Preview

Сахарный диабет

Расширенный поиск

1,5-ангидроглюцитол при сахарном диабете: роль в диагностике, скрининге, оценке гликемического статуса и прогнозе осложнений

https://doi.org/10.14341/DM10258

Полный текст:

Аннотация

1,5-ангидроглюцитол (1,5-АГ) – среднесрочный индикатор гликемического статуса, отражающий колебания в диапазоне гипергликемии в течение 1–2 нед. При нормальном уровне глюкозы концентрация 1,5-АГ в плазме крови поддерживается за счет баланса между поступлением с пищей и выведением через почки. В условиях гипергликемии, когда превышен почечный порог для глюкозы, концентрация 1,5-АГ в плазме падает за счет конкурентного ингибирования его реабсорбции глюкозой. В клинической практике 1,5-АГ используется для ретроспективной оценки постпрандиальных колебаний глюкозы у больных сахарным диабетом (СД) с небольшим или умеренным повышением гликированного гемоглобина (HbA1c). Маркер также применяется в клинических исследованиях новых лекарственных препаратов, влияющих на постпрандиальную гликемию. Преимуществами 1,5-АГ как маркера гликемического статуса являются стабильность, отсутствие зависимости от физиологического состояния в момент забора крови, возможность использования у больных с гемоглобинопатиями и аномалиями скорости обмена пула эритроцитов. Вместе с тем информативность 1,5-АГ ограничена у больных с почечным канальцевым ацидозом, хронической болезнью почек 4–5 стадии, ренальной глюкозурией, у получающих акарбозу и ингибиторы SGLT2. Протестировано применение 1,5-АГ для диагностики и скрининга СД 2 типа, гестационного СД и предиабета. Показано, что чувствительность 1,5-АГ как инструмента скрининга СД может быть недостаточной у лиц с невысокими цифрами гликемии, особенно в случае преобладания гипергликемии натощак. В связи с этим для целей скрининга предложено сочетать исследование 1,5-АГ с определением уровня глюкозы натощак. У больных СД 2 типа низкий уровень 1,5-АГ в плазме является предиктором почечной недостаточности, сердечно-сосудистых событий, в том числе ишемической болезни сердца, сердечной недостаточности и инсульта. Низкий уровень 1,5-АГ у беременных женщин является фактором риска гестационного СД и макросомии. Для определения 1,5-АГ в крови, моче и других биологических жидкостях применяются хроматография и ферментативные методы. В настоящее время относительно высокая стоимость и недостаточная стандартизация определения ограничивают использование 1,5-АГ в клинической практике. Необходимы дальнейшие исследования для уточнения значимости 1,5-АГ как маркера гликемического статуса у больных СД 1 типа, у пациентов с различным уровнем HbA1c и различной вариабельностью гликемии, а также в ситуациях, когда клиническая ценность HbA1c ограничена.

Для цитирования:


Климонтов В.В., Дашкин М.В. 1,5-ангидроглюцитол при сахарном диабете: роль в диагностике, скрининге, оценке гликемического статуса и прогнозе осложнений. Сахарный диабет. 2020;23(3):250-259. https://doi.org/10.14341/DM10258

For citation:


Klimontov V.V., Dashkin M.V. 1,5-anhydroglucitol in diabetes: its role in diagnostics, screening, glycemic status assessment, and the prediction of complications. Diabetes mellitus. 2020;23(3):250-259. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/DM10258

Выбор наиболее оптимальных способов оценки гликемического статуса у больных сахарным диабетом (СД) остается одной из наиболее актуальных задач диабетологии. Гликированный гемоглобин (HbA1c)  – общепринятый маркер качества контроля заболевания – отражает средний уровень глюкозы в плазме за последние 3 мес, но не позволяет судить о колебаниях гликемии. В последние годы большое внимание уделяется параметрам вариабельности гликемии как возможным индикаторам качества контроля СД [1]. Существенным ограничением практически всех показателей вариабельности гликемии является зависимость от качества первичных данных: количества, дискретности и временного интервала измерений уровня глюкозы, а также физиологических условий в момент забора материала. В связи с этим особый интерес представляют альтернативные маркеры гликемического статуса, не основанные на непосредственном измерении уровня глюкозы. Одним из таких маркеров является 1,5-ангидроглюцитол (1,5-АГ) – среднесрочный индикатор, отражающий колебания в диапазоне гипергликемии. За 4 десятилетия изучения накоплен большой объем информации о закономерностях изменений 1,5-АГ у больных СД. Между тем в отечественной литературе публикации, посвященные этому маркеру, единичны [2].

В данном обзоре мы обобщили данные о транспорте 1,5-АГ, лабораторных методах измерения его концентрации, преимуществах и ограничениях 1,5-АГ в оценке качества контроля гликемии, скрининге СД и прогнозировании осложнений заболевания. Поиск источников осуществлен по ключевым словам ‘’1,5-anhydroglucitol”, “diabetes” (и их русскоязычным эквивалентам) в базах данных Pubmed/Medline, Scopus, e-Library без ограничений по типам исследований и глубине поиска. Дополнительный поиск проведен по материалам конгрессов ­Европейской ассоциации по изучению сахарного диабета (EASD) и Американской диабетической ассоциации (ADA) 2017–2019 гг.

ХИМИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА1,5-АНГИДРОГЛЮЦИТОЛА И ЕГО ТРАНСПОРТ В ОРГАНИЗМЕ

Молекула 1,5-АГ представляет собой дезоксиформу глюкопиранозы, является одним из основных полиолов и по своей структуре напоминает глюкозу (рис. 1).

Рис. 1. Молекулярная структура глюкозы и 1,5-ангидроглюцитола.

Впервые 1,5-АГ был обнаружен в семействе растений Polygala senega в 1888 г., структура молекулы идентифицирована в 1943 г., наличие в крови человека и спинномозговой жидкости подтверждено в 1972 и 1973 гг. соответственно. Основным источником 1,5-АГ является пища, с которой в организм человека поступает 5–10 мг 1,5-АГ в день. В разных видах углеводной пищи содержится в среднем 2,5±1,1 мкг/г, в мясе и морепродуктах – 0,9±0,6 мкг/г, в овощах – 0,4±0,2 мкг/г, во фруктах – 0,7±0,6 мкг/г, в напитках – 0,8±0,7 мкг/г. Исключение составляют сырые соевые бобы, в составе которых содержится значительно большее количество 1,5-АГ: примерно 10–20 мкг/г, хотя обработанные соевые бобы (например, тофу, соевый соус) имеют содержание 1,5-АГ, эквивалентное другой углеводной пище [3]. Ранее считалось, что количество поступающего 1,5-АГ практически не зависит от характера питания, поскольку его содержание в пищевых продуктах незначительно. ­Однако недавно показано, что содержание углеводов и гликемические индексы пищи оказывают влияние на уровень 1,5-АГ у здоровых лиц [4]. Значительные количества 1,5-АГ содержатся в растениях, используемых в китайской традиционной медицине (Kampo) [5].

1,5-АГ хорошо всасывается в кишечнике и распределяется по всем органам и тканям, структура с замкнутым пирановым кольцом обеспечивает метаболическую стабильность. Выведение 1,5-АГ со стулом незначительное и осуществляется в основном почками. Молекула 1,5-АГ свободно фильтруется, при этом 99,9% 1,5-АГ впоследствии реабсорбируется, обеспечивая его стабильный уровень в плазме крови. Реабсорбция 1,5-АГ происходит в почечных канальцах системой общего транспорта 1,5-АГ/фруктоза/манноза, которая отличается от основной системы реабсорбции глюкозы [6].

