Preview

Сахарный диабет

Расширенный поиск

Сахарный диабет 2 типа и множественные хронические заболевания

https://doi.org/10.14341/DM9605

Полный текст:

Аннотация

Обоснование. Последние годы характеризуются увеличением числа больных с множественными хроническими заболеваниями (МХЗ), обусловленными ожирением и старением. Остается малоизученной роль сахарного диабета 2 типа (СД2) в формировании структуры МХЗ.


Цель. Изучить долю СД2 в структуре полиморбидности с учетом гендерных и возрастных характеристик.


Методы. Обследовано 2254 больных МХЗ (769 мужчин и 1485 женщин, 18–99 лет). Определяли частоту распространения СД2 среди больных МХЗ в зависимости от возраста и пола, а также изучали гендерную и возрастную структуру МХЗ при СД2.


Результаты. СД2 выявлен у 407 больных (18,1%), соотношение м:ж – 1:2,53. Индекс полиморбидности у больных СД2 мужского пола был выше в 1,5–2,0 раза, чем у больных без СД. Интенсивность нарастания индекса полиморбидности одинакова в обеих группах, однако высокий его стартовый уровень у больных СД2 в молодом возрасте определял отягощенность коморбидного статуса при нарушении углеводного обмена в старших возрастах. При СД2 артериальная гипертензия преобладала в возрасте 18–59 лет (p<0,05), стенокардия, хроническая сердечная недостаточность, цереброваскулярная болезнь, заболевания печени, почек – в возрасте 45–74 лет (p<0,001), гемиплегия – в возрасте 45–89 лет (p<0,05). В возрасте 60–74 лет онкологические заболевания чаще встречались у больных без СД (p<0,001). Ожирение, вне зависимости от наличия СД, ассоциировалось с большей обремененностью заболеваниями (p<0,05). Гендерное различие по МХЗ у больных СД2 заключалось лишь в преобладании инфаркта миокарда (p<0,001) и язвенной болезни у мужчин (p<0,01); у женщин чаще встречалось ожирение, стеатоз печени в молодом возрасте, остеоартрит в общей группе (p<0,05), по остальным заболеваниям различий не отмечено.


Заключение. СД2 встречается у 18,1% больных МХЗ, при этом высокий стартовый уровень индекса полиморбидности у лиц молодого возраста определяет более высокую частоту обремененности хроническими заболеваниями в последующие годы жизни по сравнению с пациентами без диабета. СД2, наряду со старением и ожирением, является фактором риска развития МХЗ.

Для цитирования:


Асфандиярова Н.С., Дашкевич О.В., Дорошина Н.В., Сучкова Е.И. Сахарный диабет 2 типа и множественные хронические заболевания. Сахарный диабет. 2018;21(6):455-461. https://doi.org/10.14341/DM9605

For citation:


Asfandiyarova N.S., Dashkevich O.V., Doroshina N.V., Suchkova E.I. Type 2 diabetes mellitus and multiple chronic diseases. Diabetes mellitus. 2018;21(6):455-461. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/DM9605

Демографическое старение населения, наблюдаемое последние полвека, обусловленное не только улучшением качества жизни и прогрессом медицины, но и уменьшением общей доли молодых в общей популяции, способствовало увеличению числа больных, страдающих заболеваниями, ассоциированными со старением. К таким заболеваниям относятся остеоартриты, атеросклероз, сахарный диабет 2 типа (СД2), сердечно-сосудистые (ССЗ) и онкологические заболевания. Другой причиной их развития может быть ожирение и лежащая в его основе инсулинорезистентность (ИР), обусловливающая гиперинсулинемию. Ожирение может наблюдаться и у лиц молодого возраста, способствуя развитию двух и более заболеваний у одного пациента одновременно. Эти два глобальных фактора (ожирение и инволютивные изменения органов и систем по мере старения) приводят к развитию полиорганной патологии и, соответственно, полиморбидности. Особое место в структуре множественных хронических заболеваний (МХЗ) занимает СД2. С одной стороны, как старение, так и ожирение являются факторами риска его развития, с другой стороны, – СД2 сам по себе обусловливает развитие целого ряда осложнений (макро- и микроангиопатий) [1], которые определяют структуру полиморбидности [2]. Помимо этого, ИР, лежащая в основе заболевания, может способствовать развитию заболеваний желудочно-кишечного тракта, остеоартрита, атеросклероза, онкологических заболеваний, инфекции; при этом каждое из этих заболеваний может определять развитие поражения еще множества других органов и систем. Большое количество работ по изучению распространенности СД2 не позволяет судить о его значимости в структуре МХЗ.

