Preview

Сахарный диабет

Расширенный поиск

Длительный гликемический контроль и факторы, ассоциированные с ответом на помповую инсулинотерапию у детей

Полный текст:

Аннотация

Обоснование. За последние годы помповая инсулинотерапия, также известная как непрерывная подкожная инфузия инсулина (НПИИ), стала распространенным методом лечения детей с сахарным диабетом 1 типа (СД1). Несмотря на то что в целом дети с СД1 на помповой терапии достигают лучших показателей гликемического контроля, при этом отмечается значительная гетерогенность метаболических исходов среди отдельных пациентов, многие дети на НПИИ не достигают целевого уровня HbA1c.

Цель. Оценить уровень гликемического контроля и факторы, влияющие на эффективность длительного применения НПИИ у детей.

Материалы и методы. Проанализированы данные специализированного регистра пациентов с CД1, переведенных на помповую инсулинотерапию в возрасте 1–18 лет за более чем 3 года до момента исследования. Оценивались показатели гликированного гемоглобина (НbА), частота и факторы, значимо ассоциированные с ответом или прекращением использования НПИИ.

Результаты. Уровень НbА снизился по сравнению с исходными значениями на 0,7%, что сопровождалось увеличением числа пациентов, достигнувших целевого уровня НbА (<7,5%), с 17 до 36%. Лучший ответ отмечался при переводе на помповую инсулинотерапию у пациентов в возрасте до 6 лет, с НbА более 9%, а также у пациентов, регулярно использующих дополнительные болюсные и базальные функции и непрерывный мониторинг глюкозы. Основная причина прекращения использования инсулиновой помпы — неудобство использования и ношения — 47,7%. Факторы риска отказа от помпы: более поздний возраст перевода на НПИИ и частые эпизоды тяжелой гипогликемии.

Заключение. По результатам проведенного исследования показано, что помповая терапия является эффективным методом инсулинотерапии, который позволяет достигнуть более низкого уровня НbА по сравнению с исходными значениями.

Для цитирования:


Лаптев Д.Н., Емельянов А.О., Медведева Е.Д., Переверзева С.В., Петеркова В.А. Длительный гликемический контроль и факторы, ассоциированные с ответом на помповую инсулинотерапию у детей. Сахарный диабет. 2021;24(2):122-132.

For citation:


Laptev D.N., Emelyanov A.O., Medvedeva E.D., Pereverzeva S.V., Peterkova V.A. Long-term glycemic control and factors, associated with response to pump insulin therapy in children. Diabetes mellitus. 2021;24(2):122-132. (In Russ.)

За последние годы помповая инсулинотерапия, также известная как непрерывная подкожная инфузия инсулина (НПИИ), стала распространенным методом лечения детей с сахарным диабетом 1 типа (СД1). Значительному росту использования НПИИ способствовали технологическое совершенствование помп с момента их появления в 1970-х годах и понимание необходимости достижения целевого уровня гликемического контроля для снижения риска развития микро- и макрососудистых осложнений СД1 [1]. Помповая инсулинотерапия имитирует физиологическую секрецию инсулина лучше, чем в случае с множественными инъекциями инсулина (МИИ), и дает пациентам большую гибкость при приеме пищи и физической активности [2][3]. В нескольких метаанализах рандомизированных клинических исследований показано, что использование НПИИ у детей с СД1 сопровождается более низкими показателями НbА по сравнению с МИИ [4][5].

Несмотря на то что в целом дети с СД1 на помповой терапии достигают лучших показателей гликемического контроля, отмечается значительная гетерогенность метаболических исходов среди отдельных пациентов. Вместе с тем результаты проведенных ранее исследований указывают на то, что часть детей на НПИИ не достигают целевого уровня HbA1c [6]. Заметное число детей и подростков прекращают использование помповой инсулинотерапии спустя несколько лет после перевода на НПИИ по разным причинам [6][7].

Таким образом, выбор лучших кандидатов для НПИИ, у которых ожидается продолжительное использование помповой инсулинотерапии с положительным результатом, представляет собой серьезную клиническую проблему. Лишь в нескольких исследованиях были изучены отдельные факторы, которые могут быть использованы для оценки прогнозирования эффективности использования НПИИ [6–8].

ЦЕЛЬ

Оценить уровень гликемического контроля и факторы, влияющие на эффективность длительного применения НПИИ у детей.

МЕТОДЫ

Дизайн исследования

Объектом исследования являлась база данных специализированного регистра пациентов с СД1, переведенных на помповую инсулинотерапию. Проведен ретроспективный анализ.

Критерии соответствия

Критерии включения в анализ:

1.возраст от 1 до 18 лет на момент перевода на НПИИ;

2.длительность использования НПИИ не менее 3 лет до момента исследования;

3.наличие актуальных данных (анализируемых показателей) в регистре.

Критерии исключения из анализа:

1.СД не 1 типа, подтвержденный на момент исследования.

