Preview

Сахарный диабет

Расширенный поиск

Новые возможности инсулинотерапии сахарного диабета у детей и подростков

https://doi.org/10.14341/2072-0351-5909

Полный текст:

Аннотация

Важность оптимизации контроля гликемии в популяции детей и подростков с СД 1 типа на сегодняшний день очевидна. Клинический опыт свидетельствует о том, что пациенты часто не могут достичь целевого контроля в связи со значительными перепадами гликемии день ото дня и риском гипогликемий. Вариабельность действия препаратов инсулина может быть одной из причин неудовлетворительного контроля гли- кемии. Инсулин детемир ? новый базальный инсулиновый аналог, с более предсказуемым действием в сравнении с существующими базальными инсулинами. Предсказуемость действия инсулина детемир обеспечивает возможность достижения целей контроля. Основные результаты, полученные в ходе многочисленных клинических исследований 3 фазы, ? меньшая вариабельность, лучший профиль гликемического контроля, значительно меньший риск гипогликемий и отсутствие увеличения массы тела ? отражаются и в повседневной клинической практике.

Для цитирования:


Кураева Т.Л., Емельянов А.О., Еремина И.А., Петеркова В.А. Новые возможности инсулинотерапии сахарного диабета у детей и подростков. Сахарный диабет. 2007;10(1):19-23. https://doi.org/10.14341/2072-0351-5909

For citation:


Kuraeva T.L., Emel'yanov A.O., Eremina I.A., Peterkova V.A. Novye vozmozhnosti insulinoterapii sakharnogo diabeta u detey i podrostkov. Diabetes mellitus. 2007;10(1):19-23. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/2072-0351-5909

Современные стандарты терапии сахарного диабета (СД) у детей и подростков отражают необходимость поддержания контроля гликемии как можно более близкой к нормальной. Однако особое внимание при этом должно уделяться риску гипогликемий, особенно у маленьких детей [1].

Контроль гликемии должен быть индивидуализирован, принимая во внимание тот факт, что большинство детей в возрасте до 6–7 лет не могут распознать предвестников гипогликемии. Это определяется незрелостью контррегуляторных механизмов, недостатком когнитивных возможностей для распознования и реакции на симптомы гипогликемии. Индивидуализированные по возрасту цели контроля гликемии для детей и подростков, рекомендованные Американской диабетической ассоциации, представлены в табл. 1 [2].

Усилия по оптимизации контроля по-прежнему остаются сложной задачей в управлении СД у детей и подростков. Показатели контроля могут в значительной мере подвергаться влиянию целого ряда социальных факторов: образ жизни, семья, влияние команды специалистов, образовательные стратегии. На сегодняшний день появились свидетельства влияния генетических факторов, не задействованных в аутоиммунитете, не только на патогенез, но и на течение заболевания у детей с вновь диагностированным СД. Вариа­бельность гена АТФ-чувствительного калиевого (К+) канала Kir 6.2, который экспрессируется в бета-, альфа- и дельта-клетках поджелудочной железы, а также в энтеро-эндокринных L – клетках и центрах мозга, регулирующих аппетит, может влиять на остаточную функцию бета-клеток, регуляцию гликемии в период медового месяца, секрецию глюкагона и метаболический контроль в целом [3]. Данные по контролю HbA1c у 2062 подростков в 21 педиатрическом центре 17 стран показали значительную разницу в уровне HbA1c – от 7.4 до 9.3%. Объяснений подобной разнице несколько: образ жизни, согласие с родителями по поводу самоконтроля, наличие горячей телефонной линии в центрах и др. Однако основная причина – разные цели контроля, разные подходы и режимы инсулинотерапии [4].