При нормальном уровне глюкозы концентрация 1,5-АГ в плазме крови поддерживается на постоянном уровне за счет баланса между поступлением и выведением через почки. В условиях гипергликемии, когда превышен почечный порог для глюкозы, концентрация 1,5-АГ в крови падает за счет конкурентного ингибирования его реабсорбции глюкозой (рис. 2). Изменение уровня 1,5-АГ при этом зависит от продолжительности и величины глюкозурии. После возвращения концентрации глюкозы в нормальный диапазон восстановление концентрации 1,5-АГ в крови происходит со скоростью ~0,3 мкг*мл/день. Таким образом, уровень 1,5-АГ чувствительно и быстро реагирует на изменения уровня глюкозы в крови, отражая даже кратковременные подъемы гликемии в промежутке времени от 48 ч до 2 нед [7].

Рис. 2. Экскреция с мочой 1,5-ангидроглюцитола в условиях нормогликемии (слева) и гипергликемии (справа).

ЛАБОРАТОРНЫЕ МЕТОДЫ ИЗМЕРЕНИЯ КОНЦЕНТРАЦИИ 1,5-АНГИДРОГЛЮЦИТОЛА В БИОЛОГИЧЕСКИХ ЖИДКОСТЯХ

Методы определения 1,5-АГ. Первоначально для определения концентрации 1,5-АГ в плазме крови была использована жидкостная хроматография высокого давления [8]. В дальнейшем для детекции 1,5-АГ стали применять газовую хроматографию – масс-спектрометрию, высокоэффективную жидкостную хроматографию [9]. Преимуществом хроматографических методов является точность детекции, недостатками – трудоемкость и довольно высокая стоимость.

В последние годы для определения 1,5-АГ наиболее часто применяются ферментативные методы. К числу наиболее используемых тест-систем относится GlycomarkTM (GlycoMark, США); в 2003 г. данная тест-система одобрена FDA для определения 1,5-АГ в США. В основу работы системы положен двухэтапный ферментативный метод конечной точки; тест-набор состоит из двухреагентной системы. На первом этапе глюкоза удаляется из образца, на втором этапе измеряют кинетическую эффективность пиранозооксидазы, которую определяют с помощью колориметрии. Существенным преимуществом метода является возможность его автоматизации на биохимических анализаторах. Примером другой коммерчески доступной тест-системы является Kyowa Medex (Япония). При использовании данного диагностикума 1,5-АГ сначала превращают в 1,5-ангидроглюцитол-6-фосфат и после ферментативной реакции с 1,5-ангидроглюцитол-6-­фосфатдегидрогеназой колориметрически детектируют продукт реакции β-НАДФН. Тест также имеет возможность полной автоматизации [10].

Для научных лабораторных исследований концентрации 1,5-АГ в плазме крови наибольшее распространение получил иммуноферментный метод, который также можно полностью автоматизировать [11].

Показано, что при определении концентрации в сыворотке крови 1,5-АГ остается стабильным при 4°C в течение 7 дней, при 22°C – в течение 5 дней, при -80°C – в течение 14 дней. Стабильность концентрации сохранялась в течение трех циклов замораживания/оттаивания [12].

Уровень 1,5-АГ в сыворотке крови у здоровых лиц. Для установления референсных уровней 1,5-АГ в ­сыворотке крови концентрация 1,5-АГ была определена у 1799 американцев, принимавших участие в исследовании Atherosclerosis Risk in Communities (ARIC; средний возраст обследованных 55 лет, 15% афроамериканцы). ­Интервал концентрации составил 8,4–28,7 мкг/мл [13].

В другом крупном исследовании [14] уровни 1,5-АГ были определены у здоровых бразильцев европеоидного происхождения. Установлены определенные различия в границах интервалов концентрации 1,5-АГ у взрослых, детей и подростков (табл. 1). Уровень1,5-АГ в среднем оказался несколько выше у мужчин, чем у женщин. Наблюдалась слабая обратная корреляция между уровнем 1,5-АГ и возрастом (r=-0,287; p<0,001).

Таблица 1. Концентрации 1,5-ангидроглюцитола (мкмоль/л) в сыворотке крови у здоровых лиц [14]

Возрастная группа

n

Пол

мужской

Женский

Взрослые (старше 18 лет)

922

80–260

62–241

Подростки (от 14 до 18 лет)

496

84–311

79–277

Дети (от 0 до 14 лет)

580

96–302

89–277

Примечание: концентрация 1,5-АГ 1 мкг/мл соответствует концентрации 6,0918 мкмоль/л.

Показано, что уровни 1,5-АГ зависят от расовых и этнических особенностей: более высокие концентрации обнаруживаются у лиц азиатского и африканского происхождения, чем у европеоидов [15].

1,5-АНГИДРОГЛЮЦИТОЛ В ОЦЕНКЕ КАЧЕСТВА ГЛИКЕМИЧЕСКОГО КОНТРОЛЯ У БОЛЬНЫХ СД

Взаимосвязь 1,5-AГ с другими параметрами гликемического статуса. В 1981 г. Н. Akanuma и соавт. сообщили об обратной корреляции между уровнем 1,5-АГ и глюкозы в плазме крови у больных СД [8]. Спустя 7 лет эти же авторы описали связь между низким уровнем 1,5-АГ в плазме крови и повышением экскреции глюкозы и 1,5-АГ у больных СД. Наиболее тесные корреляции между мочевой экскрецией 1,5-АГ и глюкозурией наблюдались после нагрузки 100 г глюкозы. Было высказано предположение, что снижение уровня 1,5-АГ в плазме крови отражает частые и/или продолжительные колебания уровня глюкозы, превышающие почечный ­порог [16]. Как оказалось в дальнейшем, 1,5-АГ обратно коррелирует со значениями постпрандиальной гликемии, наблюдавшимися в течение последних 2 нед; корреляции с более давними показателями утрачиваются [17].

В ряде исследований проведена оценка взаимосвязи уровня 1,5-АГ с параметрами гликемического контроля, рассчитанными по данным непрерывного мониторинга уровня глюкозы (НМГ). У пациентов с СД 2 типа (СД 2) 1,5-АГ коррелировал с площадью под кривой постпрандиальной гликемии, стандартным отклонением, средней и максимальной амплитудой колебаний глюкозы. Сопоставив уровни 1,5-АГ, HbA1c и гликированного альбумина с параметрами НМГ, авторы пришли к выводу, что у больных с хорошо контролируемым СД 1,5-AГ лучше отражает постпрандиальные колебания гликемии, в то время как HbA1c и гликированный альбумин лучше отражают гликемию натощак и средний уровень глюкозы [18]. У детей и подростков с предиабетом и СД2 1,5-АГ показал связи с максимальным уровнем глюкозы, площадью под кривой гипергликемии, стандартным отклонением, средней амплитудой колебаний гликемии [19]. У беременных женщин с СД 1 типа (СД 1) 1,5-AГ демонстрировал более тесные корреляции с площадью под кривой гипергликемии, максимальным и средним уровнем глюкозы, чем HbA1c [20].