Условия проведения

Исследование проведено на базе детского отделения сахарного диабета ФГБУ «НМИЦ эндокринологии» Минздрава России. В соответствии с поставленной целью для последующего анализа были получены данные из специализированного регистра помповой инсулинотерапии Института детской эндокринологии ФГБУ «НМИЦ эндокринологии» Минздрава России (далее — регистр).

Всего на момент исследования в регистре содержались данные 1471 пациента, из них 458 полностью отвечали критериям включения (рис. 1).

Рисунок 1. Блок-схема отбора участников исследования.

Продолжительность исследования

Ретроспективный анализ базы данных специализированного регистра пациентов с СД1, использующих помповую инсулинотерапию не менее 3 лет.

Основной исход исследования

Уровень НbА и доля (%) участников с HbA1c <7,5% на момент исследования по сравнению с уровнем до перевода на НПИИ.

Дополнительные исходы исследования

  • Факторы, значимо ассоциированные с ответом на НПИИ.
  • Частота, структура и факторы, ассоциированные с прекращением использования НПИИ.

Методология исследования

Данные в регистр вносились из медицинской документации пациентов при получении ими медицинской помощи в амбулаторных и стационарных условиях. Учитывались данные как лабораторных исследований, так и анамнеза.

Анализируемые показатели

Показатели возраста, длительности НПИИ, длительности СД1 представлены на дату последнего внесения актуальной информации в регистр.

При проведении анализа в качестве критерия ответа (положительного эффекта) на помповую инсулинотерапию было принято достижение уровня НbА на момент проведения исследования менее 7,5% и/или снижение уровня НbА на 1% на момент проведения исследования по сравнению с исходным (до НПИИ) уровнем.

Использованием дополнительных настроек базального профиля считалось применение пациентом и/или его родителями временной базальной скорости и дополнительных базальных профилей. Использованием дополнительных болюсов считалось применение пациентом растянутого/квадратного, и/или двойного/комбинированного, и/или суперболюса. Использованием непрерывного мониторинга глюкозы (НМГ) считалось применение пациентом системы НМГ в реальном времени или флеш-мониторинга не менее 60% времени в течение предшествующих исследованию 3 мес. Бесплатным обеспечением расходными материалами к помпе считалось предоставление пациенту расходных материалов по месту жительства за счет бюджетных средств.

Данные о частоте диабетического кетоацидоза (ДКА) и тяжелой гипогликемии анализировались за весь период использования помповой инсулинотерапии.

Анализ в подгруппах

Помимо анализа в общей группе пациентов, показатели также анализировались в трех возрастных подгруппах в зависимости от возраста пациентов на момент перевода на НПИИ: от 0 до 6 лет, от 6 до 12 лет и от 12 до 18 лет.

Анализ эффективности НПИИ проводился в группе пациентов, продолжающих использовать помповую инсулинотерапию на момент проведения исследования. У пациентов, не использующих НПИИ на момент проведения исследования, проводился только анализ причин и факторов, ассоциированных с прекращением помповой инсулинотерапии.

Этическая экспертиза

Перед включением в регистр у пациентов или их законных представителей было получено информированное согласие на обработку и использование данных. Протокол исследования одобрен локальным Комитетом по этике ФГБУ «НМИЦ эндокринологии» Минздрава России (выписка из протокола №11 от 04.10.2015).

Статистический анализ

Размер выборки предварительно не рассчитывался. Обработка и анализ статистических данных проводились в программах Statistica 8.0 (StatSoft, США), SPSS Statistics v. 22 (IBM, США), MS Excel 2010 (Microsoft, США). Количественные данные представлены в виде медианы и интерквартильного размаха — Me (Q1–Q3) или среднего значения и 95% доверительного интервала (ДИ) — М [ 95% ДИ ], качественные — в виде абсолютных значений (n) и/или частот (%), данные о ДКА, тяжелой гипогликемии и частоте прекращения помповой терапии представлены в виде частоты эпизодов в пересчете на 100 пациентов в год. Различие между количественными признаками оценивалось с помощью U-критерия Манна–Уитни или критерия Уилкоксона для связных выборок с поправкой Бонферрони в случае множественных сравнений. Различия между качественными признаками оценивались с помощью критерия χ2 (Хи-квадрат) или двустороннего точного критерия Фишера. Различия между частотами ДКА и тяжелой гипогликемии оценивались с помощью двухстороннего Z-критерия. Для выявления предикторов ответа на помповую терапию и причин отказа от помповой терапии использована логистическая регрессия, данные регрессионного анализа представлены в виде регрессионных коэффициентов (В), отношения шансов (ОШ) и 95% ДИ. Значение р менее 0,05 считалось статистически значимым.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Участники исследования

Клиническая характеристика пациентов, включенных в исследование, представлена в табл. 1.

Таблица 1. Характеристика пациентов, включенных в исследование

Показатель

Продолжают НПИИ

n=458

Прервали НПИИ

n=112

Пол, муж.