Преимущества инсулиновых аналогов в терапии СД 1 типа

Внедрение инсулиновых аналогов в клиническую практику предполагает возможность улучшения терапевтических схем и режимов у пациентов с СД 1 типа. Инсулиновые аналоги короткого действия, воссоздавая физиологический профиль инсулинемии, позволяют получить ряд преимуществ в терапии СД 1 типа у детей и подростков [7–9]. Особенно ценна возможность постпрандиального назначения: подбор дозы у детей с СД 1 типа при препрандиальном введении инсулина затруднен в связи с непредсказуемым пищевым поведением. В мультицентровом открытом перекрестном 12-недельном исследовании, включавшем 26 детей в возрасте от 2,3 до 6,9 лет, сравнивалась эффективность и безопасность препрандиального введения человеческого инсулина короткого действия и постпрандиального введения инсулина аспарт. Уровень HbA1c 7,7% сохранялся на протяжении всего исследования в обеих группах. Гликемический контроль при постпрандиальном введении инсулина аспарт был аналогичным таковому при препрандиальном введении инсулина короткого действия. Не было выявлено различий в общей частоте гипогликемий и в частоте тяжелых гипогликемических эпизодов. Большинство родителей отдали предпочтение терапии инсулином аспарт и хотели бы продолжить терапию и дальше (р=0,045 в сравнении с терапией инсулином короткого действия) [5]. С марта 2005 г. НовоРапид® разрешен к применению у детей с двухлетнего возраста.

При решении вопроса о пре- или постпрандиальном введении инсулиновых аналогов короткого действия можно учитывать пищевые привычки пациентов, прием пищи в общественных местах или дома, предпочтения пациентов.

В ходе открытого,перекрестного 6-недельного исследования у 76 детей (в возрасте от 6 до 17 лет) в 9 Европейских центрах гликемический контроль при постпрандиальном введении инсулина аспарт был аналогичен таковому при препрандиальных инъекциях. Не было выявлено различий в общей частоте гипогликемий и в частоте тяжелых гипогликемических эпизодов [6].

В детском отделении ЭНЦ РАМН накоплен большой опыт по переводу больных на инсулины ультракороткого действия. В трехмесячном исследовании, проведенном в 2003 г., оценивалась динамика показателей гликемии натощак, постпрандиальной гликемии и HbA1c на фоне терапии инсулином НовоРапид® у 36 детей в возрастных группах до 12 лет и старше (средний возраст 7±0,5 лет и 14,5±0,4 лет соответственно). В качестве базального компонента инсулинотерапии использовался инсулин НПХ. Результаты исследования показали, что применение инсулина НовоРапид® у детей приводит к существенному улучшению гликемического контроля. Улучшение компенсации углеводного обмена у детей не сопровождалось увеличением дозы инсулина НовоРапид®, но требовалась коррекция дозы пролонгированного инсулина.

Преимущества инсулиновых аналогов ультракороткого действия в интенсивной инсулинотерапии могут быть реализованы в полной мере при условии оптимизации базальной инсулинотерапии. Физиологическое воспроизведение базального уровня инсулинемии при инсулинотерапии во многом определяет возможность улучшения целевых показателей контроля, что особенно сложно достижимо на традиционных ЧИ с точки зрения высокого риска ночных гипогликемий у детей и подростков.

Выраженный пик действия, вариабельность абсорбции, значительные интра- и межиндивидуальные различия фармакодинамического эффекта инсулина НПХ не позволяют достичь низкого постоянного уровня инсулина в плазме. Кроме того, на вклад базального инсулина в общую суточную дозу инсулина у детей и подростков влияют различные факторы, не связанные с терапией: возраст, длительность СД, ИМТ [7].

Структура и механизм действия инсулина Левемир® (детемир)

Левемир® – инсулин детемир [LysB29(N-тетрадеканоил)дез(B30)ЧИ], ацилированный аналог инсулина длительного действия с уникальным механизмом пролонгированного действия [8, 9].

Молекулярная структура инсулина детемир (рис. 1) отличается от структуры ЧИ отсутствием аминокислоты треонин в положении B30 и присоединением к лизину в положении B29 жирнокислотного остатка из 14 атомов углерода (С14) – миристиновой кислоты. Таким образом, к каждому мономеру инсулина детемир присоединена боковая цепочка миристиновой кислоты, которая может связываться с альбумином в депо (подкожной жировой клетчатке), в циркуляции (кровяном русле) или в интерстиции (в органах-мишенях) [10]. Ацилирование молекулы инсулина жирной кислотой не только обеспечивает связывание с альбумином, но также усиливает самоассоциацию гексамеров инсулина [9]. В основном механизм пролонгированного действия инсулина обусловлен более длительным всасыванием из подкожного депо; обратимое связывание с альбумином в плазме играет меньшую роль [11].

Присоединение к молекуле инсулина жирных кислот, способных связываться с альбумином, позволило получить инсулиновый аналог, который остается в растворенном состоянии после инъекции. Таким образом, был устранен один из основных источников вариабельности действия препарата.