По данным ряда авторов, значимость 1,5-АГ как маркера постпрандиальной гликемии наиболее высока у пациентов, имеющих относительно невысокие уровни HbA1c. У больных СД1, имеющих HbA1c <8%, уровень 1,5-АГ коррелировал с HbA1c, средним уровнем глюкозы, площадью под кривой постпрандиальных колебаний и средним уровнем глюкозы после еды; у пациентов с HbA1c >8% данные взаимосвязи отсутствовали [21]. У больных СД2 с уровнем HbA1c <7,5% 1,5-АГ коррелировал с параметрами НМГ, отражающими гипергликемию. У пациентов с HbA1c >7,5% взаимосвязи между маркерами вариабельности гликемии и гипергликемией утрачивались [22]. В другом исследовании 1,5-АГ коррелировал с площадью под кривой гипергликемии у больных СД2, имеющих HbA1c <7% [23].

Информативность 1,5-АГ у больных СД на разных режимах сахароснижающей терапии. Поскольку 1,5-АГ преимущественно отражает эпизоды гипергликемии, его используют для оценки эффективности сахароснижающих препаратов, влияющих преимущественно на гликемию после еды. Определение 1,5-АГ используется для оценки эффективности новых сахароснижающих препаратов: агонистов рецепторов глюкагоноподобного пептида-1 [24], аналогов инсулина сверхкороткого действия [25], а также постоянной подкожной инфузии инсулина [26]. У реципиентов островковых клеток, имеющих HbA1c в пределах 6–6,5%, определение 1,5-АГ помогает идентифицировать больных с сохраняющейся повышенной вариабельностью гликемии [27]. Изучается значение 1,5-АГ как критерия выбора режима сахароснижающей терапии. Результаты недавнего рандомизированного клинического исследования, в котором сравнивалась эффективность базис-болюсной инсулинотерапии и терапии базальным инсулином у больных СД2, показали, что низкий уровень 1,5-АГ в крови является предиктором лучшего ответа на базис-болюсную инсулинотерапию [28].

Вместе с тем при интерпретации значений 1,5-АГ следует учитывать ограниченную информативность данного показателя в ряде клинических ситуаций. Физиологические соотношения между колебаниями концентраций 1,5-АГ и глюкозы в плазме крови нарушаются при лечении ингибиторами α-глюкозидазы и ингибиторами глюкозо-натриевого котранспортера-2 (SGLT2). Показано, что применение акарбозы сопровождается снижением уровня 1,5-АГ в сыворотке крови независимо от изменений гликемии [29]. Снижение концентрации 1,5-АГ в данном случае можно объяснить уменьшением всасывания 1,5-АГ в кишечнике [30]. Одновременное уменьшение уровня глюкозы и 1,5-АГ в крови на фоне терапии канаглифлозином [31] связывают с уменьшением реабсорбции глюкозы и 1,5-АГ в почках [32]. Крайне низкий уровень 1,5-АГ (<2 мкг/мл) у больных СД 2 типа с НbA1c <8%, как правило, ассоциирован с приемом ингибиторов SGLT2 [33].

Информативность определения 1,5-АГ у больных с патологией почек. Ограничения 1,5-АГ как маркера качества контроля гликемии возникают у больных с почечным канальцевым ацидозом и выраженными стадиями хронической болезни почек (ХБП). У больных с начальными и умеренными стадиями ХБП 1,5-АГ сохраняет свою значимость как маркер гликемического контроля [34, 35, 36]. У пациентов с гиперфильтрацией (рСКФ >120 мл/мин/1,73 м2) концентрация 1,5-АГ в плазме оказалась ниже (в среднем на 27,2%, р=0,016), чем у больных с рСКФ в диапазоне 30–59 мл/мин/1,73 м2 [35]. Возможно, эти различия объясняются возрастом: феномен гиперфильтрации редко встречается у пожилых. Пациенты с терминальной ХБП без СД, не получающие диализ, имеют более низкий уровень 1,5-АГ в крови, чем здоровые лица, что связано с уменьшением реабсорбции молекулы 1,5-АГ в почках. После сеансов гемодиализа наблюдается снижение уровня 1,5-АГ в плазме крови [37]. У пациентов без СД уровень 1,5-АГ приходит в нормальный диапазон спустя 60 дней после трансплантации почки [38].

Информативность определения 1,5-АГ в моче и слюне. Уровень 1,5-АГ в моче больных СД снижен, но не всегда коррелирует с концентрацией 1,5-АГ в крови. Наименьший уровень 1,5-АГ в крови и моче обнаружен у больных с диабетической комой. Обсуждается возможность использования определения 1,5-АГ в моче для верификации смерти от диабетической комы в судебной практике [39]. Показано, что уровень 1,5-АГ в слюне прямо коррелирует с концентрацией молекулы в плазме крови; с концентрацией глюкозы в крови выявлена обратная корреляция [40].

Таким образом, 1,5-АГ можно рассматривать как маркер гликемического контроля у пациентов с СД, дополнительный по отношению к НbA. В отличие от НbA, 1,5-АГ не отражает средний уровень глюкозы, но является показателем выхода гликемической кривой в диапазон гипергликемии (точнее, в диапазон значений, лежащих выше почечного порога для глюкозы). Сравнительная характеристика HbA1c и 1,5-АГ как маркеров гликемического статуса представлена в табл. 2.

Таблица 2. Сравнительная характеристика гликированного гемоглобина A1c 1,5-ангидроглюцитола как маркеров гликемического контроля у больных СД

HbA1c

1,5-АГ

Отражает средний уровень глюкозы в плазме крови; не отражает колебаний гликемии

Отражает колебания уровня глюкозы, превышающие почечный порог; не отражает средний уровень глюкозы в плазме крови

Концентрация зависит от уровня глюкозы натощак и после еды

Концентрация зависит от пиковых (преимущественно постпрандиальных) уровней глюкозы

Отражает контроль гликемии в течение последних 3 мес

Отражает контроль гликемии в течение последних 1–2 нед

Информативность ограничена у больных с гемоглобинопатиями, анемией, гемолизом и другими состояниями, связанными с изменением времени жизни эритроцитов, терминальной ХБП, у больных с гипертриглицеридемией, гипербилирубинемией, у принимающих антиретровирусные препараты, рибавирин, большие дозы аспирина

Информативность ограничена у больных с почечным канальцевым ацидозом, ренальной глюкозурией, терминальной ХБП, у получающих акарбозу, канаглифлозин (и, возможно, другие ингибиторы SGLT2), а также растительные препараты, используемые в китайской традиционной медицине (в частности, Ninjin-yoei-to)

Хорошо стандартизованные методы определения

Недостаточно стандартизованные методы определения

1,5-АНГИДРОГЛЮЦИТОЛ В ДИАГНОСТИКЕ И СКРИНИНГЕ САХАРНОГО ДИАБЕТА

Сахарный диабет 2 типа. Показано, что лица с нарушенной толерантностью к глюкозе и нарушенной гликемией натощак имеют меньшую концентрацию 1,5-АГ в сыворотке крови по сравнению со здоровыми лицами, но большую по сравнению с больными СД [11]. У больных с впервые выявленным СД2 концентрация 1,5-АГ оказалась обратно связана с чувствительностью к инсулину и ­прямо – с функцией β-клеток, в частности, с ранней фазой секреции инсулина [41]. В связи с этим представляет интерес возможность использования 1,5-АГ для скрининга СД и других нарушений углеводного обмена.

