Preview

Сахарный диабет

Расширенный поиск

Параметры образа жизни и риск гестационного сахарного диабета: что можно изменить?

https://doi.org/10.14341/DM8226

Полный текст:

Аннотация

Гестационный сахарный диабет (ГСД) является частым осложнением беременности и может приводить к таким неблагоприятным последствиям для матери и плода, как родоразрешение путем кесарева сечения, родовые травмы и развитие сахарного диабета (СД) 2 типа в будущем. Выявление и коррекция модифицируемых факторов риска ГСД могут помочь предотвратить эти проблемы.


Цель. Выявить наиболее важные параметры образа жизни, влияющие на риск развития ГСД.


Материалы и методы. В исследование включены 680 беременных женщин, выполнивших глюкозотолерантный тест с 75 г глюкозы на сроке 24–28 недель и заполнивших анкету, состоящую из следующих разделов: употребление в пищу основных групп продуктов и напитков, физическая активность, курение до и во время беременности, которые были стратифицированы полуколичественным способом. Для выявления параметров образа жизни, оказывающих влияние на развитие ГСД, была проведена логистическая регрессия.


Результаты. ГСД выявлен у 266 женщин, остальные 414 человек составили группу контроля. Среди факторов питания наиболее важное значение в отношении риска развития ГСД имели: употребление сосисок и колбасных изделий, сухофруктов и фруктов. Употребление сосисок и колбасных изделий более 3 раз в неделю увеличивало риск развития ГСД в 2,4 раза (95% доверительный интервал (ДИ) 1,5–3,8, р<0,001), а употребление сухофруктов до беременности более 3 раз в неделю увеличивало риск развития ГСД в 6,5 раз (95% ДИ 2,5–16,8, р<0,001) по сравнению с меньшим потреблением. Увеличение потребления свежих фруктов во время беременности более 12 раз в неделю, наоборот, снижало риск развития ГСД (ОШ 0,5, 95% ДИ 0,3–0,8, р=0,015). Из оцениваемых показателей физической активности в отношении профилактики ГСД наиболее важной оказалась привычка подниматься пешком по лестнице не менее 4 этажей в день во время беременности (ОШ 0,7, 95% ДИ 0,5–1,0, р=0,069).


Заключение. В рекомендации по профилактике ГСД следует включить ограничение употребления колбасных изделий, сухофруктов, без ограничения свежих фруктов, и увеличение физической активности за счет ходьбы по лестнице.

Для цитирования:


Попова П.В., Ткачук А.С., Болотько Я.А., Герасимов А.С., Демидова К.А., Пустозеров Е.А., Кузнецова Л.В., Гринева Е.Н. Параметры образа жизни и риск гестационного сахарного диабета: что можно изменить? Сахарный диабет. 2017;20(1):85-92. https://doi.org/10.14341/DM8226

For citation:


Popova P.V., Tkachuk A.S., Bolotko Y.A., Gerasimov A.S., Demidova K.A., Pustozerov E.A., Kuznetsova L.V., Grineva E.N. Risk of gestational diabetes mellitus: which lifestyle parameters should be changed? Diabetes mellitus. 2017;20(1):85-92. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/DM8226

Гестационный сахарный диабет (ГСД) является одним из наиболее часто встречающихся при беременности заболеваний и наиболее распространенным типом сахарного диабета (СД) у беременных. ГСД выявляют у 1–18% беременных женщин в зависимости от метода скрининга, диагностических критериев и обследуемой популяции [1, 2]. До недавнего времени ГСД определяли как нарушение углеводного обмена, впервые возникшее во время беременности [3]. В настоящее время ГСД определяют как заболевание, характеризующееся гипергликемией, впервые выявленной во время беременности, но не соответствующей критериям «манифестного» СД [1, 4].