47%

48%

Возраст, годы

14,2 (10,8–17,8)

16,2 (12,6–19,5)

Длительность СД1, годы

7,7 (5,8–10,6)

8,8 (6,6–11,5)

Длительность помповой терапии, годы

5 (3,8–6,5)

3 (1,1–4,4)

HbA1c, %

8 (7–9)

8,2 (7,1–9,4)

Примечание. Данные представлены в виде Me (Q1–Q3)/%.

Основные результаты исследования

Гликированный гемоглобин (HbA1c)

Средний уровень НbА во всей группе пациентов (n=458) статистически значимо снизился с 8,8% на момент перевода на НПИИ до 8,1% на момент проведения исследования (рис. 2). Таким образом, средняя разница между исходным и текущим уровнями составила 0,7% [ 95% ДИ 0,5–0,9]. Схожая тенденция в виде статистически значимого снижения уровня НbА на момент исследования относительно исходных значений наблюдалась при анализе пациентов во всех возрастных подгруппах. Так, средняя разница между исходным и текущим уровнями НbА составила: у пациентов в возрасте <6 лет (n=127) — 0,9% [ 95% ДИ 0,4–1,4]; у пациентов в возрасте 6–12 лет (n=211) — 0,5% [ 95% ДИ 0,2–0,8]; у пациентов в возрасте 12–18 лет (n=120) — 0,8% [ 95% ДИ 0,5–1,1].

Рисунок 2. Изменение уровня гликированного гемоглобина на момент исследования (непрерывная подкожная инфузия инсулина) относительно исходного уровня (исходно) у пациентов в разных возрастных группах. Данные представлены в виде: M/Me/Q1–Q3/10–90 перцентиль. P<0,05 — статистически значимые различия по сравнению с уровнем гликированного гемоглобина до перевода на помпу.

Число пациентов с уровнем НbА<7,5% в общей группе увеличилось более чем в 2 раза, с 17 до 36%. Число пациентов с уровнем НbА<7,5% у пациентов в возрасте <6 лет (n=127) увеличилось с 20 до 50%, у пациентов в возрасте 6–12 лет (n=211) — с 19 до 34%, у пациентов в возрасте 12–18 лет (n=120) — с 11 до 26%.

Изменение НbА после перевода на НПИИ зависело в значительной степени от исходного уровня НbА. Так, динамика НbА на момент исследования по сравнению с исходным уровнем была следующей: у пациентов с НbА≥9% — снижение на 2,0% [ 95% ДИ 1,7–2,4]; у пациентов с НbА 7,5–9% — снижение на 0,2% [ 95% ДИ 0,0–0,3]; у пациентов с НbА<7,5% — увеличение на 0,8% [ 95% ДИ 0,5–1,1].

Динамика НbА за время использования инсулиновой помпы во всей группе пациентов и в разных возрастных подгруппах представлена на рис. 3. В общей группе пациентов (n=458) в течение 7 лет после перевода на НПИИ показатели НbА были статистически значимо ниже исходного (перед НПИИ) уровня. В схожей манере показатели НbА были статистически значимо ниже: у пациентов в возрасте <6 лет (n=127) в первые 6 лет и на 8-м году НПИИ; у пациентов в возрасте 6–12 лет (n=211) — только в первые 4 года НПИИ; у пациентов в возрасте 12–18 лет (n=120) показатели НbА были статистически значимо ниже в первые 7 лет НПИИ.

Рисунок 3. Изменение уровня гликированного гемоглобина в зависимости от длительности помповой терапии у пациентов в разных возрастных группах. Данные представлены в виде: M/Me/Q1–Q3/10–90 перцентиль. * — статистически значимые различия по сравнению с уровнем гликированного гемоглобина до перевода на помпу.

Частота компенсации углеводного обмена, определяемая по уровню HbA1c менее 7,0 и 7,5% для всех пациентов, составила 36% и 18% соответственно. При этом число пациентов с уровнем НbА менее 7,0 и 7,5% статистически значимо (p<0,05), по сравнению с другими возрастными подгруппами, было больше в подгруппе пациентов, переведенных на помповую инсулинотерапию в возрасте <6 лет, и составило соответственно 50% и 25% против 34% и 18% у пациентов в возрасте 6–12 лет; 26% и 12% у пациентов в возрасте 12–18 лет.

Дополнительные результаты исследования

Ответ на помповую инсулинотерапию

Среди всех пациентов 53% (243) ответили, согласно принятым критериям (НbА менее 7,5% и/или снижение на 1%), на терапию НПИИ. По сравнению с пациентами, не ответившими на НПИИ на момент исследования, они были младше и имели более низкий исходный уровень НbА (табл. 2).

Таблица 2. Клиническая характеристика и показатели, ассоциированные с ответом на помповую инсулинотерапию

 

Не ответили
n=215 (47%)

Положительный эффект на НПИИ
n=243 (53%)

p

Логистическая регрессия

одномерная

многомерная

Пол, муж.

