Preview

Сахарный диабет

Расширенный поиск

Применение инсулина лизпро в терапии пациентов с сахарным диабетом 2 типа: обзор литературы

https://doi.org/10.14341/DM2003429-34

Полный текст:

Аннотация

Начало и последующая интенсификация инсулинотерапии для большинства пациентов с сахарным диабетом 2 типа (СД2) является важным этапом лечения. В клинической практике терапии пациентов с СД2 используются различные варианты инсулинотерапии: базальный инсулин в сочетании с пероральной сахароснижающей терапией, базально-болюсный режим и терапия готовыми смесями инсулина. Каждый из данных вариантов имеет свои преи­мущества и недостатки. Предварительно смешанные аналоги инсулин лизпро микс 25 (25% инсулина лизпро и 75% протаминовой суспензии инсулина лизпро) и инсулин лизпро микс 50 (50% инсулина лизпро и 50% протаминовой суспензии инсулина лизпро), которые содержат компоненты быстродействующего и средней продолжительности действия в разных соотношениях, недавно были включены в Российскую национальную программу льготного лекарственного обеспечения, что расширило возможности для выбора вариантов инсулинотерапии для пациентов с СД2. В данном обзоре представлена актуальная информация об эффективности и безопасности применения инсулина лизпро, с акцентом на готовые смеси инсулина лизпро в терапии пациентов с СД2.

Для цитирования:


Шестакова М.В., Елизарова С.В., Джаббар А. Применение инсулина лизпро в терапии пациентов с сахарным диабетом 2 типа: обзор литературы. Сахарный диабет. 2016;19(3):242-250. https://doi.org/10.14341/DM2003429-34

For citation:


Shestakova M.V., Elizarova S.V., Jabbar A. A review of insulin lispro for the treatment of patients with type 2 diabetes mellitus. Diabetes mellitus. 2016;19(3):242-250. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/DM2003429-34

Введение

В Российской Федерации, как и во всем мире, сахарный диабет (СД) представляет собой серьезную медико-социальную проблему. По данным Государственного регистра больных сахарным диабетом, в 2013 г. в России насчитывалось около 3,6 млн человек с диа­бетом [1, 2], при этом подавляющее большинство (90%) – пациенты с сахарным диабетом 2 типа (СД2) [3]. К началу 2015 г. эта цифра увеличилась до 4 млн [1, 2], то есть более чем на 10% всего за 2 года. По данным Международной Диабетической Федерации, в России в 2013 г. около 10,9 млн взрослого населения могут иметь СД, это составляет 10% всего населения в возрасте 20–79 лет [4]. Исходя из данной информации, становится ясно, что большое число случаев СД остаются невыявленными.

Экономические затраты на лечение диабета в России довольно высоки. Так, только в 2013 г. диабет стал причиной более чем 100 000 случаев смерти [4], при этом общая стоимость лечения диабета оценивалась в 375 млрд рублей в год (12,4 млрд долларов) [1]. Несмотря на эти расходы, около 75% пациентов, получающих лечение по поводу СД2, не достигают эффективного гликемического контроля (гликированный гемоглобин [HbA1c] <7%) [3], что является крайне важным, поскольку именно эффективный контроль гликемии позволяет предотвратить развитие микро- и макрососудистых осложнений данного заболевания [5, 6]. В условиях масштаба развивающейся эпидемии СД доступность новых подходов к терапии может способствовать улучшению гликемического контроля у пациентов с СД2 в России.

Когда изменение образа жизни и терапия пероральными сахароснижающими препаратами (ПССП) у пациентов с СД2 не позволяют достичь эффективного контроля гликемии, важным является своевременное начало инсулинотерапии с подбором эффективных доз, а также своевременное проведение интенсификации инсулинотерапии. Существуют разные схемы инсулинотерапии: добавление базального инсулина к терапии ПССП, базис-болюсный режим и терапия готовыми смесями инсулина. Из всех существующих режимов терапия базальным инсулином является самым простым вариантом, предполагающим назначение одной или двух инъекций в день и несложный контроль глюкозы крови, однако этот вариант, как правило, является недостаточно эффективным для долгосрочного контроля гликемии [7, 8]. Базис-болюсный режим инсулинотерапии, включающий многократные инъекции базального и прандиального инсулинов, является самым физиологичным из всех трех вариантов инсулинотерапии, однако требует дополнительного обучения пациентов самостоятельному управлению СД и проведению частого самоконтроля гликемии [7, 8]. Наконец, терапия готовыми смесями инсулина в виде 1–3 инъекций в день обеспечивает контроль гликемии как натощак, так и после приемов пищи, и при этом является простым вариантом терапии для пациентов с СД2, требуя проведения менее частого самоконтроля гликемии, чем при базис-болюсном режиме. При этом готовые смеси инсулина обеспечивают более эффективный контроль HbA1c, чем терапия базальным инсулином [9]. Согласно Российским Алгоритмам специализированной медицинской помощи больным с сахарным диабетом, использование базального инсулина на этапе старта инсулинотерапии показано для пациентов с преимущественно выраженной гипергликемией натощак при исходном уровне HbA1c выше целевого значения не более чем на 1–1,5%. Готовые смеси инсулина также рассматриваются в качестве стартового режима инсулинотерапии в случае гипергликемии как натощак, так и после приема пищи при уровне HbA1c превышающем целевое значение более чем на 1,5% [10].