ГСД ассоциирован со значительными ближайшими и отдаленными неблагоприятными последствиями для матери и потомства, такими как родоразрешение путем кесарева сечения, родовые травмы [2] и развитие СД 2 типа (СД2) в будущем [5]. Наличие ГСД также повышает риски перинатальной смертности, гипогликемии и желтухи новорожденных, гестационной гипертензии и преэклампсии [2]. Снижение частоты развития макросомии плода является наилучшим способом предотвращения родовых травм и снижения частоты кесарева сечения. Ожидается, что у 15–60% женщин с ГСД разовьется СД2 в течение 5 лет после родов [6]. Дети, рожденные от матерей с ГСД, имеют повышенный риск развития ожирения, независимо от наличия ожирения у матери [7]. Таким образом, профилактика и раннее выявление ГСД влияют на здоровье матерей и будущих поколений. И понимание важности факторов риска ГСД приобретает все большее значение.

Хорошо известны такие немодифицируемые факторы риска, как наличие ГСД в анамнезе, отягощенной наследственности по СД2 и увеличение возраста матерей [8, 9]. Однако на основании мета-анализов убедительных данных о влиянии изменения модифицируемых факторов (диеты и образа жизни) на риск развития ГСД и неблагоприятных исходов беременности в настоящее время не получено [10]. Это может быть обусловлено как ограничениями анализируемых исследований, так и разным вкладом этих факторов в развитие ГСД в разных популяциях.

Цель

Целью нашего исследования было уточнение модифицируемых факторов риска ГСД у российских женщин с возможностью дальнейшей разработки рекомендаций по профилактике ГСД.

Материалы и методы

Дизайн исследования

Исследование было выполнено на базе Северо-Западного федерального медицинского исследовательского центра (СЗФМИЦ) им. В.А. Алмазова г. Санкт-Петербурга в период с 2015 по 2016 гг. В исследование были включены 680 беременных женщин, проходивших скрининг на ГСД, давших согласие на участие в исследовании и заполнивших анкеты.

Критерии соответствия

Критериями невключения в исследование являлись: наличие СД 1 или 2 типа, наличие других заболеваний, влияющих на метаболизм углеводов, отказ пациента от участия в исследовании.

Условия проведения

В СЗФМИЦ им В.А. Алмазова обращаются женщины из всех районов г. Санкт-Петербурга, а также из Ленинградской области. Анкетирование женщин проводили во время выполнения перорального глюкозотолерантного теста (ПГТТ) в рамках скрининга на ГСД.

Описание медицинского вмешательства

Беременным, давшим согласие на участие в исследовании, на 24–32 неделе гестации был проведен ПГТТ с определением глюкозы в плазме натощак, через 1 ч и через 2 ч после приема 75 г глюкозы. Тест выполнялся на фоне обычного питания (не менее 150 г углеводов в день) как минимум в течение 3 дней, предшествующих исследованию. Тест проводили утром натощак после 8–14-часового ночного голодания.

Лабораторное определение уровня глюкозы было выполнено в клинической лаборатории Центра на аппарате «Хитачи-902» с использованием реактивов фирмы «Рош Диагностика» (Швейцария).

Все женщины были осмотрены эндокринологом, был собран анамнез и проведен анализ обменных карт. Сбор анамнеза включал уточнение следующих данных: вес до беременности, наличие ГСД в анамнезе, артериальной гипертензии (АГ), нарушения толерантности к глюкозе до беременности и отягощенной наследственности по СД.

Участницы исследования заполнили анкету, состоящую из следующих разделов: частота употребления в неделю основных групп продуктов и напитков (фрукты, пирожные, выпечка, шоколад, обезжиренные молочные продукты, необезжиренные молочные продукты, бобовые, мясо, колбасно-сосисочные изделия, сухофрукты, рыба, цельнозерновой хлеб, хлеб любого состава, соусы, овощи в любом виде, сырые овощи, алкоголь, сладкие напитки, кофе), физическая активность (длительность ходьбы в день – менее 30 минут, 30–60 минут или более 60 минут; частота подъема по лестнице в день – менее 4 пролетов, 4–16 пролетов или более 16 пролетов; частота занятий спортом длительностью не менее 30 мин в неделю), курение до и во время беременности, которые были стратифицированы полуколичественным способом.

Основной исход исследования

Основным исходом исследования считали наличие или отсутствие ГСД.

Анализ в подгруппах

По результатам ОГТТ были сформированы группы: группа ГСД и группа контроля (без нарушения углеводного обмена по данным ОГТТ).