47%

48%

н/з

  

На момент исследования

Возраст, годы

15,2 (11,7–18,2)

13,8 (9,9–17,6)

<0,05

  

Длительность СД, годы

8,3 (6,2–10,6)

7,6 (5,6–10,6)

н/з

  

Длительность помповой терапии, годы

5,2 (4,1–6,5)

4,9 (3,8–6,5)

н/з

  

HbA1c, %

8,6 (8–10)

7,1 (6,7–7,6)

<0,05

  

Средняя частота самоконтроля

5 (4–7)

5 (4–8)

н/з

 

**

ДКА***

8,1

4,8

<0,05

*

 

Тяжелые гипогликемии***

2,8

2,3

н/з

  

Обеспечение расходными материалами

74%

73%

н/з

  

Использование дополнительных базальных функций

60%

77%

<0,05

*

**

Использование дополнительных болюсов

50%

64%

<0,05

*

 

Использование НМГ

25%

45%

<0,05

*

**

На момент перевода на НПИИ

Возраст, годы

9,6 (6,5–12,5)

8,2 (4,6–11,9)

<0,05

*

 

Возраст <6 лет

20%

35%

<0,05

*

 

Возраст 6–12 лет

52%

41%

<0,05

*

 

Возраст 12–18 лет

28%

24%

н/з

  

Длительность СД, годы

2,4 (1,3–4,5)

2,2 (1–4,2)

н/з

  

HbA1c, %

8,3 (7,8–8,8)

8,7 (7,7–10,3)

<0,05

*

**

HbA1c <7,5%

16%

18%

н/з

  

HbA1c ≥9%

19%

46%

<0,05

*

 
Примечание. Данные представлены в виде Me (Q1–Q3)/%; * и ** — уровень статистической значимости <0,05 для одномерной и многомерной логистической регрессии соответственно; *** — эпизодов на 100 пациентов в год или наличие/отсутствие для логистической регрессии.

 

Пациенты, ответившие на помповую терапию, на момент перевода на НПИИ были младше, имели более высокий уровень НbА, при этом длительность СД1 значимо не различалась по сравнению с пациентами, не ответившими на НПИИ. Среди пациентов, ответивших на НПИИ, преобладали дети в возрасте менее 6 лет с уровнем НbА более 9%, использовавшие дополнительные базальные и болюсные функции инсулиновой помпы и регулярно использовавшие НМГ. Из 147 пациентов, исходно имевших НbА более 9%, на помповую инсулинотерапию ответили 107 (73%), при этом уровень НbА снизился у 120 (82%) из них.

По данным одномерного логистического регрессионного анализа, ответ на помповую инсулинотерапию был статистически значимо связан с меньшим возрастом в целом (ОШ 0,95 [ 95% ДИ 0,91–0,99]; p=0,02) и в частности с возрастом до 6 лет до перевода на НПИИ (ОШ 2,2 [ 95% ДИ 1,4–3,4]; p<0,001), более высоким уровнем НbА до перевода на НПИИ (ОШ 1,3 [ 95% ДИ 1,2–1,5]; p<0,001), уровнем НbА≥9% до перевода на НПИИ (ОШ 3,7 [ 95% ДИ 2,4–5,6]; p<0,001), использованием дополнительных базальных (ОШ 2,1 [ 95% ДИ 1,4–3,1]; p<0,001) и болюсных (ОШ 1,7 [ 95% ДИ 1,2–2,5]; p=0,01) функций инсулиновой помпы, регулярным использованием НМГ (ОШ 2,5 [ 95% ДИ 1,7–3,8]; p<0,001). По данным многомерного логистического регрессионного анализа, ответ на помповую инсулинотерапию был статистически значимо связан с более высоким уровнем НbА до перевода на помпу (ОШ 1,5 [ 95% ДИ 1,3–1,7]; p<0,001), большей частотой самоконтроля (ОШ 1,1 [ 95% ДИ 1–1,2]; p=0,01), использованием дополнительных базальных функций инсулиновой помпы (ОШ 1,8 [ 95% ДИ 0,9–3,7]; p=0,04) и регулярным использованием НМГ (ОШ 3,2 [ 95% ДИ 1,9–5,4]; p<0,001).

Анализ причин и факторов, ассоциированных с прекращением помповой инсулинотерапии у детей с СД1

Анализ структуры причин и факторов, ассоциированных с прекращением НПИИ, проводился у 112 пациентов, не вошедших в основной анализ, которые на момент проведения исследования не использовали инсулиновую помпу. Сравнительная характеристика пациентов, прекративших и продолжающих использование НПИИ, представлена в табл. 3.

Таблица 3. Показатели, ассоциированные с прекращением использования помповой инсулинотерапии

Показатели

Не используют
n=112

Используют
n=458

p

Логистическая регрессия

одномерная

многомерная

Пол, муж.