В настоящее время в России доступны несколько видов готовых смесей аналогов инсулина (табл. 1). Поскольку готовые смеси инсулина лизпро были внесены в программу льготного лекарственного обеспечения в России в 2015 г., не все врачи могут иметь достаточный опыт работы с данными видами инсулина. Поэтому целью обзора является предоставление актуальной информации об эффективности и безопасности использования инсулина лизпро и готовых смесей инсулина лизпро в лечении пациентов с СД2 на этапе начала и интенсификации инсулинотерапии на основании данных крупномасштабных рандомизированных клинических исследований.

Таблица 1

Готовые смеси аналогов инсулина, доступные в настоящее время в Российской Федерации

Торговое название

Производитель

Компоненты средней продолжительности действия

Быстродействующие компоненты

Humalog® Mix75/25™

Eli Lilly and Company

75% протаминовой суспензии инсулина лизпро

25% инсулина лизпро

Humalog® Mix50/50™

Eli Lilly and Company

50% протаминовой суспензии инсулина лизпро

50% инсулина лизпро

NovoMix® 30

Novo Nordisk

70% кристаллов протамин-инсулина аспарта

30% инсулина аспарта

NovoMix® 50

Novo Nordisk

50% кристаллов протамин-инсулина аспарта

50% инсулина аспарта

Начало терапии инсулином

Применение готовой смеси инсулина лизпро на этапе старта инсулинотерапии изучалось в нескольких исследованиях. Недавно были опубликованы два исследования – DURABLE [11–14] и PARADIGM [15], в которых проводилось сравнение терапии готовой смесью инсулина лизпро с другими стартовыми режимами инсулинотерапии у пациентов с СД2.

DURABLE: лизпро микс 25 в сравнении с базальным инсулином

DURABLE – исследование, в котором изучались эффективность и безопасность инсулина лизпро микс 25 (ХM25; Хумалог® Микс 25™, Eli Lilly and Company, Индианаполис, Индиана, США) в режиме двух инъекций в день и базального инсулина (инсулин гларгин), вводимого однократно в комбинации с ПССП (табл. 2) у пациентов с СД2 и недостаточным контролем гликемии (HbA1c>7%) на терапии ПССП, ранее пациенты не получали инсулин [11, 12]. Все пациенты в этом исследовании продолжали прием ПССП во время 24-недельной (начальной) фазы терапии, а также на протяжении последующей 96-недельной (продленной) фазы, целью которой было оценить удержание целевых показателей гликемии.

Таблица 2

Исследования, в которых проводилось изучение эффективности и безопасности готовых смесей инсулина лизпро на этапе начала инсулинотерапии у пациентов с СД2

Публикация. Название исследования

Дизайн/продолжительность

(предыдущая терапия)

Терапия (рандомизация пациентов)

HbA1c (среднее)

Гликемия натощак и постпрандиальная ГК или ГП

Гипогликемия

Среднее изменение массы тела, кг

Buse et al.

[11, 12]

DURABLE

R,

OL/24-нед. начальная фаза, 96 нед. продленная фазаa (ПССП)

Начальная фаза

ХM25 (n=1045) vs гларгин (n=1046).

Продолжение ПССП

Исходный уровень:

9,1% vs 9,0%

Конечная точка:

7,2% vs 7,3% (P=0,005)

Пациенты, достигшие цели <7%:

47,5% vs 40,3% (P<0,001)

ГПН: 134 vs 122 mg/dL (P<0,001)

ППГП.

Завтрак: 167 vs 172 mg/dL (P<0,05);

Обед: NR (NS);

Ужин: 163 vs 176 mg/dL (P<0,001)

Средняя частота (эпизоды/пациент/год):

общая: 28,0 vs 23,1 (P=0,007);

ночная: 8,9 vs 11,4 (P=0,009);

тяжелая: 0,10 vs 0,03 (P=0,167)

+3,6 vs +2,5 (P<0,001)

Продленная фаза

ХМ25 (n=473) vs гларгин (n=419).

Продолжение ПССП

Средняя продолжительность удержания ≤7%:

16,8 vs 14,4 мес. (P=0,040)

Конечная точка:

7,1% vs 7,2% (P=0,017)

Пациенты, удержавшие ≤7%:

43% vs 35% (P=0,006)

NR

Средняя частота (эпизоды/пациент/год):

общая: 18,6 vs 16,4 (P=0,581);

ночная: 5,9 vs 7,7 (P=0,065);

тяжелая: 0,03 vs 0,07 (P=0,268)

+1,6 vs +1,8 (P=0,599)

Bowering et al., [15]

PARADIGM

R, OL, NI/48 недель (ПССП)

 

ХM25 (n=214) vs гларгин/лизпро (n=212).