Диагноз ГСД по данным ОГТТ ставили согласно рекомендациям Российского Национального консенсуса по ГСД [1] (глюкоза натощак ≥5,1 ммоль/л и/или через 1 ч ≥10,0 ммоль/л, и/или через 2 ч ≥8,5 ммоль/л). Женщины с выявленным ГСД проходили дальнейшее наблюдение и лечение в Перинатальном центре СЗФМИЦ им. В.А. Алмазова.

Этическая экспертиза

Протокол исследования был одобрен этическим комитетом СЗФМИЦ им. В.А. Алмазова (№119 от 13.07.15).

Статистический анализ

Статистическую обработку полученных данных производили с использованием статистической программы SPSS 22.0 (SPSS Inc., США). Данные представлены в виде М±SD, где М – среднее значение, SD – стандартное отклонение. Для сравнения распределения качественных признаков использовали критерий χ2. Для оценки отличий количественных признаков между группами применяли критерий Стьюдента. Различия считали достоверными при p<0,05.

Для оценки взаимосвязи между различными параметрами образа жизни и последующим выявлением ГСД был использован метод бинарной логистической регрессии. Зависимым показателем было наличие или отсутствие ГСД. Наличие ГСД было обозначено значением «1», а его отсутствие – значением «0». 22 параметра были выбраны в качестве предикторов ГСД: 16 параметров, связанных с употреблением определенных групп продуктов (фрукты, пирожные, выпечка, шоколад, обезжиренные молочные продукты, необезжиренные молочные продукты, бобовые, мясо, колбасно-сосисочные изделия, сухофрукты, рыба, цельнозерновой хлеб, любой хлеб, соусы, овощи в любом виде, сырые овощи), 3 параметра, касающиеся употребления напитков (алкоголь, сладкие напитки, кофе), и 3 параметра, характеризующие физическую активность (ходьба, подъем по лестнице и спорт). Для каждого из перечисленных параметров интенсивность оценивалась посредством порядковой шкалы из 3 уровней: низкий, средний и высокий.

Результаты

Объекты (участники) исследования

Средний возраст включенных в исследование женщин составил 30,1±4,9 лет, а средний индекс массы тела (ИМТ) до беременности был 24,7±5,8 кг/м2. ГСД выявлен у 266 женщин, остальные 414 человек составили группу контроля.

Характеристика участниц исследования представлена в табл. 1. Женщины с ГСД были старше и имели более высокий ИМТ до беременности. В анамнезе у женщин с ГСД чаще имели место нарушение толерантности к глюкозе (НТГ), артериальная гипертензия и ГСД. Отягощенная наследственность по СД у них была тоже несколько чаще, но различие не достигло статистической значимости.

Таблица 1. Характеристика женщин с гестационным диабетом и группы контроля

 

ГСД

Контроль

Р

Возраст, лет

31,5±4,9

29,1±4,7

<0,0001

ИМТ до беременности, кг/м2

26,7±6,6

23,7±5,1

<0,0001

Отягощенная наследственность по СД, %

45,1

38,3

0,062

Артериальная гипертензия до беременности, %

22

8

<0,0001

ГСД в анамнезе, %

7,4

1,1

0,004

НТГ в анамнезе, %

5,7

2,2

0,025

Примечания: ИМТ – индекс массы тела, ГСД – гестационный сахарный диабет, НТГ – нарушение толерантности к глюкозе

Основные результаты исследования

По результатам анкетирования всех женщин проведено изучение особенностей питания и физической активности до и во время беременности у женщин в группе контроля и у женщин с ГСД.

На рис. 1 отражено процентное соотношение частоты потребления основных групп продуктов до беременности, а на рис. 2 – процентное соотношение женщин с разной степенью физической активности до и во время беременности в каждой группе пациенток.

Рис. 1. Характеристика питания до беременности женщин с ГСД и группы контроля.