После инъекции инсулин детемир образует жидкостное депо в подкожной жировой клетчатке (рис. 2). Молекулы инсулина в растворе соединены в гексамеры. Как только введенный инсулин детемир попадает в интерстициальную жидкость, разведение раствора приводит к обратимой агрегации некоторых гексамеров, которые формируют дигексамеры. Такая агрегация происходит в результате контакта между цепями жирных кислот молекул инсулина. Дальнейшее разведение приводит к распаду гексамеров на димеры и мономеры. Гексамеры и димеры проходят через капиллярную стенку очень медленно, а свободные мономеры инсулина детемир быстро проникают в циркуляцию. Большинство мономеров быстро связывается с молекулами альбумина сыворотки крови. Свободные мономеры инсулина детемир выходят из циркуляции и достигают тканей-мишеней.

В ткани-мишени инсулин детемир связывается с инсулиновым рецептором на мембране клеток-мишеней, и начинается сигнальный процесс. Взаи­модействие инсулина с рецептором позволяет осуществить основной биологический эффект – передачу сигнала в клетки органов-мишеней. Инсулин детемир – полный агонист инсулинового рецептора, включая аспекты липогенеза и утилизации глюкозы. В экспериментах на адипоцитах крыс и человеческих адипоцитах инсулин детемир вызывал максимальный ответ (метаболическую активность), эквивалентный 100% ЧИ с параллельными кривыми дозозависимого ответа [12]. Как было показано в серии 5-часовых гиперинсулинемических эугликемических клэмпов на животных моделях, эффект инсулина детемир на подавление эндогенной продукции глюкозы и стимуляцию утилизации глюкозы не отличался от ЧИ как на уровне мышечной, так и на уровне жировой ткани [13].

Фармакокинетика и фармакодинамика инсулина Левемир®

Вариабельность действия инсулина приводит к непредсказуемым колебаниям уровня глюкозы в крови, повышает риск гипогликемий, ограничивает возможность достижения целевых показателей гликемии и может приводить к снижению мотивации у пациентов [14].

Инсулин детемир обладает меньшей вариабельностью действия по сравнению с другими базальными инсулинами. Возможные причины снижения вариабельности действия препарата: так как это растворимый инсулин, не требуется ресуспензирования препарата, а также в месте инъекции не образуются преципитаты [11]. Кроме того, связывание с сывороточным альбумином обеспечивает очень важный буферный эффект, при котором любые изменения скорости всасывания в депо не приводят к немедленному изменению фармакодинамического ответа.

Фармакодинамические исследования показали, что инсулин детемир обладает более предсказуемым сахароснижающим эффектом, чем другие базальные инсулины [15, 16], что во многом определяет успех аналоговой инсулинотерапии.

Фармакокинетический профиль действия инсулина детемир оценивался в открытом рандомизированном перекрестном исследовании, вовлекшем 10 детей (6–12 лет) и подростков (13–17 лет) обоего пола. Третью возрастную группу составили взрослые пациенты в возрасте 18–65 лет. В два последовательных дня назначались однократные инъекции инсулина детемир или НПХ в равных дозах – 0,5 Ед/кг. В течение 24 ч проводился забор крови для анализа концентрации инсулина детемир, ЧИ и глюкозы крови. Средний фармакокинетический профиль инсулина детемир был одинаковым во всех возрастных группах. Фарма­кокинетика инсулина детемир характеризовалась меньшей вариабельностью в сравнении с НПХ по результатам оценки площади под кривой инсулина, максимальной концентрации инсулина и времени достижения его максимальной концентрации в плазме. Данные исследования свидетельствуют о том, что инсулин детемир может назначаться детям и подросткам с СД 1 типа по тем же рекомендациям по титрации дозы, что и для взрослых. Более того, терапия инсулином детемир обеспечивает большую предсказуемость ответа на терапию в сравнении с НПХ [17].

Инсулин детемир обладает дозозависимой длительностью действия [18]. Дозозависимый сахароснижающий эффект инсулина детемир продемонстрирован в рандомизированном, двойном слепом перекрестном исследовании у пациентов с СД 1 типа. В этом исследовании сравнивали инсулин детемир в дозах 0,1, 0,2, 0,4, 0,8 и 1,6 Ед/кг с инсулином НПХ в дозе 0.3 Ед/кг. Исследование проводили с использованием 24-часового эугликемического (7,7 ммоль/л) клэмпового метода, при котором каждая доза инсулина вводилась в виде одной подкожной инъекции, после которой параметры пациента мониторировались в течение 24 ч. Результаты показали, что инсулин детемир обеспечивает плоский и пролонгированный фармакодинамический профиль с высокой межиндивидуальной предсказуемостью действия. Была выявлена линейная взаимосвязь дозы и ответной реакции для фармакокинетического и фармакодинамического эффектов. При дозе инсулина детемир 0,4 Ед/кг длительность его действия составляла 20 ч, при дозе более 0,4 Ед/кг – 22–24 ч [18].