Продолжение MET, СМb и ПИО (кроме стран, где ПИО + инсулин противопоказан)

Начальный уровень: 9,0% (обе группы).

Конечная точка: 7,1% vs 7,3% (P=0,741).

Продемонстрирована неменьшая эффективность ХM25 к гларгин/лизпро (NIM: 0,4%).

Пациенты, достигшие цели <7%, 40,0% vs 39,1% (NS); ≤6,5%, 21,2% vs 19,0% (NS)

ППГК (среднее изменение в конечной точке): 5,2 vs 4,9 ммоль/л (NS)

Средняя частота (эпизоды/пациент/30 дней):

общая: 1,71 vs 1,96 (NS);

ночная: 0,67 vs 0,85 (NS);

тяжелая (встречаемость): 3,4% vs 2,8% пациентов (NS).

+2,8 vs +2,9 (NS)

Примечания:

a Пациенты, у которых HbA1c был ≤7,0 в конце начальной фазы, переходили в фазу удержания (продленную).

b СМ были отменены перед тем, как была добавлена вторая инъекция ХM25 в группе ХM25 или первая инъекция инсулина лизпро в группе гларгин/лизпро.

Сокращения: ГПН = глюкоза плазмы натощак; гларгин = инсулин гларгин; HbA1c = гликированный гемоглобин; лизпро = инсулин лизпро; ХM25 = инсулин лизпро микс 25; MET = метформин; NR = данные не сообщены в публикации; NS = незначительный (значение Р не предоставлено в публикации); ПССП = пероральные сахароснижающие препараты; OL = (open-label) открытое исследование; ПИО = пиоглитазон; ППГК = постпрандиальная глюкоза крови; ППГП = постпрандиальная глюкоза плазмы; R = рандомизированный; NI = (noninferiority) неменьшей эффективности; NIM = (noninferiority margin) заранее определенный предел неменьшой эффективности; ГК = самостоятельно контролируемая глюкоза крови; ГП = самостоятельно контролируемая глюкоза плазмы; СМ = производные сульфонилмочевины.

Результаты исследования DURABLE показали, что терапия с помощью инсулина Хумалог Микс 25 обеспечивала лучший гликемический контроль, чем терапия с помощью базального инсулина (табл. 2). Так, средняя динамика уровня HbA1c от исходного значения до конечной точки в конце начальной и продленной фаз была более выраженной в группе инсулина Хумалог Микс 25 по сравнению с группой базального инсулина (начальная фаза: ХМ25 -1,8% vs базальный инсулин -1,7%, Р=0,005; продленная фаза ХM25 -1,6% vs базальный инсулин -1,4%, P=0,017). Также больший процент пациентов на терапии инсулином Хумалог Микс 25 достиг целевых показателей HbA1c<7% в конце начальной и продленной фаз, чем на терапии базальным инсулином. И, что важно, пациенты в группе инсулина Хумалог Микс 25 дольше удерживали достигнутый целевой уровень HbA1c≤7%, чем пациенты в группе базального инсулина.

Лучший гликемический контроль на терапии инсулином Хумалог Микс 25 не сопровождался увеличением частоты ночных и тяжелых гипогликемических реакций. В начальной фазе исследования общая частота гипогликемических реакций была несколько выше в группе инсулина Хумалог Микс 25, однако частота ночных гипогликемий, напротив, была ниже, чем на терапии базальным инсулином. Частота тяжелых гипогликемических реакций не различалась между группами терапии. В течение 120 недель исследования у пациентов в группе инсулина Хумалог Микс 25 наблюдалась несколько большая прибавка массы тела, чем у пациентов на базальном инсулине. Анализ профиля безопасности инсулина Хумалог Микс 25 и базального инсулина гларгин представлен в таблице 2.

В исследовании DURABLE проводилась дополнительная оценка эффективности и безопасности терапии в зависимости от возраста [14] и индекса массы тела (ИМТ) пациентов [13]. Результаты анализа эффективности и безопасности терапии инсулином Хумалог Микс 25 в подгруппе пациентов в возрасте ≥65 лет были сопоставимы с результатами основного анализа [14]. В частности, в конечной точке исследования среднее снижение HbA1c от исходного уровня было значительно больше в группе Хумалог Микс 25 по сравнению с группой базального инсулина (ХM25 -1,56% vs базальный инсулин -1,24%, P=0,003). Также в группе инсулина Хумалог Микс 25 при сравнении с группой базального инсулина в большем проценте случаев пациенты достигали цели терапии по уровню HbA1c<7% в конечной точке исследования (ХM25 49,2% vs базальный инсулин 30,4%, P=0,003). Длительность удержания достигнутого целевого уровня HbA1c≤7% на терапии инсулином Хумалог Микс 25 составила 19,6 месяцев в сравнении с 14,4 месяцами на терапии базальным инсулином (P=0,007). С точки зрения безопасности не выявлено различий между группами терапии по частоте общих и тяжелых гипогликемических реакций. Однако прибавка массы тела в группе инсулина Хумалог Микс 25 была несколько выше, чем в группе базального инсулина (среднее увеличение веса ХM25 5,47 кг vs базальный инсулин 3,10 кг, P=0,001).