Примечания: на рисунке 1 отражены дискретные показатели потребления отдельных продуктов питания. Стратификация каждого продукта проведена по частоте (количеству раз) потребления в неделю, которая разделена на 3 уровня: низкий, средний, высокий. Лимиты различаются в зависимости от продукта: сосиски <1/нед, 1–3/нед, >3/нед; кофе 0–1/день, 2–3/день, >3/день; сладкие напитки <2/нед, 2–4/нед, >4/нед; алкоголь <1/нед, 1–3/нед, >3/нед; свежие овощи <6/нед, 6–12/нед, >12/нед; овощи <6/нед, 6–12/нед, >12/нед; соусы <1/нед, 2–4/нед, >4/нед; хлеб любой <1/нед, 1–3/нед, >12/нед; хлеб цельнозерновой <1/нед, 1–3/нед, >3/нед; рыба <3/нед, 3–6/нед, >6/нед; сухофрукты 0/нед, 1–3/нед, >3/нед; мясо <3/нед, 3–6/нед, >6/нед; молочные необезжиренные продукты <3/нед, 3–6/нед, >6/нед; молочные обезжиренные продукты <3/нед, 3–6/нед, >6/нед; шоколад <2/нед, 2–4/нед, >4/нед; выпечка <2/нед, 2–4/нед, >4/нед; пирожные <2/нед, 2–4/нед, >4/нед; фрукты <6/нед, 6–12/нед, >12/нед. (Знак “<” означает меньше; “>” означает больше, чем).

Рис. 2. Распределение по уровню физической активности женщин с ГСД и группы контроля.

Примечание: отражены дискретные показатели степени физической активности. Лимиты различаются в зависимости от вида физической активности и поделены на 3 уровня: низкий, средний и высокий соответственно. Легкая ходьба менее 30 мин/день, 30–60 мин/день, >60 мин/день; подъем по лестнице <4 этажей/день, 4–16 этажей/день, >16 этажей/день; спорт (занятия спортом длительностью более 30 мин) <2 раз/нед, 2–3 р/нед, >3 р/нед. (“<” означает меньше; “>” означает больше, чем; нед – в неделю.)

Значимые различия между группами выявлены в потреблении сухофруктов (р<0,001), сосисок и колбасных изделий (р<0,001) до беременности, а также в потреблении свежих фруктов (р=0,015) и частоте подъема по лестнице (р=0,013) во время беременности. Достоверных различий в частоте употребления остальных продуктов и выполнения других видов физической нагрузки выявлено не было. В связи с отсутствием значимых различий между группами в потреблении продуктов, за исключением свежих фруктов, во время беременности результаты сравнения в графическом варианте не представлены. Различий в частоте курения между группами выявлено не было (до беременности 41,5% и 36,5%, р=0,137; во время беременности 11,9% и 9,3%, р=0,443, среди женщин с ГСД и группы контроля соответственно).

С целью выявления характера влияния отдельных видов продуктов и физической активности на риск развития ГСД была применена логистическая регрессия. Результаты представлены на рис. 3.

Рис. 3. Параметры образа жизни и риск развития ГСД (отношение шансов (95% ДИ) развития ГСД для факторов образа жизни при применении логистической регрессии)

Примечание: * – до беременности, ** – во время беременности.

Среди факторов питания наиболее важное значение в отношении риска развития ГСД имели: употребление сосисок и колбасных изделий, сухофруктов и фруктов. Употребление сосисок и колбасных изделий более 3 раз в неделю до беременности увеличивало риск развития ГСД в 2,4 раза (95% доверительный интервал (ДИ) 1,5–3,8, р<0,001), а употребление сухофруктов до беременности более 3 раз в неделю увеличивало риск развития ГСД в 6,5 раз (95% ДИ 2,5–16,8, р<0,001) по сравнению с потреблением менее 1 раза в неделю. Увеличение потребления свежих фруктов во время беременности более 12 раз в неделю, наоборот, снижало риск развития ГСД (отношение шансов (ОШ) 0,5, 95% ДИ 0,3–0,8, р=0,015). Из оцениваемых показателей физической активности в отношении профилактики ГСД наиболее важной оказалась привычка подниматься пешком по лестнице не менее 4 этажей в день во время беременности (ОШ 0,7, 95% ДИ 0,5–1,0, р=0,069).