Впервые информативность определения 1,5-АГ как инструмента скрининга СД2 была протестирована у японцев. Сравнив уровень 1,5-АГ, фруктозамина и HbA1c у лиц с различной толерантностью к глюкозе и СД, T. Yamanouchi и соавт. пришли к выводу, что диагностическая ценность 1,5-АГ превышает таковую других исследованных маркеров. Чувствительность и специфичность 1,5-АГ при концентрации <14 мкг/мл составила 93,1 и 84,2% соответственно. Комбинация HbA1c и 1,5-АГ давала наиболее точный результат [42]. В недавнем исследовании, проведенном в Китае, показана целесообразность определения 1,5-АГ для скрининга СД в популяции высокого риска. У 1070 лиц, включенных в исследование, был проведен глюкозотолерантный тест, определены уровни глюкозы плазмы натощак и через 2 ч после еды, HbA1c и 1,5-АГ. Диагноз СД установлен в 25,5% случаев. Уровень 1,5-АГ обратно коррелировал с концентрацией глюкозы плазмы натощак и после еды, HbA1c. По данным ROC-анализа, концентрация 1,5-АГ в сыворотке крови 11,8 мкг/мл являлась «отрезной точкой» в диагностике СД, при этом чувствительность составила 92,6%, а специфичность – 82,3% [43].

Вместе с тем диагностическая чувствительность 1,5-АГ может быть недостаточной у лиц с небольшим повышением уровня глюкозы, особенно в случае преобладания гипергликемии натощак. Для преодоления этого ограничения предложено комбинировать исследование 1,5-АГ с определением тощаковой гликемии. В крупном исследовании (3098 участников), проведенном в Китае, установлено, что диагностическая чувствительность и специфичность теста на 1,5-АГ в популяции высокого риска СД может быть повышена до 82,5% и 83,5% соответственно при одновременном определении глюкозы плазмы натощак. В последнем случае у части пациентов диагноз может быть поставлен без проведения теста на толерантность к глюкозе [44].

Гестационный СД. В ряде работ изучена информативность определения 1,5-АГ для скрининга и прогноза развития гестационного СД. У женщин с гестационным СД зафиксирован более низкий уровень 1,5-АГ, чем у беременных без СД, при этом наблюдалась обратная корреляция с гликемией через 1 ч после еды [45, 46]. ­Показано, что женщины c низким уровнем 1,5-АГ в I триместре беременности имеют повышенный риск развития гестационного СД во II и III триместрах [47]. Низкий уровень 1,5-АГ у беременных женщин с СД 1 типа и гестационным СД является предиктором макросомии [20, 48].

Тем не менее 1,5-АГ не обладает необходимой диагностической чувствительностью для верификации гестационного СД [45, 46]. Так, при выборе «отрезной точки» 13,21 мкг/мл, диагностическая чувствительность 1,5-АГ составила 67,6%, а специфичность – 65,3% [46]. Отчасти это может объясняться физиологическими изменениями скорости клубочковой фильтрации, почечного порога для глюкозы и объема плазмы при беременности [49].

При интерпретации результатов исследования 1,5-АГ у беременных женщин следует учитывать возможность обнаружения низконормальных значений показателя. По данным Walker et al., референсный интервал концентрации 1,5-АГ у здоровых женщин составляет 56–298 мкмоль/л при сроке беременности до 23 нед, 37–166 мкмоль/л – на сроке 24–28 нед, 34–155 мкмоль/л – на сроке 29–32 нед и 33–246 мкмоль/л – на сроке >32 нед [14].

Диабет взрослого типа у молодых (MODY). Представляют несомненный интерес попытки использовать 1,5-АГ для дифференциальной диагностики различных типов СД. Поскольку у пациентов с подтипом MODY, вызванным мутациями гена HNF1A, наблюдается низкий почечный порог для глюкозы вследствие снижения экспрессии SGLT2 в почках [50], высказано предположение, что 1,5-АГ может быть дифференциально-диагностическим маркером данной формы заболевания. Сравнив концентрации 1,5-АГ в плазме крови у пациентов с MODY вследствие мутаций HNF1A и GCK, у пациентов с латентным аутоиммунным диабетом взрослых, СД1 и СД2, A. Pal и соавт. не обнаружили достоверных различий в уровне 1,5-АГ. При введении поправки на HbA1c 1,5-АГ обеспечивал приемлемую точность распознавания HNF1A-MODY при сравнении с СД1, но не с СД2 [51].

Таким образом, в настоящее время обсуждается возможность использования 1,5-АГ для диагностики и скрининга различных типов СД. Потенциальные преимущества и ограничения 1,5-АГ как инструмента скрининга СД суммированы в табл. 3.

Таблица 3. Преимущества и недостатки 1,5-ангидроглюцитола в диагностике и скрининге сахарного диабета

Преимущества

Недостатки

•Не требует специальной подготовки (в частности, 12-часового голодания).

•Мало подвержен влиянию преаналитических факторов, таких как время забора крови и физиологические условия в момент забора.

•Может использоваться у больных с анемией, гемоглобинопатиями, гемолизом и другими состояниями с изменением скорости обмена пула эритроцитов.

•Отражает колебания уровня глюкозы, превышающие почечный порог, в последние 7–14 дней

•Нет общепринятых «отрезных точек» для постановки диагноза СД.

•Низкая чувствительность у больных с погранично повышенным уровнем глюкозы и изолированной гипергликемией натощак.

•Возможны ложноположительные результаты у пациентов с индивидуально низким почечным порогом для глюкозы.

•Высокая стоимость

1,5-АНГИДРОГЛЮЦИТОЛ КАК ПРЕДИКТОР ОСЛОЖНЕНИЙ СД

Микрососудистые осложнения. В исследовании ADVANCE (Action in Diabetes and VАscular disease; Preterax and DiamicroN MR Controlled Evaluation) показана значимость 1,5-АГ как предиктора развития микрососудистых осложнений при СД2. У 6826 участников исследования концентрация 1,5-АГ была определена на старте исследования, у 684 человек уровень 1,5-АГ был исследован повторно спустя год. Оказалось, что низкий уровень 1,5-АГ (<6 мкг/мл, при сравнении с ≥10 мкг/мл) ассоциирован с риском развития микрососудистых осложнений (ОР 1,28; 95% ДИ 1,03–1,60). Значимость 1,5-АГ как предиктора осложнений сохранялась после поправки на уровень HbA1c и другие факторы риска [52].

В исследовании ARIC показана значимость 1,5-АГ как маркера высокого риска развития почечной недостаточности. В исследование включались лица, не имеющие клинических проявлений сердечно-сосудистых заболеваний, длительность наблюдения составила около 20 лет. Прогностическое значение 1,5-АГ было определено у 13 277 человек. Низкие уровни 1,5-АГ (<6 мкг/мл и 6,0–9,9 мкг/мл) оказались независимыми предикторами терминальной стадии ХБП [53].

В исследовании Tavares G. и соавт. была предпринята попытка идентифицировать маркеры прогрессирования ХБП у 56 больных СД с макроальбуминурией по данным нецелевого метаболомного анализа плазмы крови. Прогрессирование ХБП устанавливалось как удвоение уровня креатинина, начало лечения диализом или смерть в течение 2,5 лет наблюдения. Низкие уровни 1,5-АГ, а также норвалина и аспарагиновой кислоты оказались предикторами прогрессирования [54].