Анализ результатов исследования, проведенный в зависимости от исходного значения ИМТ (при объединении начальной и продленной фаз исследования), продемонстрировал несколько различий между группами терапии для пациентов с ИМТ≥25 кг/м2, при этом отсутствовали какие-либо различия в группе пациентов с ИМТ<25 кг/м2 [13]. Так, по оценке изменения скорректированного среднего значения методом наименьших квадрантов было выявлено, что для пациентов с ИМТ≥25 кг/м2 снижение HbA1c было большим в группе терапии ХМ25 по сравнению с базальным инсулином (ХM25 -2,01% vs базальный инсулин -1,86%, P=0,001). Аналогично, процент пациентов с ИМТ≥25 кг/м2, достигших целевых значений HbA1c≤7%, был значительно выше в группе инсулина ХМ25 по сравнению с группой базального инсулина (ХM25 48,4% vs базальный инсулин 41,1%, P=0,002). Наконец, общая частота гипогликемических реакций у пациентов с ИМТ≥25 кг/м2 также была значимо выше в группе ХМ25 по сравнению с группой базального инсулина (ХM25 20,1 vs базальный инсулин 12,0, P<0,001).

PARADIGM: ХM25 в сравнении с режимом базальный + прандиальный инсулин

PARADIGM – исследование, в котором проводилось сравнение эффективности и безопасности терапии инсулином Хумалог Микс 25 и терапии в режиме базальный + прандиальный инсулин (инсулин гларгин плюс инсулин лизпро [Humalog®, Eli Lilly and Company, Индианаполис, Индиана, США]) у пациентов с СД 2 и недостаточным контролем гликемии (HbA1c≥7% и <11%) на терапии ПССП, ранее не получавших инсулин (табл. 2) [15]. Пациенты в этом исследовании начинали инсулинотерапию либо с одной инъекции инсулина Хумалог Микс 25 с постепенным добавлением 2 и 3 инъекций при необходимости, либо с одной инъекции инсулина гларгин с последовательным добавлением инсулина лизпро до 3 инъекций в день. Все пациенты продолжали получать ПССП в течение 48-недельного периода наблюдения, за исключением производных сульфонилмочевины, которые отменялись при добавлении второй инъекции инсулина Хумалог Микс 25 и первой инъекции инсулина лизпро.

Основным результатом исследования PARADIGM была равная эффективность в отношении гликемического контроля обеих схем инсулинотерапии (см. табл. 2). В конечной точке исследования не было отмечено значительных различий между группами по динамике уровня HbA1c (изменение скорректированного среднего значения): ХM25 -1,84% vs гларгин+лизпро -1,80%, а также по проценту пациентов, достигших цели HbA1c <7%. Таким образом, эффективность терапии инсулином Хумалог Микс 25, измеренная по динамике HbA1c, оказалась не меньшей, чем эффективность терапии инсулином гларгин + лизпро. Также в конечной точке исследования не было отмечено различий между группами по среднесуточным дозам инсулина (ХM25: 0,71 Ед./кг vs гларгин + лизпро 0,71 Ед./кг) и по числу инъекций инсулина в сутки (ХM25: 2,14 инъекции vs гларгин + лизпро 2,25  инъекции).

Обе схемы инсулинотерапии продемонстрировали одинаковый профиль безопасности (см. табл. 2). Так, не было выявлено различий между группами по частоте общей и тяжелой гипогликемий, а также по динамике массы тела.

Выводы

Таким образом, результаты исследований DURABLE и PARADIGM показали, что начало инсулинотерапии с помощью готовой смеси инсулина Хумалог Микс 25 обеспечивает эффективный контроль гликемии, который сопоставим с возможностями применения последовательной базис-болюсной стратегии инсулинотерапии (начало терапии с инсулина гларгин и последовательного добавления инсулина лизпро), а также имеет больший потенциал эффективности, чем терапия базальным инсулином. Достижение эффективного гликемического контроля на терапии инсулином Хумалог Микс 25 в исследованиях DURABLE и PARADIGM не сопровождалось увеличением частоты ночных и тяжелых гипогликемических реакций, хотя в начальной фазе исследования DURABLE отмечено незначительное увеличение частоты общих гипогликемий при сравнении с базальным инсулином. Но стоит отметить, что частота всех гипогликемических реакций, включая общие, ночные и тяжелые, была сопоставима между сравниваемыми группами на конец продленной фазы исследования DURABLE и после 48 недель наблюдения в исследовании PARADIGM.

Интенсификация инсулинотерапии

В течение последних лет было опубликовано несколько исследований, в которых изучалось использование готовых смесей инсулина лизпро микс 25 (ХM25; Хумалог® Микс 25™, Eli Lilly and Company) [16, 17] и лизпро микс 50 (ХM50; Хумалог® Микс 50™, Eli Lilly and Company) при интенсификации инсулинотерапии [17–19]. А также были представлены результаты нового исследования AUTONOMY, в котором изучалось применение инсулина лизпро на этапе интенсификации инсулинотерапии у пациентов с СД2, при этом пациенты самостоятельно проводили титрацию прандиального инсулина с использованием двух предложенных алгоритмов [20].