Дополнительные результаты исследования

После добавления в математическую модель классических факторов риска ГСД (возраст, ИМТ, наследственность по СД, нарушение толерантности к глюкозе в анамнезе) наиболее значимыми оказались возраст и ИМТ. Увеличение возраста на 1 год увеличивало риск ГСД на 10% (ОШ 1,1, 95% ДИ 1,05–1,15, р<0,001), а увеличение ИМТ на 1 кг/м2 повышало риск ГСД на 8% (ОШ 1,08, 95% ДИ 1,04–1,12, р<0,001). При этом сохранилась связь с риском развития ГСД частоты употребления сухофруктов (ОШ 5,8, 95% ДИ 1,7–19,7, р<0,001) и даже стало более значимым влияние на риск развития ГСД частоты употребления сосисок и колбасных изделий (ОШ 5,1, 95% ДИ 2,5–10,5, р<0,001).

Обсуждение

Резюме основного результата исследования

Среди изученных параметров образа жизни (питания и физической активности) наиболее значимыми факторами риска развития ГСД были частое употребление в пищу сухофруктов, сосисок и колбасных изделий до беременности, редкое употребление свежих фруктов во время беременности и низкий уровень физической активности в виде ограничения подъема по лестнице во время беременности. Была подтверждена роль таких известных факторов риска развития ГСД, как увеличение возраста, избыточная масса тела и ожирение, отягощенная наследственность по СД, нарушение толерантности к глюкозе, артериальная гипертензия и ГСД в анамнезе [11, 12].

Обсуждение основного результата исследования

Результаты исследования показывают, что частота употребления некоторых продуктов питания может влиять на риск развития ГСД. Связь диеты с развитием ГСД описана в ряде исследований [13, 14, 15].

В нашем исследовании частое употребление сосисок и колбасных изделий более 3 раз в неделю до беременности увеличивало риск развития ГСД в 2,4 раза. Наши результаты соответствуют данным авторов, демонстрирующих положительную связь «западной» диеты, характеризующейся высоким уровнем потребления животных жиров, с развитием ГСД у беременных женщин [14].

Bowers K. и соавт. выявили связь повышения риска развития ГСД с увеличением потребления пищи, богатой холестерином и животными жирами [15]. Более того, они рассчитали, что замещение процента калорий, потребляемых за счет углеводов, аналогичным по калорийности количеством жиров было ассоциировано со значительным увеличением риска ГСД [15].

Хотя точные механизмы влияния повышенного потребления холестерина и животных жиров на гомеостаз глюкозы и риск развития ГСД не известны, выявленная ассоциация является правдоподобной с точки зрения физиологии. Повышенный уровень свободных жирных кислот может подавлять стимулируемый инсулином захват глюкозы и таким образом вносить вклад в развитие инсулинорезистентности [16]. На животных моделях было показано, что накопление холестерина в островках бета-клеток вносит вклад в нарушение толерантности к глюкозе за счет развития дисфункции бета-клеток [17].

В обследованной нами выборке беременных женщин выявлена положительная связь между частотой употребления сухофруктов до беременности и риском развития ГСД. Подтверждения этой находки в аналогичных работах других авторов нам найти не удалось, так же, как и исследований, специально посвященных связи употребления сухофруктов и риска развития ГСД или СД. Однако в исследовании Keast D.R. и соавт. [18] употребление сухофруктов было ассоциировано с меньшей частотой ожирения и избыточного веса. Возможно, негативное влияние на углеводный обмен употребления сухофруктов в нашем исследовании было ассоциировано с добавлением сахара во многие сухофрукты при их заготовке.

В нашей работе установлено, что повышение употребления свежих фруктов во время беременности снижало риск развития ГСД. Эти данные находят подтверждение в ряде работ иностранных авторов [13, 14]. Например, в исследовании здоровья медицинских сестер тип питания, характеризующийся наименьшим уровнем потребления фруктов и овощей, был ассоциирован с повышением риска развития ГСД по сравнению с женщинами с наибольшим уровнем потребления [15].

Хотя точные механизмы обратной связи между употреблением свежих фруктов и развитием ГСД не вполне понятны, возможно, фрукты могут вносить вклад в снижение риска развития ГСД за счет высокого содержания клетчатки и относительно низкой калорийности. Кроме того, фрукты богаты витаминами, в том числе витамином С, в отношении которого установлен профилактический эффект на развитие ГСД [19].