ЦЕЛЬ

Изучить долю СД2 в структуре полиморбидности с учетом гендерных и возрастных характеристик.

МЕТОДЫ

Дизайн исследования

Проведено ретроспективное обсервационное многоцентровое исследование.

Критерии соответствия

Критериями включения пациентов в исследование были добровольное согласие на участие в эксперименте и наличие двух и более заболеваний.

Условия проведения

Исследование проведено в ГБУ РО ГКБ №10, ГБУ РО ГКБ №11, ГБУ РО Городская клиническая поликлиника №6 г. Рязани.

Продолжительность исследования

Исследование проводилось в течение 6 месяцев.

Описание вмешательства

Для установления доли больных СД2 среди пациентов с МХЗ, а также гендерной и возрастной структуры МХЗ проводилось изучение амбулаторных карт пациентов. Перечень заболеваний, которые были включены в список, представлял видоизмененный перечень заболеваний, разработанный M.Charlson и соавт. [3] для определения прогностического индекса полиморбидности и включал: ожирение, полиостеоартрит (ОА), артериальную гипертензию (АГ), стенокардию, инфаркт миокарда (ИМ), хроническую сердечную недостаточность (ХСН), цереброваскулярную болезнь (ЦВБ), гемиплегию, деменцию, хронические неспецифические заболевания легких (ХНЗЛ), язвенную болезнь желудка и/или двенадцатиперстной кишки (ЯБ), заболевания печени, почек, онкологические заболевания, СД, облитерирующий атеросклероз сосудов нижних конечностей (ОАСНК), лейкозы/лимфомы, диффузные заболевания соединительной ткани (ДЗСТ), ВИЧ/СПИД. Все диагнозы установлены на основании результатов клинико-биохимических, инструментальных и морфологических методов исследования согласно общепринятым критериям, разработанным ВОЗ, Национальными обществами кардиологов, гастроэнтерологов, пульмонологов, нефрологов, эндокринологов, ревматологов, неврологов и др. Обследование включало общий анализ крови, мочи, кала, при необходимости – кал на скрытую кровь, биохимический анализ крови, а также – ревматоидный фактор и С-реактивный белок, при заболевании почек определяли стадию хронической болезни почек (ХБП) по скорости клубочковой фильтрации; при подозрении на СД, помимо концентрации глюкозы крови и мочи, проводили нагрузочный глюкозотолерантный тест, у части пациентов определяли содержание гликированного гемоглобина [4]. Инструментальные методы исследования включали рентгенологическое исследование органов грудной клетки, ЭКГ, при необходимости проводились суточное мониторирование, эхокардиография; при соответствующих жалобах проводились фиброгастродуоденоскопия, УЗИ органов брюшной полости, определялись функции внешнего дыхания и др. У всех больных с онкологическими заболеваниями диагноз подтвержден морфологическими методами исследования.

Основной исход исследования

Получена информация о доле пациентов с СД2 среди больных МХЗ, а также гендерной и возрастной структуре МХЗ среди больных СД2.

Анализ в подгруппах

Больные были распределены на 5 возрастных групп согласно классификации ВОЗ (2016): 18–44 года (молодой возраст), 45–59 лет (средний возраст), 60–74 года (пожилой возраст), 75–90 лет (старческий возраст), старше 90 лет (долгожители). Определяли частоту распространения СД2 среди больных МХЗ в зависимости от возраста и пола.

Изучали гендерную и возрастную структуру МХЗ среди больных СД2. Производили подсчет индекса полиморбидности по Лазебнику (общее число болезней/один пациент) [5] как у больных СД2, так и без него. Данный показатель позволяет судить о степени обремененности болезнями или о степени отягощенности коморбидного статуса.

Этическая экспертиза

Выписка из протокола ЛЭК ФГБОУ ВО «Рязанский государственный медицинский университет имени академика И.П. Павлова» Министерства здравоохранения Российской Федерации №7 от 05.03.2018 г. Постановили: Научная работа Н.С. Асфандияровой и соавт. «Сахарный диабет 2 типа и множественные хронические заболевания» проведена в соответствии с международными и российскими законодательными актами о юридических и этических принципах проведения научных исследований.