48%

47%

н/з

  

Возраст (до помпы), годы

10,4 (6,8–13,3)

8,9 (5,7–12,2)

<0,05

*

**

Возраст <6 лет (до помпы)

21

28

н/з

  

Возраст 6–12 лет (до помпы)

39

46

н/з

  

Возраст 12–18 лет (до помпы)

40

26

<0,05

*

 

Длительность СД (до помпы), годы

2,4 (1,1–5,3)

2,2 (1,2–4,4)

н/з

  

HbA1c (до помпы), %

8,5 (7,6–9,7)

8,5 (7,7–9,5)

н/з

  

HbA1c <7,5% (до помпы)

21%

17%

н/з

  

HbA1c ≥9% (до помпы)

40%

33%

н/з

  

Частота самоконтроля

5 (4–8)

5 (4–8)

н/з

  

ДКА за время помповой терапии***

8,5

6,4

н/з

  

Тяжелые гипогликемии за время помповой терапии***

4,5

2,5

<0,05

  

Использование НМГ

28%

38%

<0,05

*

 
Примечание. Данные представлены в виде Me (Q1–Q3)/%; * и ** — уровень статистической значимости <0,05 для одномерной и многомерной логистической регрессии соответственно; *** — эпизодов на 100 пациентов в год или наличие/отсутствие для логистической регрессии.

Из 112 пациентов, прекративших использование НПИИ, 18 человек (16,1%) сняли инсулиновую помпу временно, на летнее время, и в дальнейшем планировали вернуться к ней. Таким образом, исходя из числа прекративших и продолжавших использовать помповую инсулинотерапию, общая частота отказа от НПИИ составила 19,6% (16,5% без учета снявших помпу на время). С учетом длительности поповой терапии до момента ее прекращения, частота прекращения НПИИ составила 3,9 случая на 100 пациентов в год (3,4 случая на 100 пациентов в год без учета снявших помпу на время). Чаще всего пациенты прекращали использовать НПИИ в возрасте от 12 до 18 лет. На момент проведения исследования пациенты, прекратившие использование инсулиновой помпы, были старше и имели более высокий уровень НbА по сравнению с пациентами, продолжающими использование НПИИ.

Структура причин, по которым пациенты прекратили использовать инсулиновую помпу, представлена на рис. 4. Основными причинами прекращения использования инсулиновой помпы в 47,4% случаев являлось неудобство ее использования (неудобство постоянного ношения внешнего устройства — 26,8%, неудобство в летнее время — 15,2% и при физических нагрузках — 5,4%). Другими причинами прекращения использования инсулиновой помпы были: стоимость расходных материалов (нет возможности приобретать самостоятельно, не получали бесплатно) — 19,6%; нежелательные явления при использовании помпы, такие как частые закупорки инфузионного набора, загибы катетера, эпизоды ДКА, гипогликемии — 14,3%; отсутствие эффекта — 11,6%; технические проблемы — 9,8%; отсутствие специалиста по НПИИ по месту жительства; недостаточная приверженность ребенка к лечению — 0,9%. Кроме того, в 8,9% случаев пациенты не указали определенной причины прекращения использования НПИИ.

Рисунок 4. Структура причин и частота прекращения использования помповой инсулинотерапии.

Пациенты, прекратившие использование помповой терапии, на момент перевода на НПИИ были старше, и у них была выше частота тяжелой гипогликемии за время использования помпы (табл. 3). Среди пациентов, прекративших использование помповой терапии, преобладали дети в возрасте 12–18 лет, не использующие на регулярной основе НМГ.

По данным одномерного логистического регрессионного анализа, прекращение помповой терапии было статистически значимо связано с большим возрастом в целом (ОШ 1,1 [ 95% ДИ 1–1,1]; p=0,02) и в частности с возрастом 12–18 лет на момент перевода на НПИИ (ОШ 1,9 [ 95% ДИ 1,2–2,9]; p<0,01). В то же время регулярное использование НМГ было связано с меньшей вероятностью прекращения использования НПИИ (ОШ 0,6 [ 95% ДИ 0,4–1]; p=0,046) (приложение 3).

По данным многомерного логистического регрессионного анализа, прекращение помповой терапии было статистически значимо связано только с большим возрастом на момент перевода на НПИИ (ОШ 1,1 [ 95% ДИ 1–1,1]; p=0,04) (приложение 4).

ОБСУЖДЕНИЕ

По результатам проведенного исследования было показано, что НПИИ является эффективным методом инсулинотерапии, который позволяет достигнуть более низкого уровня НbА по сравнению с исходными значениями (-0,7%), что сопровождается увеличением числа пациентов, достигших целевого уровня НbА (<7,5%), с 17 до 36%. После инициации НПИИ отмечается в целом длительная положительная динамика в течение 7 лет, при этом большая длительность положительного эффекта от перевода на помповую инсулинотерапию отмечается у пациентов, которые были переведены в возрасте 0–6 и 12–18 лет. Данные результаты во многом согласуются с результатами исследования, проведенного в 2016 г. [6], за исключением несколько большей длительности эффекта от НПИИ, показанного по результатам настоящего исследования.

