у детей с СД1 становится одним из факторов, предрасполагающих к развитию инфекционных заболеваний. У детей, страдающих СДI, отмечена повышенная чувствительность к инфекционным заболеваниям, что согласуется с данными зарубежных исследователей [2, 3, 14].

Выводы

  1. НГ при СД у детей характеризуются высокой готовностью к апоптозу, низкой бактерицидной активностью с дефицитом фагоцитоза, продукции активных радикалов кислорода, функционального резерва. 
  2. Увеличение экспрессии CD95L на НГ при СД1 может способствовать усилению процессов запрограммированной гибели β-клеток в островках ПЖ, инфильтрированных иммунокомпетентными клетками.
  3. Признаки антигенной стимуляции ПМЯЛ и увеличения их цитотоксического потенциала при СД1 выявляются в виде активации метаболической активности с повышением уровня МП и лизосомальных катионных белков. 

Информация о финансировании и конфликте интересов

Работа выполнена в рамках федеральной целевой научной программы. Номер государственной регистрации 01200954364.

Выполнение настоящего исследования одобрено Локальным этическим комитетом ГБОУ ВПО «Ставропольский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения РФ (ул. Мира, 310). Протокол №16 от 14 мая 2012 г.

Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов, связанных с проведенным исследованием и публикацией настоящей статьи. 

Список литературы

1. Alba-Loureiro TC, Hirabara SM, Mendonça JR, Curi R, Pithon-Curi TC. Diabetes causes marked changes in function and metabolism of rat neutrophils. Journal of Endocrinology 2006;188(2):295-303. doi: 10.1677/joe.1.06438

2. Alba-Loureiro TC, Munhoz CD, Martins JO, Cerchiaro GA, Scavone C, Curi R, et al. Neutrophil function and metabolism in individuals with diabetes mellitus. Braz J Med Biol Res 2007;40(8):1037-1044. doi: 10.1590/S0100-879X2006005000143

3. Valle A, Giamporcaro GM, Scavini M, Stabilini A, Grogan P, Bianconi E, et al. Reduction of Circulating Neutrophils Precedes and Accompanies Type 1 Diabetes. Diabetes 2013;62(6):2072-2077. doi: 10.2337/db12-1345

4. Tong PC, Lee KF, So WY, Ng MH, Chan WB, Lo MK, et al. White Blood Cell Count Is Associated With Macro- and Microvascular Complications in Chinese Patients With Type 2 Diabetes. Diabetes Care 2004;27(1):216-222. doi: 10.2337/diacare.27.1.216

5. Lo H, Lin S, Wang Y. The relationship among serum cytokines, chemokine, nitric oxide, and leptin in children with type 1 diabetes mellitus. Clinical Biochemistry 2004;37(8):666-672. doi: 10.1016/j.clinbiochem.2004.02.002

6. Karima M, Kantarci A, Ohira T, Hasturk H, Jones VL, Nam B, et al. Enhanced superoxide release and elevated protein kinase C activity in neutrophils from diabetic patients: association with periodontitis. Journal of Leukocyte Biology 2005;78(4):862-870. doi: 10.1189/jlb.1004583

7. Балаболкин МИ, Клебанова ЕА, Креминская ВМ. Патогенез ангиопатий при сахарном диабете. Сахарный диабет. 1999;(1):2-8. [Balabolkin MI, Klebanova EM, Kreminskaya VM. Patogenez angiopatiy pri sakharnom diabete. Diabetes mellitus. 1999;(1):2-8. doi: 10.14341/2072-0351-5725]

8. Hayasaka S, Zhang X, Cui H, Yanagisawa S, Chi Z, Hayasaka Y, et al. Chemokines and Sho (Zheng in Chinese) of Chinese-Korean-Japanese medicine in patients with diabetic vitreoretinopathy. Am. J. Chin. Med. 2006;34(04):537-543. doi: 10.1142/S0192415X06004077

9. Morii T, Fujita H, Narita T, Shimotomai T, Fujishima H, Yoshioka N, et al. Association of monocyte chemoattractant protein-1 with renal tubular damage in diabetic nephropathy. J. Diabetes Complications 2003;17(1):11-15. doi: 10.1016/S1056-8727(02)00176-9

10. Nabi AHMN, Islam LN, Rahman MM, Biswas KB. Polymorphonuclear Neutrophil Dysfunctions Streptozotocin-induced Type 1 Diabetic Rats. Journal of Biochemistry and Molecular Biology 2005;38(6):661-667. PubMed PMID: 16336780

11. Kannan Y, Tokunaga M, Moriyama M, Kinoshita H, Nakamura Y. Diabetic neutrophil dysfunction and troglitazone. Clin Exp Immunol 2004;137(2):263-271. doi: 10.1111/j.1365-2249.2004.02532.x