Статистический анализ

Принципы расчета размера выборки: размер выборки предварительно не рассчитывался.

Методы статистического анализа данных. Определялось отношение шансов развития МХЗ у больных СД2 (ОШ, или OR – odds ratio). Для оценки значимости ОШ рассчитывались границы 95% доверительного интервала (ДИ).

Статистический анализ проводился с помощью пакета прикладных программ Statistica 7.0 (StatSoftInc., США). Использовался метод параметрической статистики на основе t-критерия Стьюдента и критерия χ2. Полученные данные выражались как М±SD (standard deviation). Значения р <0,05 принимались как статистически достоверные.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Основные результаты исследования

Из 2254 обследованных СД2 выявлен у 407 больных (18,1%), в группе преобладали женщины (м:ж – 1:2,53). СД отсутствовал у 1847 больных, в этой группе также отмечалось преобладание женщин, однако не столь выраженное, как в группе больных СД2 (м:ж – 1:1,82). По мере старения число женщин, как и в общей популяции, увеличивалось. Возрастная и гендерная характеристика больных СД2 представлена в табл. 1.

Таблица 1. Возрастная и гендерная характеристика больных сахарным диабетом 2 типа

Возраст, годы

СД2/общее количество обследованных

% СД2 от общего количества больных МХЗ

Мужчины (n)

Женщины (n)

М:Ж

18–44

14/159

8,8

9

5

1:0,56

45–59

87/586

14,9

31

56

1:1,81

60–74

194/886

21,9

52

142

1:2,73

75–89

109/585

18,6

22

87

1:3,95

>90

3/38

7,9

1

2

1:2,0

Итого

407/2254

18,1

115

292

1:2,54

Индекс полиморбидности, свидетельствующий о количестве заболеваний у одного пациента, в целом был значительно выше (табл. 2) у больных СД2, при этом обремененность полиморбидной патологией преобладала у мужчин, в отличие от больных без СД, где значительных гендерных различий не отмечено. Интенсивность нарастания индекса полиморбидности была в обеих группах, однако высокий его стартовый уровень у больных СД в молодом возрасте определял отягощенность коморбидного статуса при нарушении углеводного обмена (см. табл. 2), при этом у мужчин он был в 1,5–2 раза выше. Индекс полиморбидности у больных без СД начинал нарастать после 60 лет, а у больных СД, – уже после 45 лет (см. табл. 2).

Таблица 2. Индекс полиморбидности в зависимости от возраста и наличия сахарного диабета (М±SD)

СД/возраст

18–44 года

45–59 лет

60–74 года

75–89 лет

МХЗ СД+

3,8±1,5*

5,0±2,3***

5,5±1,8***

6,1±1,7***

МХЗ СД–

2,7±1,1

3,0±1,4

3,9±1,8

4,9±1,5

Примечания: *p<0,05; ***p<0,001

Структура заболеваний, выявленных у больных, в зависимости от наличия СД представлена на рис 1. Отмечено преобладание сердечно-сосудистых заболеваний, а также заболеваний печени и почек среди больных СД. Онкологические заболевания при СД2 встречались реже. Возрастная структура МХЗ представлена в табл. 3. Артериальная гипертония (АГ) преобладала у больных СД2 в возрасте 18–59 лет (p<0,05), стенокардия, ХСН, ЦВБ, заболевания печени, почек, – у больных СД2 в возрасте 45–74 лет (p<0,001), гемиплегия – у больных СД2 в возрасте 45–89 лет (p<0,05). В возрасте 60–74 лет онкологические заболевания чаще встречались у больных без СД (p<0,001).

Таблица 3. Возрастная структура хронических заболеваний в зависимости от наличия сахарного диабета (пояснения в тексте)

Показатели, %

СД (+/-)

18–44 года (N14/N145)

45–59 лет (N87/N499)

60–74 года (N194/N692)

75–89 лет (N109/N476)