В дальнейших исследованиях не было выявлено различий в фармакокинетике инсулина у пациентов с нарушениями функции почек или печени [19].

Переносимость, побочные эффекты и безопасность

Инсулин детемир хорошо переносится пациентами; общий профиль побочных эффектов аналогичен таковому для инсулина НПХ. В открытом годичном исследовании, включавшем 308 пациентов с СД 1 типа, серьезные побочные эффекты отмечались у 5,6 и 7,1% пациентов в группах терапии инсулином детемир и НПХ соответственно [20].

Тесты in vitro, проведенные на человеческих клеточных линиях, показали, что детемир обладает более низким сродством к рецепторам инсулина и ИФР-1 и, соответственно, оказывает меньшее влияние на рост клеток и митогенность, чем ЧИ [21].

Базис-болюсная аналоговая терапия: результаты клинических исследований

Многочисленные исследования продемонстрировали клинически значимые преимущества базис-болюсной аналоговой терапии в сравнении с интенсифицированной инсулинотерапией традиционными препаратами инсулина. В открытом рандомизированном мульти­национальном исследовании, вовлекшем 595 взрослых пациентов с СД 1 типа, участвовало 64 центра Европы, в том числе ЭНЦ РАМН. В течение 18 нед сравнивалась эффективность и переносимость двух вариантов базис-болюсной терапии: сочетания растворимого аналога инсулина длительного действия – инсулина детемир с быстродействующим аналогом инсулином аспарт и НПХ-инсулина в сочетании с ЧИ короткого действия. В исследовании был показан ряд преимуществ аналоговой базис-болюсной терапии по сравнению с терапией ЧИ:

  • достоверное снижение уровня HbA1c (рис. 3);

  • уменьшение индивидуальных колебаний концентрации глюкозы в крови;

  • лучший контроль постпрандиальной гликемии;

  • значимое снижение риска гипогликемий на протяжении суток, особенно в ночное время (соответственно на 21 и 55%);

  • достоверно меньшая динамика массы тела [22].

Снижение вариабельности гликемии, риска ночных гипогликемий и отсутствие увеличения массы тела также было отмечено в других сравнительных исследованиях при СД 1 типа [23–25].

Результаты исследований с участием взрослых пациентов с СД 1 типа были подтверждены в международном исследовании, проведенном в популяции детей и подростков с СД 1 типа. В 26-недельном мультинациональном открытом рандомизированном парал­лельном исследовании сравнивались эффективность инсулина детемир и НПХ у детей и подростков с СД 1 типа (табл. 2).

Инъекции инсулина детемир или НПХ делали 1 или 2 раза в день (в соответствии с режимом терапии до исследования); перед основными приемами пищи вводили инсулиновый аналог короткого действия аспарт. В исследовании приняли участие 140 пациентов препубертатного возраста и 207 – в период пубертата, с исходными показателями HbA1c 8,8±1,2%, в возрасте 11,9±2,8 года; ИМТ 19,2±2,8кг/м2; стаж диабета 5 лет (от 1 до 15 лет).

Показатели HbA1c снизились на 0,8% и достигли 8,0% у всех пациентов, при этом средняя групповая разница составила (детемир-НПХ)=0,09 [95% ДИ: -0,12, 0,29]. Уровень глюкозы в плазме натощак был достоверно ниже на фоне терапии инсулином детемир (8,44 ммоль/л) в сравнении с инсулином НПХ (9,58 ммоль/л; р=0,022). Интра-индивидуальная вариабельность глюкозы плазмы натощак также была значимо ниже в группе терапии инсулином детемир (СО=3,32 ммоль/л в сравнении с 4,29 ммоль/л соответственно, р<0,001). Профили глюкозы плазмы (8 точек измерений) и значения глюкозы плазмы ночью были схожими в обеих группах терапии (р=0,302 и р=0,194 соответственно). Общий риск гипогликемий был одинаковым для инсулина детемир и НПХ (р=0,351), в то время как риск ночных гипогликемий (22:00–07:00) был на 36% ниже в группе базальной терапии инсулином детемир, чем на НПХ (р=0,011) (рис. 4).