12. Chanchamroen S, Kewcharoenwong C, Susaengrat W, Ato M, Lertmemongkolchai G. Human polymorphonuclear neutrophil responses to Burkholderia pseudomallei in healthy and diabetic subjects. Infect Immun 2008;77(1):456-463. doi: 10.1128/IAI.00503-08

13. Tennenberg SD. Absence of Lipopolysaccharide-Induced Inhibition of Neutrophil Apoptosis in Patients With Diabetes. Arch Surg 1999;134(11):1229-1233. doi: 10.1001/archsurg.134.11.1229

14. Casqueiro J, Casqueiro J, Alves C. Cresio Infections in patients with diabetes mellitus: A review of pathogenesis. Indian J Endocrinol Metab 2012;16 Suppl 1(l1):27. doi: 10.4103/2230-8210.94253

15. Walrand S, Guillet C, Boirie Y, Vasson M. In vivo evidences that insulin egulates human polymorphonuclear neutrophil functions. Journal of Leukocyte Biology 2004;76(6):1104-1110. doi: 10.1189/jlb.0104050

16. Kaczmarek M, Lewandowicz-Uszyńska A, Iwanicka Z, Jankowski A. Whole blood neutrophil chemiluminescence in children with diabetes depending on their clinical condition. Centr Eur J Immunol 2012;4(4):345-349. doi: 10.5114/ceji.2012.32723

17. Ziegler D, Sohr CG, Nourooz-Zadeh J. Oxidative stress and antioxidant defense in relation to the severity of diabetic poly-neuropathy and autonomic neuropathy. Diabetes Care 2004;27(9):2178-2183. doi: 10.2337/diacare.27.9.2178

18. Seo KH, Na JO, Moon SH, Uh ST, Kim YH, Park CS. Neutrophil Apoptosis and H2O2 Release by LPS in Diabetics. Tuberculosis and Respiratory Diseases. 2004; 57 (3): 250-256. Available from: http://www.e-trd.org/abstract/view_article.php?year=2008&no=707&page_list=abslist

19. Zhang B, Hirahashi J, Cullere X, Mayadas TN. Elucidation of Molecular Events Leading to Neutrophil Apoptosis following Phagocytosis: cross-talk between caspase 8, reactive oxygen species, and mapk/erk activation. Journal of Biological Chemistry 2003;278(31):28443-28454. doi: 10.1074/jbc.M210727200

20. Glowacka E, Banasik M, Lewkowicz P, Tchorzewski H. The effect of LPS on neutrophils from patients with high risk of type 1 diabetes mellitus in relation to IL-8, IL-10 and IL-12 production and apoptosis in vitro. Scand J Immunol 2002;55(2):210-217. doi: 10.1046/j.1365-3083.2002.01046.x


Об авторах

Людмила Юрьевна Барычева
ГБОУ ВПО Ставропольский государственный медицинский университет, Ставрополь
Россия
доктор медицинских наук, профессор кафедры детских инфекционных болезней
Конфликт интересов:

Работа выполнена в рамках федеральной целевой научной программы. Номер государственной регистрации 01200954364.

Выполнение настоящего исследования одобрено Локальным Этическим комитетом ГБОУ ВПО «Ставропольский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения РФ (ул. Мира, 310). Протокол N16  от 14 мая 2012 г.

Конфликт интересов, связанных с рукописью отсутствует.



Наталья Эдуардовна Эрдни-Горяева
ГБОУ ВПО Ставропольский государственный медицинский университет, Ставрополь
Россия
врач-эндокринолог Ставропольского краевого клинического диагностического центра, соискатель кафедры детских инфекционных болезней


Галина Алексеевна Александрович
ГБОУ ВПО Ставропольский государственный медицинский университет, Ставрополь
Россия
кандидат медицинских наук, доцент, заслуженный врач России, заведующий кафедрой эндокринологии, детской эндокринологии и диабетологии


Дополнительные файлы

Для цитирования:


Барычева Л.Ю., Эрдни-Горяева Н.Э., Александрович Г.А. Функциональное состояние нейтрофильных гранулоцитов и маркеры апоптоза при сахарном диабете 1 типа у детей. Сахарный диабет. 2014;17(3):77-82. https://doi.org/10.14341/DM2014377-82

For citation:


Barycheva L.Yu., Erdni-Goryaeva N.E., Alexandrovich G.A. Neutrophil granulocyte functional status and expression of apoptosis markers in children with type 1 diabetes. Diabetes mellitus. 2014;17(3):77-82. https://doi.org/10.14341/DM2014377-82

Просмотров: 158


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2072-0351 (Print)
ISSN 2072-0378 (Online)