ОА

+

14,3

58,6

64,4

67,0

-

31,7

52,5

60,5

64,3

АГ

+

71,4

93,1*

94,8

97,2

-

48,3

85,6

94,4

97,1

Стенокардия

+

0

34,5

61,3***

74,3

-

4,8

17,2

45,5

79,0

Инфаркт миокарда

+

0

3,4

9,8

14,7

-

0,7

3,4

8,1

12,0

ХСН

+

0

35,6

54,1***

76,1

-

8,3

19,6

42,9***

72,3

ЦВБ

+

7,1

33,7

53,1

68,8

-

10,3

19,4

42,1

70,0

Заболевания легких

+

21,4

17,2

17,5

15,6

-

27,6

18,8

23,0

16,2

Язвенная болезнь

+

7,1

17,2

12,4

6,4

-

17,9

9,6

11,6

7,6

Заболевания печени

+

42,9

35,6

29,9***

17,4

-

40,0

17,2

14,3

12,6

Заболевания почек

+

42,9

55,2

46,9***

45,9

-

47,6

37,5

28,6

29,8

Рис. 1. Структура хронических заболеваний в зависимости от наличия сахарного диабета (*p<0,05; **p<0,01; ***p<0,001).

Ожирение вне зависимости от наличия СД ассоциировалось с большей обремененностью заболеваниями (p<0,05). СД вне зависимости от наличия ожирения также ассоциировался с большим индексом полиморбидности (p<0,05).

У больных СД, по сравнению с группой без диабета, АГ встречалась чаще в молодом и среднем возрастах (p<0,05), однако в последующем показатели выравнивались. Остальные ССЗ (стенокардия, ХСН, ЦВБ) чаще встречались при СД2 в возрасте 45–74 лет вне зависимости от пола.

Гендерное различие по МХЗ у больных СД2 заключалось лишь в преобладании ИМ и ЯБ у мужчин (ИМ у мужчин 22/115, у женщин 16/274, p<0,001; ЯБ 21/115 и 26/292 соответственно, p<0,01); у женщин чаще встречались ожирение, стеатоз печени в молодом возрасте, ОА в общей группе (63/115 vs/ 190/292, p<0,05), по остальным заболеваниям различий не отмечено.

Дополнительные результаты исследования

ОR в группе в целом показало преобладание СД2 при стенокардии (ОR 2,5; 95%), ХСН (OR 2,4; 95%), ЦВБ (OR 2,3; 95%), гемиплегии (OR 3,0; 95%), заболеваниях печени (OR 2,7; 95%), почек (OR 2,1; 95%) у больных среднего и пожилого возраста, а также преобладание СД2 при заболеваниях почек у пациентов старческого возраста (ОR 2,9; 95%).

Нежелательные явления

Нежелательных явлений отмечено не было.

ОБСУЖДЕНИЕ

Резюме основного результата исследования

У 18,1% больных МХЗ выявлен СД2. Обремененность полиморбидной патологией преобладала среди мужчин. Коморбидный статус отягощен у больных диабетом, что обусловлено его изначально высоким индексом полиморбидности в молодом возрасте.

Обсуждение основного результата исследования

За последние 20 лет число больных СД2 удвоилось, что связано не только с наследственностью, изменением образа жизни и питания, но и увеличением числа больных среди детей и подростков, а также старением населения [4, 6]. В общей популяции СД2 встречается у 2–10% населения. В РФ этот показатель составляет 5,4%, при этом предиабет выявляется у 19,3% [4]; это свидетельствует о том, что почти у четверти населения диагностируются нарушения углеводного обмена, что является фактором риска развития МХЗ. Это подтверждают и результаты настоящего исследования: среди больных МХЗ около пятой части пациентов страдали СД2, при этом, по-видимому, именно он и обусловил высокую полиморбидность, которая формируется уже в молодом возрасте. В связи с этим одним из важных факторов профилактики развития МХЗ является выявление больных с нарушением углеводного обмена (диабет, предиабет) у лиц в возрасте 18–44 года. Высокая обремененность коморбидной патологией мужчин, больных СД2, предполагает необходимость более тщательного обследования для диагностики нарушения углеводного обмена именно лиц молодого возраста при диспансерном наблюдении. Результаты клинико-анатомических исследований также свидетельствуют, что примерно пятая часть пациентов с полиморбидной патологией, умерших в стационаре, имели СД2 [7, 8].

Индекс полиморбидности при СД2 значительно превосходил аналогичные показатели больных МХЗ без СД, при этом высокий его уровень начинал формироваться еще в молодом возрасте. Это нашло свое отражение в высоком уровне полиморбидности при нарушении углеводного обмена в пожилом и старческом возрасте. В общей популяции у долгожителей с СД2 и онкологические заболевания встречались значительно реже, чем у предшествующего поколения, что подчеркивает значимость СД2 как в развитии МХЗ, так и их прогнозе, то есть эти пациенты не доживают до возраста долгожителей.