Еще одним важным фактором, влияние которого на риск ГСД мы оценивали, была физическая активность. По данным предыдущих исследований и их мета-анализа показано, что чем выше уровень физической активности до и в начале беременности, тем ниже риск развития ГСД [20]. Наши данные согласуются с этими результатами и показывают обратную связь между уровнем физической активности и вероятностью развития ГСД.

Ограничения исследования

Наше исследование имеет несколько ограничений. В связи с кросс-секционным дизайном исследования мы лишь можем предполагать, но не можем доказать причинно-следственную связь между параметрами образа жизни до и во время беременности и риском развития ГСД. Учитывая, что данные о параметрах образа жизни были собраны со слов женщин, нельзя исключить некоторую неточность в определении частоты употребления продуктов и выполнения разных видов физической активности. Однако это типичный недостаток любого эпидемиологического исследования, изучающего питание. Другим возможным источником ошибок является разное представление данных участницами из разных подгрупп. Например, женщины с избыточным весом или набором веса во время беременности могут чаще занижать фактическое потребление продуктов, которые считаются «вредными», но такую возможность трудно просчитать статистически. Кроме того, в связи с относительно небольшим размером выборки женщин, включенных в исследование, малая статистическая мощность может быть причиной широкого диапазона доверительных интервалов в анализе данных.

Еще одним ограничением исследования является тот факт, что для выполнения ОГТТ в наш Центр чаще обращаются женщины с наличием факторов риска развития ГСД, с чем связана относительно высокая частота его выявления (39%). Поэтому данную работу не следует рассматривать в качестве исследования распространенности ГСД в отечественной популяции.

Заключение

Выявленная ассоциация между частотой потребления некоторых продуктов питания, уровнем физической активности и отношением шансов развития ГСД соответствует общим представлениям о здоровом образе жизни и данным о связи параметров образа жизни с риском развития ГСД в других популяциях. Рекомендации по внедрению здорового образа жизни среди женщин репродуктивного возраста, такие, как увеличение потребления свежих фруктов и овощей, ограничение потребления сосисок, колбасных изделий и сухофруктов с добавлением сахара, и регулярное выполнение физических нагрузок могут способствовать профилактике ГСД и связанных с ним неблагоприятных исходов беременности. Однако необходимы рандомизированные клинические исследования для подтверждения эффективности предложенных мероприятий до и особенно во время беременности в отношении снижения частоты развития ГСД. Также необходимо изучение патофизиологических и молекулярно-генетических механизмов влияния диетических особенностей и уровня физической активности матери на развитие ГСД и на плод.

Дополнительная информация

Источник финансирования

Исследование проведено при поддержке Российского научного фонда выполнено при финансовой поддержке РНФ (проект №15-14-30012).

Конфликт интересов

Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.

Участие авторов

Попова П.В – дизайн исследования, статистическая обработка и анализ результатов, написание рукописи; Ткачук A.C. – сбор данных, консультирование пациентов, написание текста; Болотько Я.А. – сбор данных, консультирование пациентов, написание текста; Герасимов А.С. – сбор данных, консультирование пациентов; Демидова К.А. – сбор данных, написание текста; Пустозеров Е.А. – статистическая обработка, подготовка графических изображений; Кузнецова Л.В. – сбор данных, консультирование пациентов, написание текста; Гринева Е.Н. – организация исследования, анализ результатов.

Список литературы

1. Дедов И.И., Краснопольский В.И., Сухих Г.Т. Российский национальный консенсус гестационный сахарный диабет: диагностика, лечение, послеродовое наблюдение? // Сахарный диабет. – 2012. – Т. 15. – №4. – C. 4-10. [Dedov II, Krasnopol'skiy VI, Sukhikh GT. Russian National Consensus Statement on gestational diabetes: diagnostics, treatment and postnatal care. Diabetes mellitus. 2012;15(4):4-10. (In Russ)]. doi: 10.14341/2072-0351-5531

2. Group HSCR, Metzger BE, Lowe LP, et al. Hyperglycemia and adverse pregnancy outcomes. N Engl J Med. 2008;358(19):1991-2002. doi: 10.1056/NEJMoa0707943

3. Metzger BE, Buchanan TA, Coustan DR, et al. Summary and recommendations of the Fifth International Workshop-Conference on Gestational Diabetes Mellitus. Diabetes Care. 2007;30 Suppl 2:S251-260. doi: 10.2337/dc07-s225

4. American Diabetes A. Standards of medical care in diabetes--2011. Diabetes Care. 2011;34 Suppl 1:S11-61. doi: 10.2337/dc11-S011

5. Ben-Haroush A, Yogev Y, Hod M. Epidemiology of gestational diabetes mellitus and its association with Type 2 diabetes. Diabetic Medicine. 2004;21(2):103-113. doi: 10.1046/j.1464-5491.2003.00985.x.