Исследования интенсификации инсулинотерапии с помощью готовых смесей инсулина лизпро

ХM50 в сравнении с базальным инсулином

Robbins DC и соавт. [18] представили результаты исследования, целью которого было сравнение эффективности и безопасности применения ХM50 в режиме трех инъекций в день с базальным инсулином гларгин у пациентов с СД2 и недостаточным контролем гликемии (HbA1c≥6,5% и <11%) на терапии базальным инсулином в сочетании с метформином и/или производными сульфонилмочевины (табл. 3) [18]. В исследовании около 80% пациентов, ранее получавших инсулинотерапию, продолжили прием метформина в течение всего 24-недельного периода исследо­вания.

Таблица 3

Исследования, в которых изучались эффективность и безопасность инсулина лизпро или готовых смесей инсулина лизпро на этапе интенсификации инсулинотерапии у пациентов с СД 2 типа

Публикация. Название исследования

Дизайн/ Продолжительность (предыдущая терапия)

Терапия

(рандомизация пациентов)

HbA1c (среднее значение)

Гликемия натощак и постпрандиальная ГК или ГП

Гипогликемия

Изменение веса (среднее, кг)

Robbins et al. [18]a

R, OL, NI/24 недели (гларгин + ПССП)

ХM50 (n=187) vs гларгин/лизпро (n=187).

Продолжение ПССП кроме СМ и глинидов

Начальный уровень: 8,8% vs 8,9%

Конечная точка: 7,0% vs 6,8% (P=0,021)

Неменьшая эффективность ХM50 к гларгин/лизпро не продемонстрирована (NIM: 0,3%).

Пациенты, достигшие цели <7%:

54% vs 69% (P=0,009).

Пациенты, достигшие цели ≤6,5%:

35% vs 50% (P=0,01)

ГПН: 8,8 vs 8,8 ммоль/л (P=0,013).

ППГП:

- утро9,6 vs 8,6 ммоль/л (P=0,002);

- в другое время NR (NS)

Средняя частота (эпизоды/пациент/год):

- общая: 51,20 vs 48,70 (P=0,619);

- ночная: 4,78 vs 6,17 (P=0,139);

- тяжелая: 0,10 vs 0,04 (P=0,266)

+4,0 vs +4,5

(P=0,224)

Rosenstock et al. [19]

R, OL, NI/24 недели (гларгин + ПССП)

ХM50 (n=187) vs гларгин/лизпро (n=187).

Продолжение ПССП, кроме СМ и глинидов

Начальный уровень: 8,8% vs 8,9%

Конечная точка: 7,0% vs 6,8% (P=0,021)

Неменьшая эффективность ХM50 к гларгин/лизпро не продемонстрирована (NIM: 0,3%).

Пациенты, достигшие цели <7%:

54% vs 69% (P=0,009).

Пациенты, достигшие цели≤6,5%:

35% vs 50% (P=0,01)

ГПН: 8,8 vs 8,8 ммоль/л (P=0,013).

ППГП:

- утро9,6 vs 8,6 ммоль/л (P=0,002);

- в другое время NR (NS)

Средняя частота (эпизоды/пациент/год):

- общая: 51,20 vs 48,70 (P=0,619);

- ночная: 4,78 vs 6,17 (P=0,139);

- тяжелая: 0,10 vs 0,04 (P=0,266)

+4,0 vs +4,5

(P=0,224)

Miser et al. [17]. DURABLE под-исследование

R, OL, NI/24 недели (инициация с ХM25 или гларгин + ПССП в течение 24 нед.)

Предшествовал ХM25: ХM50 (n=174) vs гларгин/лизпро (n=171).

Предшествовал гларгин: ХM25 (n=200) vs гларгин/лизпро (n=199).

Продолжение ПССП кроме СМ

 

Начальный уровень: 8,0 vs 8,0 (P=0,660).

Конечная точка: 8,2 vs 8,2 (P=0,990).

Продемонстрирована неменьшая эффективность ХM50 к гларгин/лизпро (NIM: 0,4%).

Пациенты, достигшие цели <7%:

9% vs 18% (P=0,021).

Пациенты, достигшие цели ≤6,5%:

4% vs 5% (P=0,799).

NR

Средняя частота (эпизоды/пациент/год):

- общая: 11,1 vs 12,1 (P=0,623);

- ночная: 2,5 vs 2,4 (P=0,949);

- тяжелая (встречаемость): 1% vs 0% пациентов (P=0,188)

+0,6 vs + 0,9

(P=0,345)

 

Начальный уровень: 8,0 vs 8,0 (P=0,852).

Конечная точка: 8,0 vs 8,1 (p=0,271).

Продемонстрирована неменьшая эффективность ХM25 к гларгин/лизпро (NIM: 0,4%).

Пациенты, достигшие цели <7%:

14% vs 14% (P=1,000).

Пациенты, достигшие цели ≤6,5%:

4% vs 4% (P=1,000).