Гендерное различие, наблюдаемое при изучении распространенности СД2 среди населения, выявленное различными исследованиями [1, 4, 9], подтверждается и результатами настоящего исследования: почти во всех группах пациентов с МХЗ, за исключением пациентов молодого возраста, отмечалось преобладание женщин. Однако отягощенность полиморбидным состоянием была выше у мужчин, и СД2 являлся одним из факторов, способствовавших увеличению индекса полиморбидности. Более высокий индекс полиморбидности у мужчин, наблюдаемый в группе в целом (без дифференциации по признаку нарушения углеводного обмена), может быть следствием нескольких факторов, в первую очередь, защитной ролью эстрогенов у женщин, а также тем, что женщины больше внимания уделяют своему здоровью. Это, однако, не объясняет, почему именно мужчины с нарушением углеводного обмена подвержены большему риску развития МХЗ, чем женщины. Гендерное различие требует более тщательного обследования мужчин молодого возраста на предмет исключения СД2, что будет способствовать и профилактике развития МХЗ.

Преобладание ЯБ и ИМ у мужчин, а также ожирения и стеатоза печени, наблюдаемых у женщин, характерно и для населения в целом. В отличие от мужчин, у женщин ОА начинает формироваться уже в молодом возрасте, в последующем эти показатели выравниваются. Это может быть связано с тем, что у женщин в молодом возрасте чаще встречается ожирение, в последующем к метаболическим нарушениям присоединяются и возрастные дегенеративные изменения. Частота развития ИМ у женщин с диабетом ниже, чем у мужчин без него, что предполагает, что в развитии ИМ могут играть роль и другие факторы, помимо нарушения углеводного обмена. Гендерного различия по выявлению ХСН у больных СД2 нами, как и другими исследователями [10], не обнаружено, хотя имеются сообщения о преобладании этого осложнения при СД2 у женщин [11] или у мужчин [12]. Различие, видимо, объясняется составом больных, включенных в исследование: у женщин частой причиной развития ХСН является АГ, у мужчин – ишемическая болезнь сердца.

Анализ структуры хронических заболеваний закономерно свидетельствует о преобладании ССЗ, заболеваний почек, печени (стеатоза), ожирения при СД2, так как они являются либо макро- и микрососудистыми осложнениями, либо факторами риска развития заболевания. Наличие этих заболеваний у пациентов без диабета может быть обусловлено различными причинами, в том числе и наличием предиабета, а пациенты, не имеющие признаков СД с нормальными показателями концентрации глюкозы натощак, часто не подвергаются более тщательному исследованию углеводного обмена. Как известно, около пятой части населения имеют признаки предиабета [4]. Структура МХЗ у больных СД2, изученная в настоящем исследовании, по ряду заболеваний либо не отличается от результатов одних исследователей [13, 14, 15], либо различается [16, 17, 18]. В последнем случае это можно объяснить различием как в количестве и качестве используемых методов исследований для постановки диагноза, так и в образе жизни больных; не последнее место занимает и влияние генетических факторов. Вместе с тем объединяющим выводом всех исследований, включая и настоящее, является заключение о нарастании полиморбидности у больных СД с увеличением возраста, а также более высокой ее частоты среди мужчин. Увеличение обремененности пациентов заболеваниями при старении закономерно и наблюдается не только при нарушении углеводного обмена, так как обусловлено дегенеративно-дистрофическими изменениями органов и тканей. Вместе с тем, при одинаковой интенсивности нарастания индекса полиморбидности по мере старения в обеих группах, более выраженная отягощенность коморбидного статуса наблюдается при нарушении углеводного обмена, и обусловлена высоким стартовым уровнем полиморбидности, формирующимся в молодом возрасте у больных СД. Это находит отражение в увеличении частоты развития МХЗ в последующие годы жизни по сравнению с пациентами без нарушения углеводного обмена.

Анализ возрастной структуры МХЗ свидетельствует о преобладании сосудистой патологии при наличии СД2 в возрасте 45–74 года, в последующем показатели выравниваются. Возможно, это связано с тем, что при нарушении углеводного обмена признаки атеросклероза развиваются раньше, а у лиц старческого возраста различие стирается ввиду развития возрастных изменений стенки сосудов и у пациентов без СД.