Макрососудистые осложнения. Прогностическая значимость 1,5-АГ как маркера риска сердечно-сосудистых «­событий» показана в проспективном исследовании, включавшем 2095 японцев без ишемической болезни сердца (ИБС)и перенесенного инсульта на старте исследования. Длительность наблюдения составила 11,1 года. Риск сердечно-сосудистых осложнений у мужчин, имевших уровень 1,5-АГ <14 мкг/мл, был повышен более чем в 2 раза в сравнении с мужчинами с концентрацией 1,5-АГ >24,5 мкг/мл (ОР 2,22; 95% ДИ 1,24–3,98), независимо от наличия СД. У женщин взаимосвязь между 1,5-АГ и риском сердечно-сосудистых осложнений не прослеживалась [55].

В уже упоминавшемся исследовании ARIC было определено значение 1,5-АГ как фактора риска сердечно-­сосудистых заболеваний и смертности у лиц без СД и у больных СД (n=11106). В сравнении с лицами без СД и уровнем 1,5-АГ ≥6 мкг/мл пациенты с СД и уровнем 1,5-АГ <6 мкг/мл имели значительно больший риск развития ИБС (ОР 3,85; 95% ДИ 3,11–4,78), инсульта (ОР 3,48; 95% ДИ 2,66–4,55), сердечной недостаточности (ОР 3,5; 95% ДИ 2,93–4,17) и смерти (ОР 2,44; 95% ДИ 2,11–2,83). «Недиабетические» концентрации 1,5-АГ (>10 нг/мл) не были ассоциированы с риском сердечно-сосудистых событий [56]. В этом же исследовании низкий (<6 мкг/мл) уровень 1,5-АГ у больных СД был связан с субклиническим повреждением миокарда, верифицированным по уровню сердечного тропонина (Т) [57].

В двух исследованиях, проведенных в Японии, показана связь между низким уровнем 1,5-АГ и наличием ИБС, верифицированной по данным коронароангиографии, в популяции высокого сердечно-сосудистого риска, в том числе у пациентов с СД [58, 59]. В ретроспективном наблюдательном исследовании показана связь между уровнем 1,5-АГ и смертностью от сердечно-сосудистых заболеваний у японцев, перенесших острый коронарный синдром, с HbA1c <7%. У пациентов, погибших от сердечно-сосудистых причин, наблюдались более низкие значения 1,5-АГ, чем у выживших в течение 4 лет (12,3±5,3 и 19,2±7,7 мкг/мл соответственно, p<0,01) [60].

Несомненный интерес представляют взаимосвязи «традиционных» (HbA1c, глюкоза плазмы натощак) и «нетрадиционных» (1,5-АГ, фруктозамин, гликированный альбумин) маркеров гликемического контроля с риском развития макроангиопатии нижних конечностей, зафиксированные в исследовании ARIC. Показателем с наибольшей прогностической значимостью в плане развития макроангиопатии оказался HbA1c. «Нетрадиционные» маркеры были менее информативны, их значимость снижалась после поправки на HbA1c: данные маркеры в большей степени отражали риск развития критической ишемии нижних конечностей, нежели макроангиопатии как таковой [61].

По данным ретроспективного анализа базы данных мозгового инсульта, включавшей 1246 больных СД, у которых был определен 1,5-АГ, низкий уровень маркера (<14 мкг/мл) является предиктором ишемического инсульта или транзиторной ишемической атаки у хорошо компенсированных больных СД с HbA1c <7% [62]. В исследовании ARIC зафиксирована связь между уровнем 1,5-АГ и деменцией среди больных СД: снижение концентрации 1,5-АГ на каждые 5 мкг/мл увеличивало риск деменции на 16% [63].

У больных СД2, имеющих HbA1c <8%, уровень 1,5-АГ связан с дисфункцией эндотелия [64]. Показана связь между 1,5-АГ и выраженностью атеросклероза брахиоцефальных артерий. Наиболее значимым 1,5-АГ при этом оказывается у пациентов с хорошо контролируемым СД c уровнем HbA1c <6,5% [65].

Гипогликемия. Известно, что эпизоды гипогликемии у больных СД чаще происходят в периоды повышенной вариабельности уровня глюкозы [66, 67]. В связи с этим логичен вопрос об ассоциации 1,5-АГ с риском гипогликемии. Связь 1,5-АГ с эпизодами тяжелой гипогликемии оценивалась в исследовании ARIC у 1206 пациентов с СД.Низкий уровень 1,5-АГ повышал вероятность развития тяжелой гипогликемии на протяжении 15 лет наблюдения [68]. Можно предположить, что прогностическое значение 1,5-АГ как фактора риска сосудистых осложнений, зафиксированное в этом исследовании, частично опосредовано увеличением риска тяжелой гипогликемии.

Таким образом, 1,5-АГ может использоваться не только для оценки качества контроля гликемии, но и как предиктор сосудистых осложнений СД. Заметим, что данные о прогностическом значении 1,5-АГ согласуются с современными представлениями о роли вариабельности гликемии в развитии кардиоваскулярных осложнений СД [69].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Представленные данные свидетельствуют о перспективности использования 1,5-АГ для оценки гликемического статуса у больных СД. Не являясь альтернативой HbA1c, 1,5-АГ позволяет оценить один из аспектов вариабельности уровня глюкозы, а именно – наличие гипергликемических (преимущественно постпрандиальных) колебаний гликемии в последние 7–14 дней. Косвенно отражая уровень глюкозы, 1,5-АГ выгодно отличается от других показателей вариабельности гликемии, для расчета которых необходимо проведение НМГ или же частое и стандартизированное по времени и физиологическим условиям определение глюкозы в крови. Значимость 1,5-АГ как индикатора гликемического статуса подтверждается тем, что низкий уровень 1,5-АГ в плазме крови ассоциирован с риском макро- и микрососудистых осложнений, во всяком случае, у больных СД 2 типа. Накопленные к настоящему времени данные указывают на то, что 1,5-АГ перспективен как дополнительный инструмент скрининга нарушений углеводного обмена (прежде всего нарушенной толерантности к глюкозе, СД 2 типа и гестационного СД) в группах высокого риска. Очевидна необходимость дальнейших исследований в этом направлении, в том числе с экономическим обоснованием.

Препятствиями для широкого внедрения 1,5-АГ в клиническую практику являются недостаточная стандартизация методов определения, отсутствие общепринятых нормативов, относительно высокая стоимость теста. В будущих исследованиях необходимо определить информативность 1,5-АГ у больных с разным уровнем HbA1c и разной вариабельностью гликемии. Перспективно изучение 1,5-АГ как предиктора и индикатора эффективности разных режимов сахароснижающей терапии. Требуется дальнейшее изучение 1,5-АГ как маркера гликемического статуса и предиктора осложнений у больных СД1. Эти исследования позволят более четко позиционировать ­1,5-АГ среди других гликемических маркеров и определить когорты пациентов, в которых тест на 1,5-АГ будет иметь наибольшую клиническую ценность.