В конце исследования ИМТ был меньше на инсулине детемир (19,3 кг/м2 в сравнении с 19,8 кг/м2 на НПХ, р=0,001). Общая безопасность терапии инсулином детемир была такая же, как у НПХ.

Таким образом, исследование у детей и подростков с СД 1 типа показало, что сочетание инсулина детемир и инсулина аспарт в базис-болюсной терапии позволяет реализовать преимущества каждого препарата и получить более выраженный клинический эффект в сравнении с инсулином НПХ в качестве базальной терапии: достоверно лучшие показатели гликемии натощак, значительно меньшая интраиндивидуальная вариабельность глюкозы натощак, снижение риска ночных гипогликемий и отсутствие увеличения массы тела [26].

Важным аспектом гибкости терапии у детей и подростков является возможность однократного или двукратного дозирования инсулина детемир в зависимости от индивидуальных потребностей пациента. Резуль­таты исследований показывают, что потребность в базальном инсулине в течение суток может варьировать у разных возрастных групп в значительной степени. В частности, у пациентов в возрасте до 20 лет потребность в базальном инсулине относительно выше в ночные часы, снижается в поздние утренние часы и постепенно повышается во второй половине дня [27].В связи с этим возможность индивидуального дозирования инсулина Левемир позволяет подбирать базальную терапию в зависимости от потребности конкретного пациента в базальном инсулине. Несомненную значимость представляет подтверждение результатов мультицентровых рандомизированных клинических испытаний в условиях повседневной клинической практики. С этой точки зрения актуальны результаты PREDICTIVE™ – многоцентрового наблюдательного исследования в повседневной клинической практике. Основная предпосылка этого исследования у детей и подростков с СД – возможность достижения целевого контроля без повышения риска гипогликемий. Основные цели исследования:

  • расширить представления об инсулине Левемир® и обеспечить возможности для обмена опытом и данными;

  • обеспечить существенное понимание ежедневной практики терапии инсулином Левемир®;

  • подтвердить результаты клинических исследований с инсулином Левемир®.

Европейская когорта детей и подростков, включенных в исследование, представлена 668 пациентами с СД 1 типа в возрасте <18 лет [28]. Анализ результатов безопасности и эффективность терапии инсулином детемир как базальной составной базис-болюсной терапии будет проводиться на 12-й, 26-й и/или 52-й неделе наблюдения. Первично анализируемый параметр – частота серьезных побочных эффектов, включая тяжелые гипогликемии. Вторичные параметры – динамика HbA1c, массы тела, гликемии натощак и интраиндивидуальной вариабельности гликемии.

Исходные характеристики, представленные в табл. 3., свидетельствуют о неоптимальном метаболическом контроле и необходимости улучшения терапевтических возможностей.

Причины, побудившие врачей к смене базальной терапии на инсулин детемир, сводились к улучшению гликемического контроля (>75%) и снижению риска гипогликемий (>40%). Анализ данных в целом по европейской когорте позволит получить значимую информацию относительно инсулина детемир в управлении детским диабетом.

С мая 2006 г. в России также стартовало исследование PREDICTIVE™. Цель российской части многоцентрового наблюдательного открытого 12-недельного исследования – оценка эффективности и безопасности применения инсулина Левемир у 400 детей с СД 1 типа в возрасте от 6 до 18 лет. Исследование планируется завершить к концу 2006 г.

В рамках 32-ого ежегодного конгресса Междуна­родного общества по диабету у детей и подростков (ISPAD) впервые были представлены данные немецкой когорты детей и подростков, включенных в исследование PREDICTIVE™ [32].

Проведен анализ терапии 113 детей и подростков с СД 1 типа (11% – в возрасте 0–11 лет; 89% – в возрасте 12–18 лет; средний возраст – 15,6 лет), со средней длительностью СД 5,6 лет. Исходный уровень HbA1c в целом по группе составил 8,5%; ИМТ – 22,5 кг/м2. Оценка безопасности и эффективности терапии проводилась через 14,5 нед после перевода на инсулин Левемир® в качестве базального компонента инсулинотерапии.