Высокая частота развития МХЗ при СД2 объясняется синтропией, обусловленной общностью этиопатогенетических механизмов [19], а именно инсулинорезистентности, которая является независимым фактором риска ССЗ, онкологических заболеваний и пр. [1]. При МХЗ часто отмечается развитие кластеров полиморбидности, так называемых «диад» или «триад», когда выявляется сочетание двух или трех заболеваний у пациента, таких, например, как «заболевания почек – артериальная гипертензия», «артериальная гипертензия – стенокардия – хроническая сердечная недостаточность» и др. Нами также отмечено развитие таких кластеров полиморбидности. Возможно, что ассоциация болезней на уровне клинических фенотипов имеет молекулярно-генетическую основу, обусловленную общими генами и перекрывающимися метаболическими путями [20].

Более низкая частота выявления онкологических заболеваний среди больных СД2 может быть обусловлена использованием гипогликемических средств, таких как, метформин, оказывающих благоприятный эффект на риск развития онкологических заболеваний [21]. Вместе с тем СД2, безусловно, увеличивает риск смерти при онкопатологии [22].

Анализ полученных результатов позволяет сделать вывод, что СД2, наряду с ожирением и старением, является независимым фактором риска развития полиморбидности, что неизбежно может привести к полипрагмазии. В связи с этим необходимо разработать алгоритм лечения больных СД2 с полиморбидностью [23, 24].

Ограничения исследования

Широкомасштабные, многоцентровые исследования, возможно, представили бы более точные показатели распространенности СД2 среди больных МХЗ.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СД2 встречается у 18,1% больных МХЗ, при этом высокий стартовый уровень индекса полиморбидности у лиц молодого возраста определяет более высокую частоту обремененности хроническими заболеваниями в последующие годы жизни, по сравнению с пациентами без диа бета.

В структуре МХЗ при СД2 преобладают ССЗ, заболевания почек, печени (стеатоз), ожирение.

Гендерное различие по МХЗ у больных СД2 заключается лишь в преобладании ИМ (p<0,001) и ЯБ у мужчин (p<0,01); у женщин чаще встречаются ожирение, стеатоз печени в молодом возрасте, ОА в общей группе (p<0,05); по остальным заболеваниям различий не отмечено.

СД2, наряду со старением и ожирением, является фактором риска развития МХЗ.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.

Участие авторов. Асфандиярова Н.С. – общий дизайн исследования, сбор материала, написание статьи; Дашкевич О.В. – сбор материала; Дорошина Н.В. – математическая обработка материала; Сучкова Е.И. – сбор материала. Все авторы внесли существенный вклад в проведение исследования и подготовку статьи, прочли и одобрили финальную версию перед публикацией.

Благодарности. Выражаем искреннюю благодарность врачам-терапевтам ГБУ РО ГКБ №10, ГБУ РО ГКБ №11, ГБУ РО Городская клиническая поликлиника №6 г. Рязани за предоставленную информацию о пациентах.

Список литературы

1. Сахарный диабет: диагностика, лечение профилактика / Под ред. Дедова И.И., Шестаковой М.В. – М.: Медицинское информационное агентство; 2011. [Dedov II, Shestakova MV, editors. Sakharnyi diabet: diagnostika, lechenie, profilaktika. Moscow: Meditsinskoe informatsionnoe agentstvo; 2011. (In Russ.)]

2. Вёрткин А.Л., Скотников А.С., Магомедова А.Ю., и др. Коморбидный больной сахарным диабетом на амбулаторном приеме у терапевта // Лечащий Врач. – 2014. – №3. – C. 18-24. [Vyortkin AL, Skotnikov AS, Magomedova AY, et al. Komorbidnyy bol'noy sakharnym diabetom na ambulatornom prieme u terapevta. Practitioner. 2014;(3):18-24. (In Russ.)]

3. Charlson ME, Pompei P, Ales KL, MacKenzie CR. A new method of classifying prognostic comorbidity in longitudinal studies: Development and validation. J Chronic Dis. 1987;40(5):373-383. doi: 10.1016/0021-9681(87)90171-8

4. Dedov II, Shestakova MV, Benedetti MM, et al. Prevalence of type 2 diabetes mellitus (T2DM) in the adult Russian population (NATION study). Diabetes Res Clin Pract. 2016;115:90-95. doi: 10.1016/j.diabres.2016.02.010

5. Лазебник Л.Б., Верткин А.Л., Конев Ю.В., и др. Старение. Профессиональный врачебный подход. – М.: Эксмо; 2014. [Lazebnik LB, Vyortkin AL, Konev YV, et al. Starenie. Professional’nyy vrachebnyy podkhod. Moscow: Eksmo; 2014. (In Russ.)]