Список литературы

1. Климонтов В.В., Мякина Н.Е. Вариабельность гликемии при сахарном диабете: инструмент для оценки качества гликемического контроля и риска осложнений // Сахарный диабет. — 2014. — №2. — С. 76–82. [Klimontov VV, Myakina NE. Glycaemic variability in diabetes: a tool for assessing the quality of glycaemic control and the risk of complications. Diabetes Mellitus. 2014;(2):76-82. (In Russ.)]. doi: https://doi.org/10.14341/DM2014276-82

2. Арбузова М.И., Ильин А.В. Перспективен ли тест 1,5-ангидро-D-глюцитол для контроля компенсации и лечения сахарного диабета? // Сахарный диабет. — 2010. — №1. — С. 123–125. [Arbuzova MI, Il’in AV. Is the 1,5-anhydro-D-glucitol test a promising tool for monitoring compensation and treatment of diabetes mellitus? Diabetes Mellitus. 2010;(1):123-125. (In Russ.)]. doi: https://doi.org/10.14341/2072-0351-6027

3. McGill JB, Cole TG, Nowatzke W, et al. Circulating 1,5-anhydroglucitol levels in adult patients with diabetes reflect longitudinal changes of glycemia: A U.S. trial of the GlycoMark assay. Diabetes Care. 2004; 27(8):1859-1865. doi: https://doi.org/10.2337/diacare.27.8.1859

4. Juraschek SP, Miller ER, Appel LJ, et al. The Effects of dietary carbohydrates on 1,5-anhydroglucitol in a population without diabetes: results from the omnicarb trial. Diabet Med. 2017;34(10):1407-1413. doi: https://doi.org/10.1111/dme.13391

5. Kawasaki T, Yamanouchi T, Kashiwabara A, et al. The influence of traditional Chinese herbal drugs on serum 1, 5-anhydroglucitol levels. Diabetes Res Clin Pract.2000;50(2):97-101. doi: https://doi.org/10.1016/s0168-8227(00)00167-4

6. Yamanouchi T, Shinohara T, Ogata N, et al. Common reabsorption system of 1,5-anhydro-d-glucitol, fructose, and mannose in rat renal tubule. Biochim Biophysica Acta. 1996;1291(1):89-95. doi: https://doi.org/10.1016/0304-4165(96)00050-5

7. Dungan KM, Buse JB, Largay J, et al. 1,5-Anhydroglucitol and postprandial hyperglycemia as measured by continuous glucose monitoring system in moderately controlled patients with diabetes. Diabetes Care. 2006;29(6):1214-1219. doi: https://doi.org/10.2337/dc06-1910

8. Akanuma H, Ogawa K, Lee Y, Akanuma Y. Reduced levels of plasma 1,5-anhydroglucitol in diabetic patients. J Biochem. 1981;90(1):157-162. doi: https://doi.org/10.1093/oxfordjournals.jbchem.a133445

9. Li S, Heng X, Sheng H, et al. Determination of glycemic monitoring marker 1,5-anhydroglucitol in plasma by liquid chromatography-electrospray tandem mass spectrometry. J Chromatogr B Analyt Technol Biomed Life Sci. 2008;875(2):459-464. doi: https://doi.org/10.1016/j.jchromb.2008.09.033

10. Selvin E, Rynders GP, Steffes MW. Comparison of two assays for serum 1,5-anhydroglucitol. Clin Chim Acta. 2011;412(9-10):793-795. doi: https://doi.org/10.1016/j.cca.2011.01.007

11. Malkan UY, Gunes G, Corakci A. Rational diagnoses of diabetes: the comparison of 1,5-anhydroglucitol with other glycemic markers. Springerplus. 2015;4(1):587. doi: https://doi.org/10.1186/s40064-015-1389-5

12. Nowatzke W, Sarno MJ, Birch NC, et al. Evaluation of an assay for serum 1,5-anhydroglucitol (GlycoMark™) and determination of reference intervals on the Hitachi 917 analyzer. Clin Chim Acta. 2004;350(1-2):201-209. doi: https://doi.org/10.1016/j.cccn.2004.08.013

13. Selvin E, Warren B, He X, et al. Establishment of community-based reference intervals for fructosamine, glycated albumin, and 1,5-anhydroglucitol. Clin Chem. 2018;64(5):843-850. doi: https://doi.org/10.1373/clinchem.2017.285742

14. Welter M, Boritza KC, Anghebem-Oliveira MI, et al. Reference intervals for serum 1,5-anhydroglucitol in children, adolescents, adults, and pregnant women. Clin Chim Acta. 2018;486:54-58. doi: https://doi.org/10.1016/j.cca.2018.07.018

15. Mehta SN, Schwartz N, Wood JR, et al. Evaluation of 1,5-anhydroglucitol, hemoglobin A1c, and glucose levels in youth and young adults with type 1 diabetes and healthy controls. Pediatr Diabetes. 2011;13(3):278-284. doi: https://doi.org/10.1111/j.1399-5448.2011.00830.x

16. Akanuma Y, Morita M, Fukuzawa N, et al. Urinary excretion of 1,5-anhydro-D-glucitol accompanying glucose excretion in diabetic patients. Diabetologia.1988;31(11):831-835. doi: https://doi.org/10.1007/BF00277486

17. Stettler C, Stahl M, Allemann S, et al. Association of 1,5-anhydroglucitol and 2-h postprandial blood glucose in type 2 diabetic patients. Diabetes Care. 2008;31(8):1534-1535. doi: https://doi.org/10.2337/dc08-0385

18. Sun J, Dou JT, Wang XL, et al. Correlation between 1,5-anhydroglucitol and glycemic excursions in type 2 diabetic patients. Chin Med J (Engl). 2011;124(22):3641-3645.

19. Chan CL, Pyle L, Kelsey MM, et al. Alternate glycemic markers reflect glycemic variability in continuous glucose monitoring in youth with prediabetes and type 2 diabetes. Pediatr Diabetes. 2017;18(7):629-636. doi: https://doi.org/10.1111/pedi.12475

20. Nowak N, Skupien J, Cyganek K, et al. 1,5-Anhydroglucitol as a marker of maternal glycaemic control and predictor of neonatal birthweight in pregnancies complicated by type 1 diabetes mellitus. Diabetologia. 2013;56(4):709-713. doi: https://doi.org/10.1007/s00125-013-2830-3

21. Kim MJ, Jung HS, Hwang-Bo Y, et al. Evaluation of 1,5-anhydroglucitol as a marker for glycemic variability in patients with type 2 diabetes mellitus. Acta Diabetol. 2013;50(4):505-510. doi: https://doi.org/10.1007/s00592-011-0302-0

22. Suh S, Joung JY, Jin SM, et al. Strong correlation between glycaemic variability and total glucose exposure in type 2 diabetes is limited to subjects with satisfactory glycaemic control. Diabetes Metab.2014;40(4):272-277. doi: https://doi.org/10.1016/j.diabet.2014.01.006

23. Chon S, Lee YJ, Fraterrigo G, et al. Evaluation of glycemic variability in well-controlled type 2 diabetes mellitus. Diabetes Technol Ther. 2013;15(6):455-460. doi: https://doi.org/10.1089/dia.2012.0315

24. Ueno H, Mizuta M, Shiiya T, et al. Exploratory trial of intranasal administration of glucagon-like peptide-1 in Japanese patients with type 2 diabetes. Diabetes Care. 2014;37(7):2024-2027. doi: https://doi.org/10.2337/dc13-0690

25. Mathieu C, Bode BW, Franek E, et al. Efficacy and safety of fast-acting insulin aspart in comparison with insulin aspart in type 1 diabetes (onset 1): A 52-week, randomized, treat-to-target, phase III trial. Diabetes Obes Metab. 2018;20(5):1148-1155. doi: https://doi.org/10.1111/dom.13205