NR

Средняя частота (эпизоды/пациент/год):

- общая: 10,1 vs 11,2 (P=0,730);

- ночная: 2,5 vs 3,0 (P=0,657);

- тяжелая (встречаемость): 1% vs 0% пациентов (P=0,166)

+1,4 vs + 0,9

(P=0,098)

Tinahones et al. [16]

R, OL, NI/24 недели (гларгин + ПССП)

ХM25 (n=236) vs гларгин/лизпро (n=242)

Продолжение ПССП

Начальный уровень: 8,7% vs 8,6%.

Скорректированное среднее изменение в конечной точке:

-1,30% vs -1,08% (P=0,010).

Пациенты, достигшие цели <7%:

34,5% vs 30,0% (P=0,359).

Продемонстрирована неменьшая эффективность ХM25 к гларгин/лизпро (NIM: 0,4%)

ППГК:

- завтрак 8,5 vs 9,0 ммоль/л (P=0,083);

- обед 9,1 vs 9,0 ммоль/л (P=0,643);

- ужин 9,1 vs 9,0 ммоль/л (P=0,458)

Средняя частота (эпизоды/пациент/год):

- общая: 13,07 vs 16,51 (NS);

- ночная: 1,54 vs 1,82 (NS);

- тяжелая (встречаемость): 0,8% vs 0% пациентов (NS)

Скорректированное среднее значение: +1,13 vs +0,50 (P=0,018)

Edelman et al. [20]

AUTONOMY

R, OL/24 недели (гларгин + ПССП).

Примечание: исследование включало два независимых исследования, А и В

Лизпро Q1D (Исследование A, n=267; Исследование B, n=288) vs лизпро Q3D (Исследование A, n=261; Исследование B, n=290)b. Продолжение гларгин + ПССП (СМ и меглитинид отменены при рандомизации)

 

Начальный уровень: 8,3% vs 8,4%.

Скорректированное среднее изменение в конечной точке:

-1,0% vs -0,96%(NS).

Пациенты, достигшие цели ≤7%:

49,8% vs 42,5% (P=0,128)

ГКН (Скорректированное среднее изменение в конечной точке): 1,4 vs 6,6 mg/dL (P=0,238)

Средняя частота (эпизоды/пациент/год):

- общая: 38,32 vs 40,58 (P=0,586);

- ночная: 8,59 vs 9,60 (P=0,404);

-тяжелая: 0,04 vs 0,03 (P=0,271)

+2,2 vs +3,0 (P=0,014)

 

Начальный уровень: 8,3% vs 8,4%.

Скорректированное среднее изменение в конечной точке:

-0,98% vs -0,92% (NS).

Пациенты, достигшие цели ≤7%:

49,3% vs 42,4% (P=0,162)

ГКН (Скорректированное среднее изменение в конечной точке): -6,5 vs 8,0 mg/dL (P=0,002)

Средняя частота (эпизоды/пациент/год):

- общая: 38,76 vs 40,54 (P=0,689);

- ночная: 7,14 vs 8,23 (P=0,358);

- тяжелая: 0,11 vs 0,06 (P=0,816)

+2,0 vs +2,5 (P=0,108)

Примечания:

a Исследование включало разных пациентов, получавших и не получавших ранее инсулин (приблизительно 20% в каждой группе не получали ранее инсулин); однако результаты не были стратифицированы с предыдущей инсулинотерапией.

b Пациенты самостоятельно титровали прандиальный инсулин лизпро на основании уровня гликемии перед приемом пищи предыдущего дня (Q1D) или на основании среднего уровня гликемии перед приемом пищи за 3 предшествующих дня (Q3D).

Сокращения: ГКН = глюкоза крови натощак; ГПН = глюкоза плазмы натощак; гларгин = инсулин гларгин; HbA1c = гликированный гемоглобин; лизпро = инсулин лизпро; ХM25 = инсулин лизпро микс 25; ХM50 = инсулин лизпро микс 50; MET = метформин; NR = данные не сообщены в публикации; NS = незначительный (значение Р не предоставлено в публикации); ПССП = пероральные сахароснижающие препараты; OL = (open-label) открытое исследование; ПИО = пиоглитазон; ППГК = постпрандиальная глюкоза крови; ППГП = постпрандиальная глюкоза плазмы; R = рандомизированный; NI = (noninferiority) неменьшей эффективности; NIM = (noninferiority margin) заранее определенный предел неменьшей эффективности; ГК = самостоятельно контролируемая глюкоза крови; ГП = самостоятельно контролируемая глюкоза плазмы; СМ = производные сульфонилмочевины.

В результате было показано, что терапия с помощью ХM50 обеспечивала лучший контроль HbA1c, чем терапия базальным инсулином (см. табл. 3). Так, в конечной точке исследования среднее снижение HbA1c от исходного уровня было значимо больше в группе ХM50 по сравнению с группой базального инсулина (ХM50 -0,7% vs базальный инсулин -0,4%, P<0,001). Также на терапии инсулином ХМ50 больший процент пациентов достиг цели HbA1c≤7%.