6. Kim C, Newton KM, Knopp RH. Gestational Diabetes and the Incidence of Type 2 Diabetes: A systematic review. Diabetes Care. 2002;25(10):1862-1868. doi: 10.2337/diacare.25.10.1862

7. Nehring I, Chmitorz A, Reulen H, et al. Gestational diabetes predicts the risk of childhood overweight and abdominal circumference independent of maternal obesity. Diabet Med. 2013;30(12):1449-1456. doi: 10.1111/dme.12286

8. Teede HJ, Harrison CL, Teh WT, et al. Gestational diabetes: development of an early risk prediction tool to facilitate opportunities for prevention. Aust N Z J Obstet Gynaecol. 2011;51(6):499-504. doi: 10.1111/j.1479-828X.2011.01356.x

9. Morisset AS, St-Yves A, Veillette J, et al. Prevention of gestational diabetes mellitus: a review of studies on weight management. Diabetes Metab Res Rev. 2010;26(1):17-25. doi: 10.1002/dmrr.1053

10. Bain E, Crane M, Tieu J, et al. Diet and exercise interventions for preventing gestational diabetes mellitus. Cochrane Database Syst Rev. 2015(4):CD010443. doi: 10.1002/14651858.CD010443.pub2

11. Григорян О.Р., Шереметьева Е.В., Андреева Е.Н., и др. Современные аспекты гестационного сахарного диабета: патофизиология, скрининг, диагностика, лечение. // Проблемы репродукции. – 2011. – №1. – С. ٩٨-١٠٥. [Grigorian OR, Sheremet'eva EV, Andreeva EN, et al. Gestational diabetes mellitus: pathology, screening, diagnosis, treatment. Problemy reproduktsii. 2011;1: 98-105 (In Russ)]

12. Попова П.В., Герасимов А.С., Кравчук Е.Н., и др. Факторы риска гестационного диабета и их использование с целью раннего его выявления. // Проблемы женского здоровья. – 2013. – Т. 8. – №1. – С. ٥-١١. [Popova PV, Gerasimov AS, Kravchuk EN, et al. Risk factors for gestational diabetes and use it for early detection. Problems of women health. 2013;8(1):5-11. (in Russ)].

13. Shin D, Lee KW, Song WO. Dietary Patterns during Pregnancy Are Associated with Risk of Gestational Diabetes Mellitus. Nutrients. 2015;7(11):9369-9382. doi: 10.3390/nu7115472

14. Zhang C, Schulze MB, Solomon CG, Hu FB. A prospective study of dietary patterns, meat intake and the risk of gestational diabetes mellitus. Diabetologia. 2006;49(11):2604-2613. doi: 10.1007/s00125-006-0422-1

15. Bowers K, Tobias DK, Yeung E, et al. A prospective study of prepregnancy dietary fat intake and risk of gestational diabetes. Am J Clin Nutr. 2012;95(2):446-453. doi: 10.3945/ajcn.111.026294

16. Ragheb R, Shanab GM, Medhat AM, et al. Free fatty acid-induced muscle insulin resistance and glucose uptake dysfunction: evidence for PKC activation and oxidative stress-activated signaling pathways. Biochem Biophys Res Commun. 2009;389(2):211-216. doi: 10.1016/j.bbrc.2009.08.106

17. Brunham LR, Kruit JK, Pape TD, et al. Beta-cell ABCA1 influences insulin secretion, glucose homeostasis and response to thiazolidinedione treatment. Nat Med. 2007;13(3):340-347. doi: 10.1038/nm1546