В ходе исследования не было зарегистрировано серьезных побочных явлений. Частота гипогликемий достоверно снизилась с 35,7 пациенто-лет (за 4 нед до включения в исследование) до 10,5 к концу периода наблюдения (-25,2; p<0,001). Снижение риска гипогликемий касалось в значительной мере ночных эпизодов (с 7,8 до 1,4 пациенто-лет, p<0.001) (рис. 5).

Контроль гликемии достоверно улучшился: HbA1c снизился на 0,6% (p<0,001); уровень гликемии натощак – на 1,8 ммоль/л (p<0,001); интра-индивидуальная вариабельность гликемии снизилась на 0,6 ммоль/л (p<0,01). Масса тела достоверно не изменилась (+0,23 кг, нд); общая суточная доза инсулина также оставалась стабильной (+0,07 Ед/кг).

Таким образом, результаты наблюдательного исследования подтвердили данные клинических испытаний у детей и подростков: базис-болюсная терапия с инсулином детемир в качестве базального компонента обеспечивает улучшение контроля с меньшим риском гипогликемий и нейтральным эффектом на массу тела.

Инсулин Левемир® в практике Института детской эндокринологии

Нами ведется регистр больных СД, переведенных на инсулин Левемир в условиях детского отделения сахарного диабета. За 6-месячный период на инсулин Левемир® переведено 76 детей и подростков в возрасте от 2 до 18 лет (ср. 10,3±3,6). Из них 13% составляли дети в возрасте до 5 лет, 38% – 6–10 лет, 49% – старше 10 лет. Перевод осуществлялся с традиционных человеческих пролонгированных инсулинов (НПХ) в той же дозе, при необходимости – с последующей коррекцией дозы. Как и инсулин НПХ, Левемир вводился дважды в сутки – перед завтраком и на ночь либо перед ужином. Показаниями для перевода являлись: невозможность достичь целевых уровней гликемии натощак и HbA1c, частые гипогликемии, нестабильность течения диабета. Данные по динамике гликемии натощак (ГН) и соотношения инсулинов короткого и продленного действия получены накануне выписки из стационара у всех больных, HbA1c – через 3 мес после выписки (к настоящему времени у 50% больных).

После перевода на инсулин Левемир уровень ГН снизился в среднем с 11,8 до 8,6 ммоль/л, HbA1c – c 10,1 до 9,5% (табл. 4).

Из представленных данных видно, что уровень ГН является наибольшей проблемой для детей старше 10 лет, и эта проблема с успехом решается; средний показатель ГН значительно снижается и приближается к целевому уровню. Содержание HbA1c хотя и снижается через 3 мес., однако остается достаточно высоким. Поскольку у больных СД, особенно в подростковом возрасте, имеющих выраженную, длительную декомпенсацию углеводного обмена, рекомендуется постепенное достижение состояния компенсации во избежание провокации развития сосудистых осложнений (в первую очередь, ретинопатии), полученные результаты в отношении динамики HbA1c можно считать оптимальными. У детей первых лет жизни применение инсулина Левемир® приводит к стабилизации течения заболевания, явному уменьшению колебаний показателей гликемического профиля.

Соотношение дозы инсулина Левемир®, вводимого утром и вечером, составило в возрастной группе 0–5 лет – 1,5:1; 6–10 лет – 1:1; 10–18 лет – 1:1,5.

Эти данные подтверждают известный факт, что потребность в базисном инсулине у детей первых лет жизни повышается в сторону дневного, а у подростков – в сторону ночного инсулина. В связи с этим двукратный режим введения инсулина Левемир®, позволяющий дозировать его ночной и дневной фон, является преимуществом данного вида инсулина у ряда больных.

Заключение

Важность оптимизации контроля гликемии в популяции детей и подростков с СД 1 типа на сегодняшний день очевидна. Клинический опыт свидетельствует о том, что пациенты часто не могут достичь целевого контроля в связи со значительными перепадами гликемии день ото дня и риском гипогликемий. Вари­абельность действия препаратов инсулина может быть одной из причин неудовлетворительного контроля гликемии. Инсулин детемир – новый базальный инсулиновый аналог, с более предсказуемым действием в сравнении с существующими базальными инсулинами. Предсказуемость действия инсулина детемир обеспечивает возможность достижения целей контроля. Основные результаты, полученные в ходе многочисленных клинических исследований 3 фазы, – меньшая вариабельность, лучший профиль гликемического контроля, значительно меньший риск гипогликемий и отсутствие увеличения массы тела – отражаются и в повседневной клинической практике. Современные режимы инсулинотерапии с применением инсулиновых аналогов дают возможность достигать целевых значений гликемии, замедлять и предупреждать манифестацию и прогрессирование осложнений, одновременно улучшая качество жизни пациентов.