Лучший ответ на НПИИ отмечался у пациентов, переведенных на помповую инсулинотерапию в возрасте до 6 лет и с уровнем НbА более 9%, а также использовавших дополнительные базальные и болюсные функции помпы, применявшиеся на регулярной основе НМГ. Данные результаты указывают, с одной стороны, на необходимость перевода на НПИИ в более раннем возрасте и, с другой стороны, подчеркивают тот факт, что сам по себе уровень НbА не должен являться основанием для отказа от перевода на помповую инсулинотерапию. Использование НМГ и больших возможностей инсулиновых помп являются хорошо известными факторами лучшего гликемического контроля [9–12], что указывает на необходимость обучения и мотивирования пациентов, родителей и врачей на использование этих возможностей.

При анализе причин и факторов, ассоциированных с прекращением использования помповой инсулинотерапии, показано, что число детей, отказавшихся от инсулиновых помп за все время с момента перевода на НПИИ, в исследованной выборке составило 20%. В пересчете на длительность помповой терапии частота прекращения НПИИ составила 3,9 случая на 100 пациентов в год. В структуре причин прекращения использования помповой инсулинотерапии преобладало неудобство использования и ношения инсулиновой помпы (47,7%). Факторами риска прекращения помповой инсулинотерапии были подростковый возраст (12–18 лет) на момент перехода на НПИИ и частые эпизоды тяжелой гипогликемии. В свою очередь, использование НМГ снижало риски отказа от помпы. Полученные результаты согласуются с ранее опубликованными данными регистра и отражают общемировые тенденции [6][7]. По сравнению с предыдущими результатами частота прекращения использования НПИИ стала меньше (3,9 против 4,6 случая на 100 пациентов в год), хотя структура причин не претерпела значительных изменений.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

У детей и подростков с СД1 перевод на НПИИ сопровождался снижением уровня НbА на 0,7% и увеличением числа компенсированных пациентов с 17 до 36%. Лучший ответ отмечался при переводе на помповую инсулинотерапию пациентов в возрасте до 6 лет, с HbA1c более 9%, а также у пациентов, регулярно использующих дополнительные болюсные и базальные функции и НМГ. Число детей, прекративших использование НПИИ, составило 20%, в среднем через 5,6 года. Основной причиной прекращения использования инсулиновой помпы являлось неудобство использования и ношения — в 47,7% случаев. Были выявлены факторы риска отказа от помпы: старший возраст перевода на НПИИ и частые эпизоды тяжелой гипогликемии.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

Приложение 1. Результаты одномерной логистической регрессии. Данные представлены в виде регрессионных коэффициентов (В), отношения шансов (ОШ) и 95% доверительного интервала (ДИ)

Показатели

B

S.E.

Wald

df

p

ОШ

95% ДИ

Пол, муж.

0,012

0,187

0,004

1

0,95

1,0

0,7

1,5

На момент исследования

Частота самоконтроля

0,04

0,03

1,43

1,00

0,23

1,0

1,0

1,1

ДКА за время помповой терапии

-0,652

0,229

8,099

1

<0,01

0,5

0,3

0,8

Тяжелые гипогликемии за время помповой терапии

-0,289

0,315

0,844

1

0,36

0,7

0,4

1,4

Обеспечение расходными материалами

0

0,214

0,075

1

0,78

0,9

0,6

1,4

Использование дополнительных базальных функций

0,719

0,206

12,147

1

<0,01

2,1

1,4

3,1

Использование дополнительных болюсов

0,533

0,192

7,667

1

0,01

1,7

1,2

2,5

Использование НМГ

1

0,204

20,512

1

<0,01

2,5

1,7

3,8

На момент перевода на НПИИ

Возраст (до помпы), годы

-0,05

0,02

5,15

1,00

0,02

0,95

0,9

1,0

Возраст <6 лет (до помпы)

0,796

0,218

13,277

1

<0,01

2,2

1,4

3,4

Возраст 6–12 лет (до помпы)

–0,458

0,189

5,89

1

0,02

0,6

0,4

0,9

Возраст 12–18 лет (до помпы)

-0,211

0,213

0,986

1

0,32

0,8

0,5

1,2

Длительность СД (до помпы), годы

-0,017

0,031

0,298

1

0,59

1,0

0,9

1,0

HbA1c (до помпы), %

0,28

0,07

18,63

1,00

<0,01

1,3

1,2

1,5

HbA1c <7,5% (до помпы)

0,15

0,25

0,34

1,00

0,56

1,2

0,7

1,9

HbA1c ≥9% (до помпы)

1,30

0,22

35,21

1,00

<0,01

3,7

2,4

5,6

Приложение 2. Результаты многомерной логистической регрессии. Данные представлены в виде регрессионных коэффициентов (В), отношения шансов (ОШ) и 95% доверительного интервала (ДИ)

Показатели

B

S.E.

Wald

df

p

ОШ

95% ДИ

Пол, муж.