26. Scott ES, Januszewski AS, Fulcher G, et al. 123-LB: Continuous subcutaneous insulin infusion from diagnosis of type 1 diabetes improves intermediate glycaemic variability in children. Diabetes. 2019;68(1):123. doi: https://doi.org/10.2337/db19-123-lb

27. Peixoto EM, Bozkurt NC, Messinger S, et al. The use of 1.5-anhydroglucitol for monitoring glycemic control in islet transplant recipients. Cell Transplant. 2014;23(10):1213-1219. doi: https://doi.org/10.3727/096368913X669734

28. Heller S, Bowering K, Raskin P, et al. The effect of basal-bolus therapy varies with baseline 1,5-anhydroglucitol level in people with Type 2 diabetes: a post hoc analysis. Diabet Med. 2018;35(9):1273-1278. doi: https://doi.org/10.1111/dme.13693

29. Sakane N, Yoshida T, Kogure A, Kondo M. Different effects of acarbose and voglibose on serum 1,5-anhydroglucitol concentrations. Diabetes Care. 1998;21(3):465-465. https://doi.org/10.2337/diacare.21.3.465a

30. Watanabe K, Uchino H, Ohmura C, et al. Different effects of two α-glucosidase inhibitors, acarbose and voglibose, on serum 1,5-anhydroglucitol (1,5AG) level. J Diabetes Complications. 2004;18(3):183-186. doi: https://doi.org/10.1016/s1056-8727(03)00055-2

31. Balis DA, Tong C, Meininger G. Effect of canagliflozin, a sodium-glucose cotransporter 2 inhibitor, on measurement of serum 1,5-anhydroglucitol. J Diabetes. 2014;6(4):378-380. doi: https://doi.org/10.1111/1753-0407.12116

32. Fortuna D, McCloskey LJ, Stickle DF. Model analysis of effect of canagliflozin (Invokana), a sodium–glucose cotransporter 2 inhibitor, to alter plasma 1,5-anhydroglucitol. Clin Chim Acta. 2016;452:138-141. doi: https://doi.org/10.1016/j.cca.2015.11.010

33. Fereidouni SS, Shows TP, Lessard-Chaudoin C, et al. 1227-P: GlycoMark 1,5-Anhydrocluitol values in patients taking SGLT2 inhibitors. Diabetes. 2019;68(S 1). doi: https://doi.org/10.2337/db19-1227-P.

34. Kim WJ, Park CY, Lee KB, et al. Serum 1,5-anhydroglucitol concentrations are a reliable index of glycemic control in type 2 diabetes with mild or moderate renal dysfunction. Diabetes Care. 2012;35(2):281-286. doi: https://doi.org/10.2337/dc11-1462

35. Hasslacher C, Kulozik F. Effect of renal function on serum concentration of 1,5-anhydroglucitol in type 2 diabetic patients in chronic kidney disease stages I-III: A comparative study with HbA1c and glycated albumin. J Diabetes. 2016;8(5):712-719. doi: https://doi.org/10.1111/1753-0407.12354

36. Bai Y, Yang R, Song Y, Wang Y. Serum 1,5-anhydroglucitol concentrations remain valid as a glycemic control marker in diabetes with earlier chronic kidney disease stages. Exp Clin Endocrinol Diabetes. 2019;127(4):220-225. doi: https://doi.org/10.1055/s-0043-122142

37. Emoto M, Tabata T, Inoue T, et al. Plasma 1,5-anhydroglucitol concentration in patients with end-stage renal disease with and without diabetes mellitus. Nephron. 1992;61(2):181-186. doi: https://doi.org/10.1159/000186868

38. Phillipov G, Ninan VT, Mathew TH. Plasma 1,5-Anhydro-D-glucitol concentration and its relation to other plasma components in renal failure and renal transplant recipients. Clin Chim Acta. 1996;247(1-2):51-58. doi: https://doi.org/10.1016/0009-8981(95)06219-x

39. Sydow K, Wiedfeld C, Musshoff F, et al. Evaluation of 1,5-anhydro-d-glucitol in clinical and forensic urine samples. Forensic Sci Int. 2018;287:88-97. doi: https://doi.org/10.1016/j.forsciint.2018.03.002

40. Mook-Kanamori DO, Selim MM, Takiddin AH, et al. 1,5-Anhydroglucitol in saliva is a noninvasive marker of short-term glycemic control. J Clin Endocrinol Metab. 2014;99(3):E479-E483. doi: https://doi.org/10.1210/jc.2013-3596

41. Ma X, Hao Y, Hu X, et al. 1,5-Anhydroglucitol is associated with early-phase insulin secretion in chinese patients with newly diagnosed type 2 diabetes mellitus. Diabetes Technol Ther. 2015;17(5):320-326. doi: https://doi.org/10.1089/dia.2014.0346

42. Yamanouchi T, Akanuma Y, Toyota T, et al. Comparison of 1,5-Anhydroglucitol, HbA1c, and fructosamine for detection of diabetes mellitus. Diabetes. 1991;40(1):52-57. doi: https://doi.org/10.2337/diab.40.1.52

43. Wang Y, Yuan Y, Zhang Y, et al. Serum 1,5-Anhydroglucitol level as a screening tool for diabetes mellitus in a community-based population at high risk of diabetes. Acta Diabetol. 2017;54(5):425-431. doi: https://doi.org/10.1007/s00592-016-0944-z

44. Ying L, He X, Ma X, et al. Serum 1,5-Anhydroglucitol when used with fasting plasma glucose improves the efficiency of diabetes screening in a Chinese population. Sci Rep. 2017;7(1):11968. doi: https://doi.org/10.1038/s41598-017-12210-z

45. Saglam B, Uysal S, Sozdinler S, et al. Diagnostic value of glycemic markers HbA1c, 1,5-Anhydroglucitol and glycated albumin in evaluating gestational diabetes mellitus. Ther Adv Endocrinol Metab. 2017;8(12):161-167. doi: https://doi.org/10.1177/2042018817742580

46. Pramodkumar TA, Jayashri R, Gokulakrishnan K, et al. 1,5-Anhydroglucitol in gestational diabetes mellitus. J Diabetes Complications. 2019;33(3):231-235. doi: https://doi.org/10.1016/j.jdiacomp.2018.11.010

47. Corcoran SM, Achamallah N, Loughlin JO, et al. First trimester serum biomarkers to predict gestational diabetes in a high-risk cohort: Striving for clinically useful thresholds. Eur J Obstet Gynecol Reprod Biol. 2018;222:7-12. doi: https://doi.org/10.1016/j.ejogrb.2017.12.051

48. Delaney SS, Coley RY, Brown Z. 1,5-Anhydroglucitol: a new predictor of neonatal birth weight in diabetic pregnancies. Eur J Obstet Gynecol Reprod Biol. 2015;189:55-58. doi: https://doi.org/10.1016/j.ejogrb.2015.03.021

49. Zekavat SM, Butkovich S, Young GJ, et al. A computational model of 1,5-AG dynamics during pregnancy. Physiol Rep. 2017;5(16):e13375. doi: https://doi.org/10.14814/phy2.13375

50. Pontoglio M, Prie´ D, Cheret C, et al. HNF1alpha controls renal glucose reabsorption in mouse and man. EMBO Rep. 2000;1(4):359-365. doi: https://doi.org/10.1093/embo-reports/kvd071

51. Pal A, Farmer AJ, Dudley C, et al. Evaluation of serum 1,5-Anhydroglucitol levels as a clinical test to differentiate subtypes of diabetes. Diabetes Care. 2010;33(2):252-257. doi: https://doi.org/10.2337/dc09-1246