Список литературы

1. A statement of ADA J. Silverstein, G. Klingensmith et al. Diabetes Care V 28, N 1, January 2005

2. ADA Clinical Practice Recommendations 2006, Diabetes Care V 29, Suppl 1, January 2006

3. L. Hansen, S. Poerksen, et al, on behalf of Hvidore Study Group on Childhood Diabetes, Pediatric Diabetes V 7 Suppl 5, Abstracts for the 32nd ISPAD meeting, Sept 2006

4. C. de Beaufort, Pediatric Diabetes V 7 Suppl 5, Abstracts for the 32nd ISPAD meeting, Sept 2006

5. T. Danne, R. Odendahl, A. Naeke et al, A 2765. abstracts, ADA'2005

6. T.Danne et al. Diabetes Care.;26(8):2359-64 Aug, 2003

7. A. Szypowska, E. Pankowska et al, P 51; Pediatric Diabetes V 7 Suppl. 5 Sept 2006

8. P. Kurtzhals et al, J Pharm Sci; 85:304-308, 1996

9. J.L. Whittingham et al, Biochemistry 36: 2826-2831,1997

10. J.Markussen et al, Diabetologia 39:281-288, 1996

11. A. Lindholm, Best Pract Res Clin Gastroenterol 16:475-492, 2002

12. P. Kurtzhals International Journal of Obesity 28: suppl 2, S 23-S 28, 2004

13. C.L. Brand, J. Sturis et al, abstract book, Diabetologia, V 49, Suppl 1, P 1013, EASD 2006

14. D. Russell-Jones et al, Intern J of Obesity 28 (Suppl.2): S 29, 2004

15. T. Pieber et al, Diabetologia; 45 (Suppl.2):A257, 2002

16. T. Heise et al, Diabetes; 53: 1614-1620, 2004

17. T. Danne, K. Lupke, K. Walte et al Diabetes Care 26 3087-92, 2003

18. T. Pieber et al, Diabetes 51(Suppl.2):A214, 2002

19. L.V. Jacobsen et al, Diabetes 45 (Suppl.1): P413, 2002

20. I. De Leeuw et al, Diabetologia 45 (Suppl. 2) : P799, 2002

21. P. Kurtzhals et al, Diabetes 49: 999-1005, 2000

22. K.Hermansen, P.Fontaine, K.Kukolja, V. Peterkova, et al, Diabetologia 47:622-629, 2004

23. K. Hermansen et al, Diabetes Care 24:296-301, 2001

24. T.Pieber et al, Diabetologia 46 (Suppl. 2):A7, 2003

25. E. Standl et al, Diabetes 51 (Suppl. 2): P467, 2002

26. K. Robertson et al, Diabetes 53 (Suppl 2):A 144, 2004

27. G. Scheiner, B.A. Boyer. Diabetes Research and Clinical Practice: 69 (1) 14 - 21, 2005

28. A. Robinson, S. Sreenan et al, Pediatric Diabetes, V 7, suppl 5, P 45, September 2006

29. B. Galwitz, S. Maxeiner et al, Pediatric Diabetes, V 7, suppl 5, P 43 September 2006


Об авторах

Тамара Леонидовна Кураева
ФГУ Эндокринологический научный центр Росмедтехнологий, Москва


Андрей Олегович Емельянов
ФГУ Эндокринологический научный центр Росмедтехнологий, Москва


Ирина Александровна Еремина
ФГУ Эндокринологический научный центр Росмедтехнологий, Москва


Валентина Александровна Петеркова
ФГУ Эндокринологический научный центр Росмедтехнологий, Москва


Для цитирования:


Кураева Т.Л., Емельянов А.О., Еремина И.А., Петеркова В.А. Новые возможности инсулинотерапии сахарного диабета у детей и подростков. Сахарный диабет. 2007;10(1):19-23. https://doi.org/10.14341/2072-0351-5909

For citation:


Kuraeva T.L., Emel'yanov A.O., Eremina I.A., Peterkova V.A. Novye vozmozhnosti insulinoterapii sakharnogo diabeta u detey i podrostkov. Diabetes mellitus. 2007;10(1):19-23. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/2072-0351-5909

Просмотров: 35


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2072-0351 (Print)
ISSN 2072-0378 (Online)