0,11

0,21

0,26

1,00

0,61

1,1

0,7

1,7

На момент исследования

Использование дополнительных базальных функций

0,61

0,35

3,02

1,00

0,04

1,8

0,9

3,7

Использование дополнительных болюсов

0,09

0,33

0,08

1,00

0,77

1,1

0,6

2,1

Использование НМГ

1,17

0,26

20,32

1,00

<0,01

3,2

1,9

5,4

Обеспечение расходными материалами

-0,10

0,25

0,16

1,00

0,69

0,9

0,6

1,5

Частота самоконтроля

0,09

0,04

6,22

1,00

0,01

1,1

1,0

1,2

На момент перевода на НПИИ

Возраст (до помпы), годы

-0,01

0,03

0,18

1,00

0,67

1,0

0,9

1,1

Длительность СД (до помпы), годы

0,02

0,04

0,25

1,00

0,62

1,0

0,9

1,1

HbA1c (до помпы), %

0,40

0,08

27,14

1,00

<0,01

1,5

1,3

1,7

Константа

-4,75

0,90

28,13

1,00

<0,01

0,0

 

 

Приложение 3. Результаты одномерной логистической регрессии. Данные представлены в виде регрессионных коэффициентов (В), отношения шансов (ОШ) и 95% доверительного интервала (ДИ)

Показатели

B

S.E.

Wald

df

p

ОШ

95% ДИ

Пол, муж.

-0,01

0,21

0,00

1,00

0,96

1,0

0,7

1,5

Возраст (до помпы), годы

0,06

0,03

5,97

1,00

0,02

1,1

1,0

1,1

Возраст <6 лет (до помпы)

-0,40

0,26

2,38

1,00

0,12

0,7

0,4

1,1

Возраст 6–12 лет (до помпы)

-0,28

0,22

1,67

1,00

0,20

0,8

0,5

1,2

Возраст 12–18 лет (до помпы)

0,64

0,22

8,39

1,00

<0,01

1,9

1,2

2,9

Длительность СД (до помпы), годы

0,03

0,03

0,54

1,00

0,46

1,0

1,0

1,1

HbA1c (до помпы), %

-0,01

0,06

0,03

1,00

0,87

1,0

0,9

1,1

HbA1c <7,5% (до помпы)

0,26

0,27

0,93

1,00

0,34

1,3

0,8

2,2

HbA1c ≥9% (до помпы)

0,32

0,22

2,12

1,00

0,15

1,4

0,9

2,1

Частота самоконтроля

0,00

0,04

0,00

1,00

0,95

1,0

0,9

1,1

ДКА за время помповой терапии

0,13

0,48

0,07

1,00

0,79

1,1

0,4

2,9

Тяжелые гипогликемии за время помповой терапии

1,27

0,92

1,91

1,00

0,17

3,6

0,6

21,5

Использование НМГ

-0,47

0,24

3,97

1,00

0,046

0,6

0,4

1,0

Приложение 4. Результаты многомерной логистической регрессии. Данные представлены в виде, регрессионных коэффициентов (В), отношения шансов (ОШ) и 95% доверительного интервала (ДИ)

Показатели

B

S.E.

Wald

df

p

ОШ

95% ДИ

Пол, муж.

-0,03

0,23

0,02

1,00

0,88

1,0

0,6

1,5

Возраст (до помпы), годы

0,06

0,04

3,30

1,00

0,04

1,1

1,0

1,1

Длительность СД (до помпы), годы

-0,07

0,05

1,98

1,00

0,16

0,9

0,9

1,0

HbA1c (до помпы), %

0,01

0,07

0,01

1,00

0,94

1,0

0,9

1,1

Частота самоконтроля

0,00

0,04

0,00

1,00

0,96

1,0

0,9

1,1

ДКА за время помповой терапии

0,02

0,48

0,00

1,00

0,97

1,0

0,4

2,6

Тяжелые гипогликемии за время помповой терапии

1,49

0,99

2,26

1,00

0,13

4,4

0,6

30,9

Использование НМГ

-0,37

0,29

1,62

1,00

0,20

0,7

0,4

1,2

Constant

-1,90

0,79

5,73

1,00

0,02

0,2

 

 

Список литературы

1. Zinman B, Genuth S, Nathan DM. The Diabetes Control and Complications Trial/Epidemiology of Diabetes Interventions and Complications Study: 30th Anniversary Presentations. Diabetes Care. 2014;37(1):8-8. doi: https://doi.org/10.2337/dc13-2111

2. Sherr JL, Tauschmann M, Battelino T, et al. ISPAD Clinical Practice Consensus Guidelines 2018: Diabetes technologies. Pediatr Diabetes. 2018;19:302-325. doi: https://doi.org/10.1111/pedi.12731

3. Дедов И.И. и др. Инсулиновая помпа (помощь врачу и пациенту для эффективного управления диабетом). — М.; 2014. 126 с. [Dedov II et al. Insulinovaya pompa (pomocsh vrachu i pacientu dlya effektivnogo upravlenia diabetom). Moscow; 2014. 126 p. (In Russ.)].