При анализе профиля безопасности двух режимов инсулинотерапии не было выявлено различий по встречаемости тяжелой гипогликемии. Однако общая частота гипогликемических реакций была значительно выше в группе ХM50 по сравнению с группой базального инсулина. Кроме того, пациенты в группе терапии ХM50 имели большую прибавку массы тела.

ХM50 в сравнении с базис-болюсным режимом инсулинотерапии

Rosenstock и соавт. [19] представили результаты исследования, в котором изучались эффективность и безопасность инсулина ХM50 в режиме трех инъекций в день в сравнении с базально-болюсным режимом (инсулин гларгин плюс инсулин лизпро) у пациентов с СД2 и недостаточным контролем гликемии (HbA1c≥7,5% и ≤12%) на базальном инсулине в сочетании с ПССП (см. табл. 3) [19]. Все пациенты в этом исследовании продолжали получать ПССП (кроме производных сульфонилмочевины и меглитинида) в течение всего 24-недельного периода исследования.

В результате было показано, что оба режима инсулинотерапии привели к значительному улучшению гликемического контроля (см. табл. 3). В конечной точке исследования средний уровень HbA1c в обеих группах терапии составил менее 7% (ХM50 6,78%, базис-болюсная терапия 6,95%). Однако по динамике изменения уровня HbA1c от исходного значения до конечной точки в исследовании не меньшая эффективность терапии ХM50 в сравнении с базис-болюсным режимом все же не была продемонстрирована. А также в меньшем проценте случаев пациенты достигали цели HbA1c<7% на терапии ХM50. Сами авторы данного исследования делают предположение, что незначительные различия в результатах между группами терапии могли быть следствием менее агрессивного подхода к титрации ХM50 по причине отсутствия клинического опыта применения данной готовой смеси инсулина на момент исследования.

Оба режима инсулинотерапии показали одинаковый профиль безопасности. Так, не было выявлено каких-либо различий между группами терапии по частоте общей и тя

Список литературы

1. Дедов И.И., Шестакова М.В., Сунцов Ю.И., и др. Результаты реализации подпрограммы «Сахарный диабет» Федеральной целевой программы «Предупреждение и борьба с социально значимыми заболеваниями 2007-2012 годы» // Сахарный диабет. – 2013. – Т. 16. – №2S – C. 1-48. [Dedov II, Shestakova MV, Suntsov YI, et al. Federal targeted programme “Prevention and Management of Socially Significant Diseases (2007-2012)”: results of the “Diabetes mellitus” sub-programme. Diabetes mellitus. 2013;16(2S):1-48. (in Russ)] doi: 10.14341/2072-0351-3879.

2. Дедов И.И. От истоков эндокринологии к достижениям ХХI века. VII Всероссийский диабетологический конгресс, 24-28 февраля 2015. [Dedov II. Ot istokov endokrinologii k dostizheniyam XXIveka. VII Russian Diabetology Congress, 24-28 Feb 2015. (In Russ)]

3. Сунцов Ю.И., Маслова О.В., Дедов И.И. Скрининг осложнений сахарного диабета как метод оценки лечебно-профилактической помощи больным // Проблемы эндокринологии. — 2010. — Т. 56. — №1. — С. 3-8. [Suntsov II, Maslova OV, Dedov II. Screening for diabetic complications as a tool for the evaluation of medical and preventive aid to patients. Probl Endokrin (Mosk). 2010;56(1):3-8. (In Russ)]

4. International Diabetes Federation. IDF Diabetes Atlas, 6th ed. Brussels: International Diabetes Federation; 2014.

5. UK Prospective Diabetes Study Group. Intensive blood-glucose control with sulphonylureas or insulin compared with conventional treatment and risk of complications in patients with type 2 diabetes (UKPDS 33). UK Prospective Diabetes Study (UKPDS) Group. Lancet. 1998;352(9131):837-853. doi: 10.1016/S0140-6736(98)07019-6

6. Holman RR, Paul SK, Bethel MA, et al. 10-year follow-up of intensive glucose control in type 2 diabetes. N Engl J Med. 2008;359(15):1577-1589. doi: 10.1056/NEJMoa0806470.

7. Elizarova S, Galstyan GR, Wolffenbuttel BH. Role of premixed insulin analogues in the treatment of patients with type 2 diabetes mellitus: a narrative review. J Diabetes. 2014;6(2):100-110. doi: 10.1111/1753-0407.12096.

8. Tambascia MA, Nery M, Gross JL, et al. Evidence-based clinical use of insulin premixtures. Diabetol Metab Syndr. 2013;5(1):50. doi: 10.1186/1758-5996-5-50.

9. Lasserson DS, Glasziou P, Perera R, et al. Optimal insulin regimens in type 2 diabetes mellitus: systematic review and meta-analyses. Diabetologia. 2009;52(10):1990-2000. doi: 10.1007/s00125-009-1468-7.

10. Дедов И.И., Шестакова М.В. Алгоритмы специализированной медицинской помощи больным сахарным диабетом. 7-й выпуск. Москва. Министерство здравоохранения РФ. 2015.