6. Yates T, Khunti K. Epidemiology: The diabetes mellitus tsunami: worse than the 'Spanish flu' pandemic? Nat Rev Endocrinol. 2016;12(7):377-378. doi: 10.1038/nrendo.2016.74

7. Вёрткин А.Л., Петрик Е.А., Аристархова О.Ю. Полиморбидность – причина диагностических ошибок и расхождения клинического и морфологического диагноза // Врач скорой помощи. – 2011. – №4. – С. 63-66. [Vyortkin AL, Petrik EA, Aristarkhova OY. Polimorbidnost' – prichina diagnosticheskikh oshibok i raskhozhdeniya klinicheskogo i morfologicheskogo diagnoza. Vrach skoroy pomoshchi. 2011;(4):63-66. (In Russ.)]

8. Вёрткин А.Л.., Зайратьянц О.В., Вовк Е.И. Окончательный диагноз. – М.: ГЭОТАР-Медиа; 2008. [Vyortkin AL, Zairat’yants OV, Vovk EI. Okonchatel’nyy diagnoz. Moscow: GEOTAR-Media; 2008. (In Russ.)]

9. Сунцов Ю.И., Дедов И.И., Кудрякова С.В. Государственный регистр сахарного диабета: эпидемиологическая характеристика инсулиннезависимого сахарного диабета // Сахарный диабет. – 1998. – Т. 1. – №1. – C. 41-43. [Suntsov YI, Dedov II, Kudryakova SV. Gosudarstvennyy registr sakharnogo diabeta: epidemiologicheskaya kharakteristika insulinnezavisimogo sakharnogo diabeta. Diabetes mellitus. 1998;1(1):41-43. (In Russ.)] doi: 10.14341/2072-0351-6215

10. Nichols GA, Gullion CM, Koro CE, et al. The Incidence of Congestive Heart Failure in Type 2 Diabetes: An update. Diabetes Care. 2004;27(8):1879-1884. doi: 10.2337/diacare.27.8.1879

11. Kannel WB, Hjortland M, Castelli WP. Role of diabetes in congestive heart failure: The Framingham study. Am J Cardiol. 1974;34(1):29-34. doi: 10.1016/0002-9149(74)90089-7

12. Klimek P, Kautzky-Willer A, Chmiel A, et al. Quantification of diabetes comorbidity risks across life using nation-wide big claims data. PLoS Comput Biol. 2015;11(4):e1004125. doi: 10.1371/journal.pcbi.1004125

13. Кляритская И.Л., Максимова Е.В. Коморбидность сахарного диабета и заболеваний печени // Крымский терапевтический журнал. – 2012. – № 2. – С. 109-115. [Klyaritskaya IL, Maksimova EV. The combination of diabetes and liver disease. Krymskiy terapevticheskiy zhurnal. 2012;(2):109-115. (In Russ.)]

14. Климентьева Г.И., Курникова И.А., Кузнецова И.А., Афонова Т.М. Сахарный диабет 2 типа и проблема коморбидной патологии // Кубанский научный медицинский вестник. – 2012. – №1. – С. 81-84. [Klymentyeva GI, Kurnikova IA, Kuznetsova IA, Afonova TM. Type 2 diabetes and and the problem of comorbid pathology. Kubanskii nauchnyi meditsinskii vestnik. 2012;(1):81-84. (In Russ.)]

15. Kim HS, Shin AM, Kim MK, Kim YN. Comorbidity study on type 2 diabetes mellitus using data mining. Korean J Intern Med. 2012;27(2):197-202. doi: 10.3904/kjim.2012.27.2.197

16. Pati S, Schellevis FG. Prevalence and pattern of co morbidity among type2 diabetics attending urban primary healthcare centers at Bhubaneswar (India). PLoS One. 2017;12(8):e0181661. doi: 10.1371/journal.pone.0181661

17. Mo F, Pogany LM, Li FC, Morrison H. Prevalence of diabetes and cardiovascular comorbidity in the Canadian Community Health Survey 2002-2003. ScientificWorldJournal. 2006;6:96-105. doi: 10.1100/tsw.2006.13

18. Stapleton A. Urinary tract infections in patients with diabetes. Am J Med. 2002;113(1):80-84. doi: 10.1016/s0002-9343(02)01062-8

19. Наумова Л.А., Осипова О.Н. Коморбидность: механизмы патогенеза, клиническое значение // Современные проблемы науки и образования. – 2016. – №5. [Naumova LA. Osipova NM. Comorbidity: mechanisms of pathogenesis, clinical significance. Modern problems of science and education. 2016;(5). (In Russ.)]