4. Benkhadra K, Alahdab F, Tamhane SU, et al. Continuous subcutaneous insulin infusion versus multiple daily injections in individuals with type 1 diabetes: a systematic review and meta-analysis. Endocrine. 2017;55(1):77-84. doi: https://doi.org/10.1007/s12020-016-1039-x

5. Pańkowska E, Błazik M, Dziechciarz P, et al. Continuous subcutaneous insulin infusion vs. multiple daily injections in children with type 1 diabetes: a systematic review and meta-analysis of randomized control trials. Pediatr Diabetes. 2009;10(1):52-58. doi: https://doi.org/10.1111/j.1399-5448.2008.00440.x

6. Лаптев Д.Н., Переверзева С.В., Емельянов А.О., Петеркова В.А. Мониторинг применения помповой инсулинотерапии у детей, подростков и молодых пациентов с сахарным диабетом 1 типа в Российской Федерации // Проблемы эндокринологии. — 2018. — Т. 64. — №2. — С. 85-92. doi: https://doi.org/10.14341/probl8756

7. Tanenbaum ML, Hanes SJ, Miller KM, et al. Diabetes Device Use in Adults With Type 1 Diabetes: Barriers to Uptake and Potential Intervention Targets. Diabetes Care. 2017;40(2):181-187. doi: https://doi.org/10.2337/dc16-1536

8. Overgaard Ingeholm I, Svensson J, Olsen B, et al. Characterization of metabolic responders on CSII treatment amongst children and adolescents in Denmark from 2007 to 2013. Diabetes Res Clin Pract. 2015;109(2):279-286. doi: https://doi.org/10.1016/j.diabres.2015.05.027

9. Pańkowska E, Szypowska A, Lipka M, et al. Application of novel dual wave meal bolus and its impact on glycated hemoglobin A1c level in children with type 1 diabetes. Pediatr Diabetes. 2009;10(5):298-303. doi: https://doi.org/10.1111/j.1399-5448.2008.00471.x

10. Ramotowska A, Golicki D, Dżygało K, Szypowska A. The Effect of Using the Insulin Pump Bolus Calculator Compared to Standard Insulin Dosage Calculations in Patients with Type 1 Diabetes Mellitus - Systematic Review. Exp Clin Endocrinol Diabetes. 2013;121(05):248-254. doi: https://doi.org/10.1055/s-0032-1331708

11. Pańkowska E, Błazik M, Groele L. Does the Fat-Protein Meal Increase Postprandial Glucose Level in Type 1 Diabetes Patients on Insulin Pump: The Conclusion of a Randomized Study. Diabetes Technol Ther. 2012;14(1):16-22. doi: https://doi.org/10.1089/dia.2011.0083

12. Langendam M, Luijf YM, Hooft L, et al. Continuous glucose monitoring systems for type 1 diabetes mellitus. Cochrane Database Syst Rev. 2012;19:75-83. doi: https://doi.org/10.1002/14651858.CD008101.pub2

13. Phelan H, Lange K, Cengiz E, et al. ISPAD Clinical Practice Consensus Guidelines 2018: Diabetes education in children and adolescents. Pediatr Diabetes. 2018;19:75-83. doi: https://doi.org/10.1111/pedi.12762


Об авторах

Д. Н. Лаптев
Национальный медицинский исследовательский центр эндокринологии
Россия

Лаптев Дмитрий Никитич, доктор медицинских наук, e-library SPIN: 2419-4019


Конфликт интересов:

нет



А. О. Емельянов
Национальный медицинский исследовательский центр эндокринологии
Россия

Емельянов Андрей Олегович - кандидат медицинских наук; e-library SPIN: 8110-5540.

117036, г. Москва, ул. Дм. Ульянова, д. 11


Конфликт интересов:

нет



Е. Д. Медведева
Национальный медицинский исследовательский центр эндокринологии
Россия

Медведева Елена Джоновна; e-library SPIN: 4829-2175


Конфликт интересов:

нет



С. В. Переверзева
Национальный медицинский исследовательский центр эндокринологии
Россия

Переверзева Светлана Владимировна; eLibrary SPIN: 3972-2831


Конфликт интересов:

нет



В. А. Петеркова
Национальный медицинский исследовательский центр эндокринологии
Россия

Петеркова Валентина Александровна - доктор медицинских наук, профессор, академик РАН; e-library SPIN: 4009-2463


Конфликт интересов:

нет



Дополнительные файлы

Для цитирования:


Лаптев Д.Н., Емельянов А.О., Медведева Е.Д., Переверзева С.В., Петеркова В.А. Длительный гликемический контроль и факторы, ассоциированные с ответом на помповую инсулинотерапию у детей. Сахарный диабет. 2021;24(2):122-132.

For citation:


Laptev D.N., Emelyanov A.O., Medvedeva E.D., Pereverzeva S.V., Peterkova V.A. Long-term glycemic control and factors, associated with response to pump insulin therapy in children. Diabetes mellitus. 2021;24(2):122-132. (In Russ.)

Просмотров: 205


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2072-0351 (Print)
ISSN 2072-0378 (Online)