11. Buse JB, Wolffenbuttel BH, Herman WH, et al. DURAbility of basal versus lispro mix 75/25 insulin efficacy (DURABLE) trial 24-week results: safety and efficacy of insulin lispro mix 75/25 versus insulin glargine added to oral antihyperglycemic drugs in patients with type 2 diabetes. Diabetes Care. 2009;32(6):1007-1013. doi: 10.2337/dc08-2117.

12. Buse JB, Wolffenbuttel BH, Herman WH, et al. The DURAbility of Basal versus Lispro mix 75/25 insulin Efficacy (DURABLE) trial: comparing the durability of lispro mix 75/25 and glargine. Diabetes Care. 2011;34(2):249-255. doi: 10.2337/dc10-1701.

13. Yamasaki K, Nishiyama H, Imaoka T. Comparing the efficacy and safety of insulin lispro Mix25 BID and insulin glargine as starter insulin in oral antihyperglycemic agents failure patients with type 2 diabetes – subgroup analysis by body mass index (BMI) at baseline to evaluate the efficacy of two starter insulins for blood glucose profiles (DURABLE trial). Prog Med. 2014;34:1595-1605.

14. Jovanovic L, Peters AL, Jiang HH, Hardin DS. Durability of glycemic control with insulin lispro mix 75/25 versus insulin glargine for older patients with type 2 diabetes. Aging Clin Exp Res.2014;26(2):115-121. doi: 10.1007/s40520-013-0140-8.

15. Bowering K, Reed VA, Felicio JS, et al. A study comparing insulin lispro mix 25 with glargine plus lispro therapy in patients with Type 2 diabetes who have inadequate glycaemic control on oral anti-hyperglycaemic medication: results of the PARADIGM study. Diabet Med. 2012;29(9):e263-272. doi: 10.1111/j.1464-5491.2012.03722.x.

16. Tinahones FJ, Gross JL, Onaca A, et al. Insulin lispro low mixture twice daily versus basal insulin glargine once daily and prandial insulin lispro once daily in patients with type 2 diabetes requiring insulin intensification: a randomized phase IV trial. Diabetes Obes Metab. 2014;16(10):963-970. doi: 10.1111/dom.12303.

17. Miser WF, Arakaki R, Jiang H, et al. Randomized, open-label, parallel-group evaluations of basal-bolus therapy versus insulin lispro premixed therapy in patients with type 2 diabetes mellitus failing to achieve control with starter insulin treatment and continuing oral antihyperglycemic drugs: a noninferiority intensification substudy of the DURABLE trial. Clin Ther. 2010;32(5):896-908. doi: 10.1016/j.clinthera.2010.05.001.

18. Robbins DC, Beisswenger PJ, Ceriello A, et al. Mealtime 50/50 basal + prandial insulin analogue mixture with a basal insulin analogue, both plus metformin, in the achievement of target HbA1c and pre- and postprandial blood glucose levels in patients with type 2 diabetes: a multinational, 24-week, randomized, open-label, parallel-group comparison. Clin Ther. 2007;29(11):2349-2364. doi: 10.1016/j.clinthera.2007.11.016.

19. Rosenstock J, Ahmann AJ, Colon G, et al. Advancing insulin therapy in type 2 diabetes previously treated with glargine plus oral agents: prandial premixed (insulin lispro protamine suspension/lispro) versus basal/bolus (glargine/lispro) therapy. Diabetes Care. 2008;31(1):20-25. doi: 10.2337/dc07-1122.

20. Edelman SV, Liu R, Johnson J, Glass LC. AUTONOMY: the first randomized trial comparing two patient-driven approaches to initiate and titrate prandial insulin lispro in type 2 diabetes. Diabetes Care.2014;37(8):2132-2140. doi: 10.2337/dc13-2664.


Об авторах

Марина Владимировна Шестакова
ФГБУ Эндокринологический научный центр; ГБОУ ВПО Первый МГМУ им. И.М. Сеченова
Россия

д.м.н., профессор


Конфликт интересов:

Конфликт интересов отсутствует



Светлана Викторовна Елизарова
Eli Lilly Vostok S.A.
Россия

Конфликт интересов:

 

Светлана Елизарова - сотрудник  Эли Лилли 



Абдул Джаббар
Eli Lilly S.A.
Объединенные Арабские Эмираты

MD


Конфликт интересов:

Абдул Джаббар – сотрудник Эли Лилли, владеет акциями в Eli Lilly and Company.

 



Дополнительные файлы

Для цитирования:


Шестакова М.В., Елизарова С.В., Джаббар А. Применение инсулина лизпро в терапии пациентов с сахарным диабетом 2 типа: обзор литературы. Сахарный диабет. 2016;19(3):242-250. https://doi.org/10.14341/DM2003429-34

For citation:


Shestakova M.V., Elizarova S.V., Jabbar A. A review of insulin lispro for the treatment of patients with type 2 diabetes mellitus. Diabetes mellitus. 2016;19(3):242-250. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/DM2003429-34

Просмотров: 39


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2072-0351 (Print)
ISSN 2072-0378 (Online)