52. Selvin E, Wang D, McEvoy JW, et al. Response of 1,5-Anhydroglucitol to intensive glucose- and blood-pressure lowering interventions, and its associations with clinical outcomes in the ADVANCE trial. Diabetes Obes Metab.2019;21(8):2017-2023. doi: https://doi.org/10.1111/dom.13755

53. Rebholz CM, Grams ME, Chen Y, et al. Serum levels of 1,5-anhydroglucitol and risk of incident end-stage renal disease. Am J Epidemiol. 2017;186(8):952-960. doi: https://doi.org/10.1093/aje/kwx167

54. Tavares G, Venturini G, Padilha K, et al. 1,5-Anhydroglucitol predicts CKD progression in macroalbuminuric diabetic kidney disease: results from non-targeted metabolomics. Metabolomics.2018;14(4):39. doi: https://doi.org/10.1007/s11306-018-1337-9

55. Watanabe M, Kokubo Y, Higashiyama A, et al. Serum 1,5-Anhydro-D-glucitol levels predict first-ever cardiovascular disease: an 11-year population-based cohort study in Japan, the Suita study. Atherosclerosis.2011;216(2):477-483. doi: https://doi.org/10.1016/j.atherosclerosis.2011.02.033

56. Selvin E, Rawlings A, Lutsey P, et al. Association of 1,5-Anhydroglucitol with cardiovascular disease and mortality. Diabetes. 2016;65(1):201-208. doi: https://doi.org/10.2337/db15-0607

57. Liang M, McEvoy JW, Chen Y, et al. Association of a biomarker of glucose peaks, 1,5-Anhydroglucitol, with subclinical cardiovascular disease. Diabetes Care. 2016;39(10):1752-1759. doi: https://doi.org/10.2337/dc16-0840

58. Fujiwara T, Yoshida M, Yamada H, et al. Lower 1,5-Anhydroglucitol is associated with denovo coronary artery disease in patients at high cardiovascular risk. Heart Vessels. 2015;30(4):469-476. doi: https://doi.org/10.1007/s00380-014-0502-y

59. Ikeda N, Hara H, Hiroi Y. 1,5-Anhydro-D-glucitol predicts coronary artery disease prevalence and complexity. J Cardiol. 2014;64(4):297-301. doi: https://doi.org/10.1016/j.jjcc.2014.02.014

60. Ouchi S, Shimada K, Miyazaki T, et al. Low 1,5-Anhydroglucitol levels are associated with long-term cardiac mortality in acute coronary syndrome patients with hemoglobin A1c levels less than 7.0. Cardiovasc Diabetol. 2017;16(1):151. doi: https://doi.org/10.1186/s12933-017-0636-1

61. Ding N, Kwak L, Ballew SH, et al. Traditional and nontraditional glycemic markers and risk of peripheral artery disease: The Atherosclerosis Risk in Communities (ARIC) study. Atherosclerosis. 2018;274:86-93. doi: https://doi.org/10.1016/j.atherosclerosis.2018.04.042

62. Shiga Y, Kuriyama M, Kanaya Y, et al. Serum 1,5-anhydroglucitol: risk factor of acute ischemic stroke and transient ischemic attack in well-controlled diabetes. Cerebrovasc Dis. 2017;44(5-6):325-329. doi: https://doi.org/10.1159/000481626

63. Rawlings AM, Sharrett AR, Mosley TH, et al. Glucose peaks and the risk of dementia and 20-Year cognitive decline. Diabetes Care. 2017;40(7):879-886. doi: https://doi.org/10.2337/dc16-2203

64. Torimoto K, Okada Y, Mori H, Tanaka Y. Low levels of 1,5-anhydro-D-glucitol are associated with vascular endothelial dysfunction in type 2 diabetes. Cardiovasc Diabetol. 2014;13:99. doi: https://doi.org/10.1186/1475-2840-13-99.

65. Sato T, Kameyama T, Inoue H. Association of reduced levels of serum 1,5-Anhydro-d-glucitol with carotid atherosclerosis in patients with type 2 diabetes. J Diabetes Complications. 2014;28(3):348-352. doi: https://doi.org/10.1016/j.jdiacomp.2014.01.004

66. Klimontov VV, Myakina NE. Glucose variability indices predict the episodes of nocturnal hypoglycemia in elderly type 2 diabetic patients treated with insulin. Diabetes Metab Syndr. 2017;11(2):119-124. doi: https://doi.org/10.1016/j.dsx.2016.08.023

67. Rama Chandran S, Tay WL, Lye WK, et al. Beyond HbA1c: comparing glycemic variability and glycemic indices in predicting hypoglycemia in type 1 and type 2 diabetes. Diabetes Technol Ther. 2018;20(5):353-362. doi: https://doi.org/10.1089/dia.2017.0388

68. Lee AK, Lee CJ, Huang ES, et al. Risk factors for severe hypoglycemia in black and white adults with diabetes: The Atherosclerosis Risk in Communities (ARIC) study. Diabetes Care. 2017;40(12):1661-1667. doi: https://doi.org/10.2337/dc17-0819

69. Климонтов В.В. Влияние вариабельности гликемии на риск развития сердечно-сосудистых осложнений при сахарном диабете // Кардиология. — 2018. — Т. 58. — №10. — С. 80−87. [Klimontov VV. Impact of glycemic variability on cardiovascular risk in diabetes. Kardiologiia. 2018;58(10):80-87. (In Russ.)]. doi: https://doi.org/10.18087/cardio.2018.10.10152


Об авторах

Вадим Валерьевич Климонтов
Научно-исследовательский институт клинической и экспериментальной лимфологии – филиал ФГБНУ «Федеральный исследовательский центр Институт цитологии и генетики Сибирского отделения Российской академии наук»
Россия

д.м.н., профессор



Максим Валерьевич Дашкин
Научно-исследовательский институт клинической и экспериментальной лимфологии – филиал ФГБНУ «Федеральный исследовательский центр Институт цитологии и генетики Сибирского отделения Российской академии наук»
Россия


Дополнительные файлы

1. Рисунок 1
Тема
Тип Исследовательские инструменты
Посмотреть (21KB)    
Метаданные
2. Рисунок 2
Тема
Тип Исследовательские инструменты
Посмотреть (55KB)    
Метаданные
3. Рис. 1. Молекулярная структура глюкозы и 1,5-ангидроглюцитола.
Тема
Тип Прочее
Посмотреть (73KB)    
Метаданные
4. Рис. 2. Экскреция с мочой 1,5-ангидроглюцитола в условиях нормогликемии (слева) и гипергликемии (справа).
Тема
Тип Прочее
Посмотреть (373KB)    
Метаданные

Для цитирования:


Климонтов В.В., Дашкин М.В. 1,5-ангидроглюцитол при сахарном диабете: роль в диагностике, скрининге, оценке гликемического статуса и прогнозе осложнений. Сахарный диабет. 2020;23(3):250-259. https://doi.org/10.14341/DM10258

For citation:


Klimontov V.V., Dashkin M.V. 1,5-anhydroglucitol in diabetes: its role in diagnostics, screening, glycemic status assessment, and the prediction of complications. Diabetes mellitus. 2020;23(3):250-259. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/DM10258

Просмотров: 595


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2072-0351 (Print)
ISSN 2072-0378 (Online)