18. Keast DR, O'Neil CE, Jones JM. Dried fruit consumption is associated with improved diet quality and reduced obesity in US adults: National Health and Nutrition Examination Survey, 1999-2004. Nutr Res. 2011;31(6):460-467. doi: 10.1016/j.nutres.2011.05.009

19. Zhang C, Williams MA, Sorensen TK, et al. Maternal Plasma Ascorbic Acid (Vitamin C) and Risk of Gestational Diabetes Mellitus. Epidemiology. 2004;15(5):597-604. doi: 10.1097/01.ede.0000134864.90563.fa

20. Tobias DK, Zhang C, van Dam RM, et al. Physical activity before and during pregnancy and risk of gestational diabetes mellitus: a meta-analysis. Diabetes Care. 2011;34(1):223-229. doi: 10.2337/dc10-1368


Об авторах

Полина Викторовна Попова

Северо-Западный федеральный медицинский исследовательский центр им. В.А. Алмазова; Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. академика И.П. Павлова


Россия

Кандидат медицинских наук,  заведующая НИЛ эндокринных заболеваний у беременных


Конфликт интересов:

Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.



Александра Сергеевна Ткачук

Северо-Западный федеральный медицинский исследовательский центр им. В.А. Алмазова


Россия

Научный сотрудник НИЛ эндокринных заболеваний у беременных


Конфликт интересов:

Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.



Яна Алексеевна Болотько

Северо-Западный федеральный медицинский исследовательский центр им. В.А. Алмазова


Россия

Научный сотрудник  НИЛ эндокринных заболеваний у беременных


Конфликт интересов:

Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.



Андрей Сергеевич Герасимов

Северо-Западный федеральный медицинский исследовательский центр им. В.А. Алмазова


Россия

Научный сотрудник  НИЛ эндокринных заболеваний у беременных


Конфликт интересов:

Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.



Ксения Александровна Демидова

Северо-Западный федеральный медицинский исследовательский центр им. В.А. Алмазова


Россия

клинический ординатор кафедры акушерства и гинекологии


Конфликт интересов:

Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.



Евгений Анатольевич Пустозеров

Северо-Западный федеральный медицинский исследовательский центр им. В.А. Алмазова; Санкт-Петербургский государственный электротехнический университет «ЛЭТИ»


Россия

ассистент


Конфликт интересов:

Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.



Любовь Владимировна Кузнецова

Северо-Западный федеральный медицинский исследовательский центр им. В.А. Алмазова


Россия

кандидат медицинских наук


Конфликт интересов:

Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.



Елена Николаевна Гринева

Северо-Западный федеральный медицинский исследовательский центр им. В.А. Алмазова; Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. академика И.П. Павлова


Россия

Доктор медицинских наук, профессор, директор института эндокринологии


Конфликт интересов:

Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.



Дополнительные файлы

1. Рис. 1. Характеристика питания до беременности женщин с ГСД и группы контроля.
Тема
Тип Исследовательские инструменты
Посмотреть (220KB)    
Метаданные
2. Рис. 2. Распределение по уровню физической активности женщин с ГСД и группы контроля.
Тема
Тип Исследовательские инструменты
Посмотреть (102KB)    
Метаданные
3. Рис. 3. Параметры образа жизни и риск развития ГСД (отношение шансов (95% ДИ) развития ГСД для факторов образа жизни при применении логистической регрессии)
Тема
Тип Исследовательские инструменты
Посмотреть (78KB)    
Метаданные

Для цитирования:


Попова П.В., Ткачук А.С., Болотько Я.А., Герасимов А.С., Демидова К.А., Пустозеров Е.А., Кузнецова Л.В., Гринева Е.Н. Параметры образа жизни и риск гестационного сахарного диабета: что можно изменить? Сахарный диабет. 2017;20(1):85-92. https://doi.org/10.14341/DM8226

For citation:


Popova P.V., Tkachuk A.S., Bolotko Y.A., Gerasimov A.S., Demidova K.A., Pustozerov E.A., Kuznetsova L.V., Grineva E.N. Risk of gestational diabetes mellitus: which lifestyle parameters should be changed? Diabetes mellitus. 2017;20(1):85-92. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/DM8226

Просмотров: 135


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2072-0351 (Print)
ISSN 2072-0378 (Online)