20. Пузырев В.П. Генетические основы коморбидности у человека // Генетика. – 2015. – Т. 51. – №4. – С. 491-502. [Puzyrev VP. Genetic Bases of Human Comorbidity. Russian journal of genetics. 2015;51(4):491-502. (In Russ.)] doi: 10.7868/S0016675815040098

21. Асфандиярова Н.С. Смертность при сахарном диабете 2 типа (обзор литературы) // Сахарный диабет. – 2015. – Т. 18. – №4. – С. 12-21. [Asfandiyarova NS. A review of mortality in type 2 diabetes mellitus. Diabetes mellitus. 2015;18(4):12-21. (In Russ.)] doi: 10.14341/DM6846

22. Асфандиярова Н.С., Низов А.А., Здольник Т.Д., и др. Динамика смертности при сахарном диабете на примере Сасовского района Рязанской области за период с 2003 по 2013 гг // Проблемы эндокринологии. – 2015. – Т. 61. – №6. – С. 17-22. [Asfandiyarova NS, Nizov AA, Zdol'nik TD, et al. Changes in diabetes mortality in Sasovo district of Ryazan region during 2003-2013 years. Problems of endocrinology. 2015;61(6):17-22. (In Russ.)] doi: 10.14341/probl201561617-22

23. Шестакова М.В. Можно ли избежать полипрагмазии при инсулиннезависимом сахарном диабете? // Сахарный диабет. – 1999. – Т. 2. – №1. – С. 28-29. [Shestakova MV. Mozhno li izbezhat' polipragmazii pri insulinzavisimom sakharnom diabete? Diabetes mellitus. 1999;2(1):28-29. (In Russ.)] doi: 10.14341/2072-0351-5730

24. Дедов И.И., Шестакова М.В., Майоров А.Ю., и др. Алгоритмы специализированной медицинской помощи больным сахарным диабетом / Под ред. Дедова И.И., Шестаковой М.В., Майорова А.Ю. 8-й выпуск // Сахарный диабет. – 2017. – Т. 20. – №1S. – С. 1-112. [Dedov II, Shestakova MV, Mayorov AY, et al. Dedov II, Shestakova MV, Mayorov AY, editors. Standards of specialized diabetes care. 8th ed. Diabetes mellitus. 2017;20(1S):1-112. (In Russ.)] doi: 10.14341/DM20171S8


Об авторах

Наиля Сайфуллаевна Асфандиярова

Рязанский государственный медицинский университет имени академика И.П. Павлова


Россия

д.м.н., с.н.с.



Ольга Валентиновна Дашкевич

Рязанский государственный медицинский университет имени академика И.П. Павлова


Россия

к.м.н.



Наталья Владимировна Дорошина

Рязанский государственный медицинский университет имени академика И.П. Павлова


Россия

старший преподаватель



Екатерина Игоревна Сучкова

Рязанский государственный медицинский университет имени академика И.П. Павлова


Россия

аспирант



Дополнительные файлы

1. Рис. 1. Структура хронических заболеваний в зависимости от наличия сахарного диабета (*p<0,05; **p<0,01; ***p<0,001).
Тема
Тип Исследовательские инструменты
Посмотреть (122KB)    
Метаданные

Для цитирования:


Асфандиярова Н.С., Дашкевич О.В., Дорошина Н.В., Сучкова Е.И. Сахарный диабет 2 типа и множественные хронические заболевания. Сахарный диабет. 2018;21(6):455-461. https://doi.org/10.14341/DM9605

For citation:


Asfandiyarova N.S., Dashkevich O.V., Doroshina N.V., Suchkova E.I. Type 2 diabetes mellitus and multiple chronic diseases. Diabetes mellitus. 2018;21(6):455-461. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/DM9605

Просмотров: 409


ISSN 2072-0351 (Print)
ISSN 2072-0378 (Online)